alp.org.ua / Альпинизм / Забег на Хан-Тенгри в 1993 году

Забег на Хан-Тенгри в 1993 году

В последние горы бурно развивается скайраннинг — забеги на вершины. Если вспомнить историю советского альпинизма — организованные забеги на склонах Эльбруса проводились еще при подготовке и отборе участников в первую Гималайскую экспедицию 1982 года и экспедицию на Канченджангу в 1989. В 1993 на Тянь-Шане состоялся забег на Хан-Тенгри — из базового лагеря до вершины и обратно. Кроме наших спортсменов, в нем приняли участие два известных американских альпиниста — Алекс Лоу и Канрад Анкер, которые и стали победителями. Единственная женщина, участвовавшая в забеге — Ирина Вяленкова из Белоруссии. А третье место занял малоизвестный тогда альпинист из Свердловска (Екатеринбурга) Андрей Кузнецов.
Рассказ Андрея Кузнецова об участии в забеге на Хан-Тенгри 20 лет назад, в 1993 году.

Хан-Тенгри. 20 лет назад.

До 1993 года наверно самыми организованными забегами на высокие горы были забеги наших сильнейших альпистов Советского Союза в рамках отбора и подготовки к первой гималайской экспедиции на Эверест. Затем появились примеры скоростных восхождений в лице Глеба Соколова, Анатолия Букреева и других на семитысячники и восьмитысячники. Результаты, которых поражали воображение.

Находясь в этом (2013) году под пиком Коммунизма я познакомился, 20 лет спустя, с Сергеем Пензовым, который был одним из сильнейших участников забега на пик Хан-Тенгри в 1993 году. Его самые теплые и добрые воспоминания, о том памятном соревновании вдохновили меня на эту статью, поскольку я тоже имел прямое отношение к этому поединку.

Начну от себя. Я, Кузнецов Андрей был тогда молод, приехал со сборной Свердловской области на Южный Иныльчек. Наша сборная участвовала в Чемпионате СССР. Мне отводилась простая роль помогать в лагере, делать заброски и водить японцев. Поскольку я был привязан к японцам, так уж получилось, что я не сходил на Хан-Тенгри. Времени оставалось мало, а тут соревнования — забег на Хан-Тенгри, организованные Владимиром Анатольевичем Комиссаровым. Главным судьей был старший гид Сергей Клованич из Одессы.

Я пришел к ним и сказал, что я тоже хочу участвовать в забеге, на что Николай Шевченко (известный альпинист и руководитель альпинистов Сибирского военного округа), отвечающий за соревнования и Владимир Комиссаров спросили: «А ты кто такой? Какие восхождения у тебя в активе? и т.д.»  За спиной у меня тогда был только пик Ленина, мотивация сходить на Хан-Тенгри и акклиматизация не выше 6400 м, т.к. из-за японцев выше я не поднялся.

Мне популярно объяснили, что я «зеленый» для таких соревнований, аргументируя: «что все участники опытные альпинисты — не с одним десятком восхождений на семитысячники, и тем, что нам несчастных случаев на соревнованиях не надо в общем «свободен, сиди дома».

Повстречавшись несколько раз, с организаторами мы все-таки нашли компромисс. Поскольку они меня не знали, то попросили у меня поручительство какого-нибудь известного альпиниста, в котором будет указано, что я способен на самостоятельное скоростное восхождение на Хан-Тенгри.

Я стремглав побежал к Александру Агафонову, который на тот момент входил в десятку сильнейших альпинистов СССР. По работе с японцами он меня знал и поэтому поручился за меня, за этот поступок и за то, что верил в меня ему ОГРОМНОЕ СПАСИБО. Вернувшись в судейский корпус с запиской от Агафонова, его авторитет и текст письма удовлетворил требования оценочной комиссии.

В то время только начинался коммерческий альпинизм — когда люди платят деньги и идут куда хотят. Имея за спиной школу Советского альпинизма, с четкими выстроенными правилами, процедурами и т.д. Николай Шевченко взял поручительство Агафонова и сказал: «Хорошо, сейчас другое время, раньше бы я тебя точно не пустил, но надо все — таки давать дорогу и возможность молодым….»

Далее с меня взяли расписку, что я сам сознательно иду на этот шаг, понимаю все риски и в случае чего, никого винить не следует.

Последним третьим условием со стороны организаторов была врученная мне военная радиостанция «Карат», которую я должен был тащить на себе во время забега и каждый час выходить на связь и докладывать — где я нахожусь.

Огромное спасибо Николаю Шевченко (светлая ему память) и Владимиру Комиссарову, которые пошли тогда мне на встречу.

Мне объяснили общие правила участия: На все соревнования отводилось трое суток, в течении которых каждый участник имел право стартовать в любое удобное для него время. Ночью, днем, когда угодно. Важно только чтобы судьи заранее были оповещены и зафиксировали старт непосредственно в лагере у стартовой палатки. Отсечка времени по приходу обратно в лагерь.

Старт и финиш в базовом лагере Комисарова, который располагался на морене ледника Южный Инылчек на высоте 4100 м под пиком Горького, на вершине Хан-Тенгри в качестве доказательства каждый участник должен был повесить свой номерной замочек на треногу.

Я стартовал в 5:26 утра. Судья сказал, что в 5:00 передо мной стартанули двое американцев Алекс Лоу (погиб на Шиша Пангме) и Конрад Анкер (главный герой и организатор ретро восхождения на Эверест по пути Мэллори), которые специально приехали после Эвереста на этот забег, чтобы выиграть его.

Скоростное восхождение проходило в гордом одиночестве до 5500 м, затем я увидел спины Лоу и Конрада, что прибавило мне бодрости, поскольку они считались явными фаворитами этого забега. Придя в снежную пещеру на перемычке, я встретил судей и американцев.

хронометраж восхождения Алекса Лоу

Американцы бежали в кроссовках до перемычки, я соответственно, в обрезанных валенках «прощай молодость». При виде моей уникальной обуви у окружающих на лоб полезли глаза, были какие то шутки, вопросы, но мне было не до этого, я был собран и заряжен на результат.

Короткие фразы, чай, одевание ботинок «Кофлак», кошек, системы. И вот я уже на перемычке — американцы впереди. Уверенно дышу в спину беглецам, но приходится каждый час — тратить силы и драгоценное время на развертывание военного 1,5 килограмового «Карата», выходить в эфир и докладывать свои координаты.

Поэтому я то догонял, то давал фору горовосходителям. Фора в сумме наверно была приличная, поскольку приходилось:

  • регулярно следить за временем,
  • выходить на связь каждый ровный час, снимать быстро рюкзак,
  • собирать антенну, вызывать лагерь и объяснять, где я нахожусь,
  • разбирать антенну, паковать и одевать рюкзак.

Иногда было просто обидно, когда ты выходишь на связь и видишь, как соперники уходят все выше и выше, а в лагере просто проспали эфир. При этом все остальные не пользовались такими «привилегиями», а просто шли по дистанции.

Сокращая расстояние, приблизился вплотную к Конраду в кулуаре на 6700 м, и тут как будто у меня перекрыли кислород, тот, темп который я держал чтобы догнать американцев, чувствую, не могу поддерживать — закончилась акклиматизация… До вершины мы шли плотно друг за другом, где-то на 6950 встретили Алекса Лоу, бежавшего назад. На вершине каждый быстро прикрепил замок и сразу вниз.

Как сейчас помню, двигались очень быстро, так быстро в припрыжку на высоте я больше никогда не передвигался.  Перед скалами на высоте 6750 м я вдруг запнулся и поехал вниз, СПАСИБО Конраду, который моментально вцепился в меня, а я вцепился в него и в перила, и тем самым не улетел вниз.

В кулуаре у меня слетела кошка, я потратил много времени пытаясь замерзшими пальцами на весу ее одеть — к тому времени Конрад уже убежал далеко. Далее происходило все просто и монотонно, спуск осуществлял быстро, как мог, проклиная, отечественные кошки, которые давно выбросить пора, навязанную мне рацию и каждый эфир.

Спускаться на перемычку в пещеру и палаткам ни кто из нас не стал. Днем раньше Пензов первым прошел напрямую с 6200 на плато через бергшрунд. Уже по его следам смелые Алекс Лоу, потом Конрад Анкер, а за ними и я съехали вниз. Бергшрунд был приличный, поэтому пришлось, набрав скорости перелетать метра 4 в воздухе через него.

Вниз — не вверх, достигаю места старта, а точнее финиша, судьи и еже с ними ожидают скороходов, отсекают мое время — 12 час. 30 мин. Пораженные моей прытью посыпались вопросы: «Ты кто? Откуда? Кто тренер? и т.д.

Я попросил попить. Выпил, кружку — две чая. А можно еще? Мне принесли из столовой уже целый трехлитровый чайник, с разведенным вареньем, который опустел в три секунды. Я вернул рацию, и сообщил, что моим тренером является Михайлов Сан Саныч (добрая ему память), А сам я из Свердловска…. и т.д.

Результаты забега на Хан-Тенгри в 1993

Удовлетворив любопытство организаторов, я побрел в свой лагерь, поужинал и баиньки. Утром вертолет и домой. В общем, все обошлось буднично и без церемоний.

Недавно прибираясь, в одном из ящиков обнаружил тот самый ключик от пика Хан-Тенгри, который сейчас находится на почетном месте среди прочих спортивных медалей и регалий и напоминает, о том светлом дне — 20 лет тому назад. Хочу поблагодарить Сергея Пензова, который сподвигнул на написание этой статьи, дополнил ее фактологически и выступил в качестве редактора-очевидца.

Некоторых участников тех соревнований уже нет в живых. Вспомним их:

1) Алекс Лоу из США (погиб на Шиша Пангме)
2) Сергей Соколов из Златоуста (погиб на К-2)
3) Игорь Бугачевский из Екатеринбурга (погиб на Макалу)
4) Владимир Солобоев из Новосибирска (погиб на спасательных работах)
5) Константин Дорро (погиб в лавине под Нахаром в 2006)
6) Александр Михайлов из Екатеринбурга- мой тренер (пропал на Эльбрусе).
7) Сергей Туренко, погиб на Ушбе 27.02.1995 г.
8) Николай Шевченко погиб на Эвересте в 1997 г.

Автор: Андрей Кузнецов (Екатеринбург)

Источник: alpclub.ur.ru

Из истории скоростных восхождений на семитысячники.

В 1987 Владимир Балыбердин, Алексей Шустров, Борис Медник, Дмитрий Ботов, Михаил Можаев и Сергей Арсентьев устроили забег на Хан-Тенгри. Старт из палаток под ледником Семеновского в 4:00, наверх шли около 10 часов, после взлета пошли независимо. Балыбердин вышел на вершину в 13:45, последний из группы – через 15 минут, на вершине провели пол часа, спустились за 8 часов.

В 1988 году команда под руководством Валерия Хрищатого в составе Лунякова Г., Халитова З., Букреева А., Сувиги В., Моисеева Ю. и Целищева А. совершила первое в мире скоростное восхождение — меньше чем за сутки — на пик Ленина. 12 часов понадобилось команде, чтобы из АВС (4400) подняться на вершину и спуститься обратно!
Забеги на Хан-Тенгри с ледника Южный Иныльчек организовывал Владимир Комиссаров. В рамках фестивалей «Хан-Тенгри 2000» и «Хан-Тенгри 2003» были проведены чемпионаты по одиночному скоростному восхождению. В 2000 году в забеге на Хан победил Денис Урубко — 7:40 до вершины и 12:21 — со спуском обратно.

В 2006 году Андрей Пучинин инициировал проект «Скайранер», целью которого было совершить скоростные восхождения на все семитысячники ехСССР за один сезон.
16 июля. Пик Ленина (7134 м) Старт с Луковой поляны, ночевка на пике Раздельная (6100). Выход из лагеря на вершину в 6 утра, вершина в 14:00 (итого 8 часов). Спуск на Луковую поляну. Это было акклиматизационное восхождение.
7 августа. Пик Корженевской (7105). Старт с поляны Москвина (4300) в 4:35 утра, вершина в 13:25 — итого подъем за 8:50. Спуск вниз за 5:10.
15 августа. Пик Коммунизма (7495). Из базового лагеря (4300) до вершины 17:45. На спуске ночевка на пике Душанбе (6500) спуск вниз за 18 часо. Итого все восхождение из базового лагеря в базовый лагерь 35:45.
31 августа. Хан-Тенгри, вместа с Семеном Дворниченко. Из лагеря Южный Иныльчек поднялся на вершину за 12:30. На спуске из-за сильнейшего снегопада, плохой видимости и лавинной опасности — пришлось остановиться на ночевку в 2 лагере (5300).

Еще один известный альпинист — «любитель» скоростных забегов на семитысячники — Глеб Соколов. Некоторые его результаты:
Пик Ленина через Раздельную из лагеря на 4200 м и обратно — за 12 часов в 1991.
1991 -скоростное восхождение на пик Коммунизма с поляны Москвина и обратно за 19:40.
1992 — пик Хан-Тенгри из базового лагеря в базовый лагерь за 14 часов.
1993 — сделал скоростное восхождение с ледника Звездочка на пик Победы через пик Важа Пшавелы и обратно на ледник Звездочка за 20 часов.

Николай Тотмянин — совершил более 35 восхождений на вершины выше 7000 м., в том числе скоростные: пик Коммунизма — за 28 часов, пик Ленина — 12:46 из БЛ до вершины и обратно в БЛ, пик Хан-Тенгри — за 14 часов, пик Евгении Корженевской.

Скоростные восхождения на семитысячники в режиме нон-стоп, без ночевок в промежуточных лагерях, длятся обычно от 10 до 18 часов.

Материал подготовлен: Проект ALP

Скоростное восхождение на пик Ленина Lenin Race 2013 — итоги

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...

1 комментарий

Добавить комментарий