alp.org.ua / Альпинизм / Дорога на Эверест (Л.Н.Филимонов). Часть 2

Дорога на Эверест (Л.Н.Филимонов). Часть 2

Дорога на Эверест (Л.Н.Филимонов). Часть 1

19. Около 13.30  подошли к огромному палаточному городку – базе строительства дороги на Ронгбук.

Лагерь организован здесь лишь вчера. На огромной площади, на плоском дне долины, установлены белые и зелёные шатровые палатки – в несметном количестве.

Громадные штабеля мешков с рисом и мукой. Грудами навалены лопаты, ломы, топоры, кирки, запасы брёвен для мостов. Несколько грузовиков разгружают вновь привезённые запасы. Тут же тянутся караваны яков и ишаков, доставляя грузы группам, уже вышедшим вперёд к перевалу.

20.    Механизации нет, всё выполняется вручную лопатами и ломами. Ручными молотами дробят камни, кирками разрабатывают глинисто – галечный конгломерат. Взрывных работ тоже не производят, участки скал пока обходят. Грунт перемещают в мешках, корзинах, либо в жестяных ковшах на бамбуковых коромыслах.

21.    Места здесь голые, пустынные, селений и полей не видно. Лиши изредка кустики высохшей травы жёлтой и ломкой.


Галька, песок, глина сильный ветер несёт клубы пыли, солнце нещадно припекает. А в затенённых местах ледок. Одна за другой тянутся бесснежные горные цепи, громоздясь бесконечным волнами и теряясь вдали. И неожиданно широкое и какое-то радостное небо…

22.    Слабые порывы ветра наносят запахи кочевья – кисловатого дымка костров, пота ещё не остывших лошадей. Перед глазами стоят сцены лагеря строителей, работ на шоссе, переселения народов… Какой же силой духа должны обладать люди, чтобы жить и строить здесь в этой невероятной, неземной, почти марсианской обстановке. И вся каша заварена для обеспечения восхождения. Вот так. Оказывается, суждено осуществится мальчишеской мечте об Эвересте.

23.    5 ноября. Тянется время, медленно бредёт караван, по равнодушному небу плывут редкие облака… И опять цокают копыта. И, по-прежнему, бренчит котелок, и неустанно гонит клубы пыли ветер, как бичом хлещут, обжигая солнечные лучи. Солнце поднимается всё выше и выше…

24.    После перевала опять безжизненные сухие ущелья. Резкий встречный ветер. Облака пыли сокращают видимость до сотни – другой метров. Пыль лезет в горло, дышать трудно, мучает кашель, капюшон штормовки не спасает. Проходит час, проходит другой – всё та же жара, всё тот же ветер, всё та же пыль. К счастью, кончается день.

Ф45

25.    Еду повар альпинистской группы готовит плохую, малопитательную, и нам приходится худо. Перед концом дня готовы отгрызть уши у лошади, чтобы хоть чего – нибудь пожевать.

26.    Чиновник составляет документ – расписку, свидетельствующую об уплате за караван. Он пишет, держа лист бумаги на коленях. Оказывается, на коленях пишут вполне сознательно — класть бумагу на стол попросту не полагается, это считалось бы неуважением к тибетскому языку, на котором написаны священные тексты. Ну и дела! Вместо печати он прикладывает свой палец, смочив его чернилами. Приходит группа караванщиков. Приносят большой деревянный поднос, на него кладут рубаху одного из тибетцев, и быстро пересчитав серебро, перекладывают туда. Занятно как считают монеты. Старший пересчитал два столбика по 20 юаней – самый низкий и самый высокий сравнял по высоте – и дело с концом.

27.    Постепенно разворачивается панорама города. Она сказочно красива. Дома построены на разных уровнях горного склона. Сливаясь один с другим, они создают впечатление одной многоэтажной постройки, поражающей высотой и размерами. По мере приближения становятся различимы отдельные постройки, изогнутые крыши и многочисленные золотые шпили на них.

Не сходя с лошадей, вертимся в сёдлах, пытаясь заснять город. Здесь я остро пожалел, что взял с собой только черно- белую плёнку, опасаясь испортить цветную при транспортировке. Перед нами древнейшая из столиц Тибета – город Сакья.

Древнейшая из столиц Тибета – город Сакья

28.    Внезапно дошло, почему возникает ощущение сказочности каждый раз, как сталкиваешься с чем-нибудь самобытно – тибетским: живое средневековье в 1958 году!..

А вместо фантастической машины времени у нас для путешествия по средним векам вполне реальные, простецкие коняги со свастиками на лбу.

29.    7 ноября. Впереди за грядами холмов, сквозь дымку светлыми тенями выступают очертания громадных снежных гор.


Чем больше вглядываюсь, тем сильнее впечатление, что вершины чем- то очень знакомы! Продолжаю вглядываться. Вначале робко и неуверенно, потом всё отчётливее вызревает мысль, которая затем овладевает всем моим существом. – Ведь это же Эверест! Самая правая вершина – Эверест! В памяти встают фотографии и карты над которыми склонялся годами… На нас смотрит Северное ребро, седловина, что левее. – Южное седло, вершина слева от седловины — Лхо-тзе, верхушка хребта, едва выглядывающая из-за холмов, — Нуп-тзе, а острая вершина, далеко слева от всей этой группы – Макалу! Здравствуй, Эверест, здравствуй, Джомолунгма, вот мы и увиделись с тобой наяву, вершина моей мечты. И ты по тибетскому обычаю приветствуешь нас белым облаком хата. Спасибо, Джомолунгма! Мы шли к тебе с края света. И мы увиделись с тобой седьмого ноября. Мы не забудем теперь ни облачного хата, которое так близко и священно для тебя, ни этой даты, что священна для нас. Кто сердцем, кто разумом, постигая свершившееся, один за другим прекращаем движение. Караван останавливается. Недоумение солдат – для отдыха не подходит ни время, ни место – сменяется улыбками, когда они узнают, что впереди Джомолунгма.

30.    9 ноября.

 Объявлен порядок движения: Ни в коем случае не перегонять конвой и не отставать от него, по красной ракете спешится и укрыться от обстрела…

31.    10 ноября. Шекар. Каждый раз ранит и вновь бередит душу эта ежедневная демонстрация повсеместной, поголовной потрясающей бедности.


Сегодня это чувство особенно сильно. Так убоги в этом селении облупленные полуразвалившиеся  глинобитные лачужки. На всех без исключения людях – ветхая, выгоревшая, истрепавшаяся. Чиненная — перечиненная одежда из овчины и домашнего сукна – заплата на заплате. Истощённые. Болезненные. Преждевременно состарившиеся лица.  И масса детей – на руках, на плечах, привязанных за спиной под халатами. Тройка карапузов мал, мала меньше. Выпятив вздутые животы – голышом на утреннем морозе, — топая кривыми ногами, взобрались на кучу мусора, чтобы лучше видеть. И как ласковы, внимательны люди к детям, с такими ясными улыбками слушают их лепет…

32.    Шекар виден издалека благодаря своеобразному расположению его монастыря.


На стоящей одиноко остроконечной горушке, возвышающейся на несколько сотен метров над долиной, от самого подножия выстроены высокие прочные стены, с боевыми башнями и бойницами.

Стены эти смыкаются на вершине. Внутри пространства, огороженного стенами, в ложбине над высоким крутым обрывом теснятся белые многоэтажные строения монастыря. Пройти в него можно только по узкой тропе, вырубленной на скальном отвесе, к тому же через несколько внушительных боевых башен. Ого! Святые отцы не плохо разбираются в фортификации и не жалели труда, чтобы преградить доступ к своим святыням. Таких мощных оборонительных сооружений мы ещё не видели. Впрочем, монахи Шекара заботятся отнюдь не о буддистских святынях: Моральные принципы буддизма здесь только для отвода глаз, в народе же властители Шекара известны тем, что в течении нескольких веков совмещают святые дела со спекуляцией золотом, на поприще спекуляций они не имеют себе равных. По крайней мере, в Тибете… Россыпи коренных золотоносных пород довольно часты в Тибете. Однако, ламы из Шекара не утруждают себя организацией их разработки.  Есть более верные средства приобрести дёшево – неурожай, падёж скота, голод, болезнь. Дело приносит верный и немалый доход, и не желая рисковать потерей добычи, святые отцы превратили монастырь в крепость… «Сердца их чернее угля и твёрже камня», — говорит народная Тибетская поговорка.

33.    Шекар – уездный центр переднего Тибета, поэтому, опасаясь вооруженных выступлений, пулемётчики занимают огневые позиции, опять посылается отряд для прочёсывания города.

34.    Все страшно грязны – не моются по году. Бытует поверье, что тот, кто моется, лишь открывает болезням дорогу внутрь себя. Вначале это производило на нас отталкивающее впечатление.  Но постепенно мы на собственном опыте убеждаемся в том, что в существующих условиях мытья, по существу, некогда или  негде.

Утром отрицательные температуры, ручьи покрыты корочкой льда. Днём, когда тепло, обычно поднимается сильный ветер. Он гонит клубы пыли и в таких условиях размываться бессмыслено. Уже в Шекаре мы с некоторым удивлением поймали себя на том, что в последнее время умываемся не каждый день…

35.    На встречу попадается караван. Его сопровождает высокий молодой человек с гордой осанкой. За плечами у него винтовка, в дуло воткнут султан из красноватой шерсти. Как- то очень он не похож на забитых тибетцев. Не меньшее удивление вызывают украшения на ишаках.


На шею каждого надето нечто вроде ошейника, к которому прикреплены пустотелые латунные шары. В шарах что- то перекатывается и позванивает при каждом шаге. К нижней части ошейника привязана большая кисть из шерсти, окрашенной в красноватый цвет. Такие же, но меньшего размера кисти понавязаны повсеместно на всей упряжке. Везде, где только можно, к сбруе прикреплены начищенные латунные бляшки. На вьюке переднего ишака укреплено знамя – государственный флаг Непала. Толя Ковырков, разглядев всё это великолепие, закатывается хохотом. Несколько отдышавшись, он заявляет. Что неплохо бы войти с ходатайством о награждении подобными украшениями спортсменов – рекордсменов. Вот было бы разговоров!

36.    Повсюду сидят вороны – чёрные, гладкие, зловеще спокойные, внимательно посматривают кругом.


Так и, кажется, что чёрные могильщики приглядываются к каждому, ещё живому: скоро ли кончишь свой путь, скоро ли попадёшь на закуску?

37.    16 ноября.

Наконец то — свершилось! С гребня одной из моренных гряд видны массивы Эвереста.

Массивы Эвереста

Чанг – тзе, цирк главного Ронгбукского ледника, вход в ущелье восточного Ронгбука — словом всё! Я был счастлив: сбылась заветная мечта – увидеть Эверест, увидеть Ронгкбук.

Не слыша призыва наших друзей соблюдать бдительность, заботиться о безопасности, нещадно погоняя удивлённых коняг, мы трое чуть ли не вскачь разъезжаем по моренным грядам.

 И смотрим, смотрим, смотрим…  Это  окрыляющее, ослепительное чувство, это счастье сбывшейся мечты надо хоть раз пережить каждому.  Как оно очищает душу, какие силы оно даёт! Люди называют его по разному: борец – счастье победы, учёный или артист – радость творчества, все люди счастьем сбывшейся мечты, — но основа его едина. Как прекрасен был бы мир, если бы всем удавалось проносить через жизнь это душевное состояние! Альпинисты. Эти пожилые чудаки, отзывающиеся на детские имена Витя, Вова, Коля, Саша, Яша, которые каждое лето променивают солнечное тепло на ледяной холод вечных снегов, не так уж нелепы, как кажется со стороны. Попросту они нашли способ часто переживать это восхитительное чувство – радость победы, радость творчества, счастье сбывшейся мечты…

38.    Наконец-то открывается чортень Ронгбукского монастыря. Шпиль чортеня, высокий, золочёный на белом основании, ни дать ни взять – высоковольтный изолятор – горит на солнце, проецируясь  на Эверест.

39.    В 15.15 над Эверестом начало быстро развиваться чечевицеобразное облако.

Чечевицеобразное облако над Эверестом

К 16 часам оно стало очень большим. Неужели упустили погоду? Мы сильно понервничали в это время…
40.    Внизу решили отправить лошадей обратно, а альпинистам спустится в карман между береговой мореной и телом ледника Главный Ронгбук.

41.    После долгих обсуждений в конце концов нам пришлось согласится на предложение Сюй дина: делится на две группы и осматривать оба варианта пути. Это требовалось инструкциями, полученными от руководства всекитайского комитета физкультуры и спорта. Организуем общий промежуточный лагерь у слияния Восточного и главного Ронгбука.

Оттуда на Восточный Ронгбук пойдут восемь человек: Белецкий (руководитель), Ши Дин (заместитель руководителя) Ковырков, Ван Фучджоу, Пен Шули, и три носильщика. На Главный Ронгбук пойдут Сюй Дин (руководитель), Филимонов (заместитель руководителя), Лю Льянман, Чен Чжунчан, Чжао Гогуан и три носильщика – тоже восемь человек. Начнём выход сегодня. Кончим 25 ноября, а в случае плохой погоды продлим выход до 26 – 27-го.

Материал подготовил: Леонид Мач (г.Москва)

Источник статьи: Проект ALP

(Продолжение следует …)

Использование данного материала на других ресурсах возможно только с разрешения автора!

Дорога на Эверест (Л.Н.Филимонов). Часть 1

Дорога на Эверест (Л.Н.Филимонов). Часть 2

Дорога на Эверест (Л.Н.Филимонов). Часть 3

 

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...

3 комментария

  1. Книга Филимонова называется «Дорога на Эверест». Для обеспечения китайской экспедиции и освоения трудно доступных областей Тибета была построена автомобильная дорога от Лхасы до Ронгбука.

Добавить комментарий