alp.org.ua / Альпинизм / Ставницер Алексей Михайлович

Ставницер Алексей Михайлович

Ставницер Алексей Михайлович (3 сентября 1942 — 27 февраля 2011). Альпинизмом начал заниматься в 18 лет. Вскоре стал одним из ведущих альпинистов Одессы, чемпионом и призером Украины и СССР. Первооткрыватель стенных маршрутов в Крыму, на Кавказе и Памире. Один из создателей альпинистского клуба «Одесса», тренер и руководитель многих учебно-спортивных сборов и восхождений.

Он был известен не только как сильный альпинист, надежный напарник по связке, но и как высококвалифицированный тренер и инструктор-методист по альпинизму.

Много лет проработал начальником учебной части в альплагерях «Шхельда» и «Эльбрус» на Кавказе. Основал там Всесоюзный учебно-методический центр по обучению альпинистов — УМЦ «Эльбрус».

Первое восхождение – 1960 г . МС СССР – 1978. Инструктор – 1967. Инструктор 1 кат. – 1986. Работал начальником спасотряда турбазы ЦСКА «Терскол», начучем а/л «Шхельда» и УМЦ «Эльбрус».

Лучшие восхождения: пик Щуровского, Шхельда 3-я, Мечта, траверс Фестивальная — Слоненок,  пик Отцов, пик Лукницкого.
Участие в чемпионатах СССР: 1977 – 3 место пик Лукницкого.

Вспоминает Мстислав Горбенко

Леха, Леша, Алексей Михайлович! Алексей, несомненно, был лидером по жизни и, естественно, таким же он был в одесском альпклубе 70-80 годов прошлого столетия.

В начале семидесятых, когда в Одессе еще не было альпклуба «Одесса», существовала секция альпинизма при ДСО «Авангард». Старшее поколение кучковалось вокруг мастера спорта Виктора Лившица, а помладше — 2-1 разрядники обучались под руководством Леши Ставницера. Его квартира, на втором этаже по ул. Ярославского угол проспекта Мира, была  нашим постоянным местом встреч, где строились планы поездок на скалы Ю. Буга, первопрохождений в Крыму, разрабатывались эскизы стальных крючьев, которые потом штамповались на одном из Одесских заводов, шились рюкзаки, пуховые куртки и спальники.

Мы дурачились как дети, влезая по трубе или веревке на второй этаж и выходя через двери. Гвоздем программы было чаепитие из  огромного старинного самовара с сапогом, который Леша выносил на улицу, кочегарил и готовил «СВ» чай.

Главный принцип тренировок у Леши был прост и верен:  «делай как я, делай лучше меня». Мы бегали на перегонки по крутым склонам Аркадии, лазали на скалодроме и по отвесам куяльницкой стенки. Своим примером он нас, молодых ребят, Анатолия Королева, Вадима Леонтьева, Владимира Альперина, Шуру Рыбину, и многих других заряжал своей энергией, которую направлял не только на восхождения, но и на общественную работу в альпинистском клубе «Одесса».

В 1975 году Валентин Симоненко, Вадим Свириденко и Алексей Ставницер добились разрешения на аренду подвального помещения под секцию альпинизма по ул. Подбельского 42. Ремонтом занялся Алексей и вся наша молодая команда.  Своими силами мы оборудовали два методкабинета и два складских помещения под альпснаряжение.  Это новоселье и  стало  рождением альпклуба «Одесса».

Получив из Франции от своей сестры в подарок богато иллюстрированную книгу знаменитого  Гастона Ребюффа «Обучение альпинистов», я сразу принес ее показать Леше. Он попросил ее на неделю. Через две недели стены нашего клуба были украшены Алексеем большими черно-белыми фотографиями Ребюффа, по которым потом училось не одно поколение одесских альпинистов.

Восхождения в Крыму с Лешей всегда проходили интересно. Он, как самый опытный, выбирал маршрут, и мы старались не только не отставать, но и выйти вперед поработать первыми. Восхождения всегда проходили в доброжелательной атмосфере, которую он создавал, как нам тогда казалось, без всяких усилий. Были у него и свои тренерские находки — так он мог, зная наши возможности, выпустить нас в Крыму на маршрут 2-3 категории без страховки и мы тянулись за ним, за капитаном, уверенные в его и своих силах.

На Кавказе, на одном из сборов в а/л Эльбрус, Алексей предложил нам взойти в необычном спортивном стиле на тренировочную гору Виа-тау, 2Б к.т. по маршруту,  который из лагеря в лагерь обычно ходят за 2-3 дня. Вышли затемно, Алексей с мощным фонарем впереди, в быстром темпе через два часа мы уже были на леднике Джанкуат. Когда рассвело, все уже самостоятельно работали на скалах. Если кто-то начинал замедлять движение первым, он тут же его менял. Обедали мы в альплагере «Эльбрус»!

Тяжело в учении – легко в бою: 1976 год, первое одесское зимнее восхождение на Кавказе, вершина  Лаюб 5Б к.с. под руководством Алексея, он же руководитель одесского сбора на Кардываче. Проделав за два дня путь  от озера Рица, через заснеженный перевал  Аватхара, с огромными тяжелыми рюкзаками мы спустились к замерзшему озеру Кардавач, где нас встретил уполномоченный по Краснодарскому краю. В те времена сборы начинались с проверки  документов участников сбора. Уполномоченный мог закрыть сбор или не допускать кого-либо в участию в нем. Напряжение росло а Леша все не возвращался. Стало темнеть, когда из палатки проверяющего вышел наш руководитель – «Все в порядке, завтра выходим в 5 утра»  и рухнул в нашу палатку. Тщетно пытались разбудить – бесполезно, — проверка документов сопровождалась дегустацией спирта с пепси-колой. И все же мы вышли на маршрут. Прошли стену чисто, а на второй день Леха уже «молотил» первым крутой снежный гребень! Немереной силы и духа был человек!

Вспоминаю наше первопрохождение на в. Ашам, Юго-Западный Памир. Перед   выходом на Чемпионат СССР Алексей решил пройти новый маршрут 5 к.с. по западной стене. Шел первым легко, уверенно и надежно и  давал ходить напарникам. Для меня была большая честь пройти залитый льдом камин, меняя Лешу, как ведущего.

Это была первая совместная экспедиция альпклуба «Одесса» и московского «Спартака» 1977 года, итогом которой стали бронзовая медаль Алексея на Чемпионате СССР по альпинизму и спортивное звание «Мастер спорта СССР». Мы очень гордились тогда  этим высоким достижением одесситов и москвичей.

Леша был сторонником технически сложного альпинизма. В жарких спорах,  с приверженцами высотного альпинизма, на Правлении клуба, отстаивал это направление. В связи с этим несколько сезонов он провел в сборной команде ЦС  «Авангард» под руководством легендарного Лео Кенсицкого и совершил ряд  классных стенных первопрохождений на Ушбу М, Джераин, а маршруты на пик Отцов, вершины Ашам и Трапеция  носят его имя.

Из-за проблем со здоровьем сына Егора, семья  Ставницера была вынуждена переехать на Кавказ. В течение десяти лет одесские альпинисты  в любое время года приезжали в альплагеря «Шхельда», «Эльбрус», «Терскол» как к себе домой. Жена Леши – Алла, была удивительной женщиной (как она нас терпела?)  — и чаем напоит и накормит и в баню пустит!

Работая начальником спасательной службы турбазы «Терскол», Алексей Михайлович в 1983 году возглавил массовое зимнее восхождение на в. Эльбрус ста военных офицеров — не очень хорошо подготовленных  альпинистов. Одесские альпинисты, по предложению Леши, помогали обеспечивать безопасность этого штурма. Отделениями руководили, приглашенные Алексеем Михайловичем, гималайцы — восходители на Эверест 1982 года. Благодаря четкой и умелой организации, восхождение  на Эльбрус в зимних условиях прошло успешно, и в этом была, конечно, большая заслуга Алексея Михайловича.

Алексей Михайлович был  не только сильным альпинистом, мастером спорта, но и одним из ведущих инструкторов-методистов страны по альпинизму. Он создал на Кавказе Всесоюзный учебно-методический центр, оснащенный разработанными им, стендами для обучения альпинистов  разным способам страховки и  много лет руководил им.

Вернувшись в Одессу в 1988 году, он зашел в альпклуб, «Леша, возвращайся в клуб – будем вместе работать!». Алексей только загадочно  улыбнулся: «Мне надо встретиться с Валентином Симоненко». Тогда было не просто пробиться к мэру Одессы, но мы это сделали на следующий день. Начался другой этап жизни Алексея Михайловича, который через 20 лет привел его от монтажа скалолазных стенок, фирмы «Эверест», к созданию мощного предприятия «ТИС» близ г. Южный, на которой работают сейчас около 5000 человек!

Леша всегда подтверждал своими делами крылатое выражение, что бывших альпинистов не бывает. Он не забывал о проблемах альпинизма и скалолазания, всегда подставлял свое плече семьям альпинистов, попавших в беду.  Благодаря ему, на учебно-тренировочной базе «Скалодром» появилась, словно парящая в небе, Ротонда памяти погибших альпинистов, памяти замечательных людей, таких, как Алексей Михайлович Ставницер.

Вспоминает Михаил Ситник.

Леша был в семидесятых годах одним из лидеров одесского и украинского альпинизма, совершил ряд интересных сложных первопрохождений в Крыму и в Больших горах. Очень волевой человек, очень смелый, он всегда был настроен на победу. Несколько лет назад мы с Лешей были в Крыму, и я предложил ему сходить на Кушкае 2Б по классике. Возраст не маленький (под семьдесят), да и форма с годами растерялась. Вообще-то я надеялся, что Леша пойдет «вторым». Но он поставил условие – если идти, то только «первым»! Крымские двойки – это участки маршрута сложностью до Fr 4-5. И Леша весь маршрут лидировал! Так и во всей своей жизни – Леша был лидером, шел «первым», открывая новые пути другим.

Леша был очень деятельным человеком, постоянно находил важные дела, которым отдавался полностью. Работая на турбазе «Терскол» МО СССР он организовывал массовые армейские альпиниады на Эльбрус. Став начучем в «Шхельде» он построил стенд для обучения страховке и испытания снаряжения, что по тем временам было запредельным шагом вперед в методике обучении альпинистов. Собрав коллектив инструкторов из однодумцев он вывел рядовой в то время лагерь в один из лучших в СССР.

На соревнованиях по спасработам. Алексей Ставницер — посередине

Затем было создание на Кавказе «Учебно- методического центра «Эльбрус», который он возглавил. Этот лагерь на несколько лет (до развала СССР) действительно стал Центром альпинизма, где велась подготовка инструкторов, альпинистов, промальпинистов, спецподразделений, пограничников и др. Где лучшие инструктора и тренеры Союза не только передавали свой опыт, но и вели исследования в различных областях альпинизма. Куда стремились попасть рядовые альпинисты, зная, что здесь «самое-самое» передовое. Это была та организация, которой пытается стать сейчас Высшая горная школа ФАР, но созданная и хорошо функционировавшая еще двадцать пять лет назад!

Потом была перестройка и развал. «Межнациональные конфликты» и первые проявления национализма у «раскрепощаемых» народов. Леша вернулся в Одессу в рваных джинсах и с рюкзаком, в который вместилось почти все нажитое им больше чем за десятилетие жизни на Кавказе. И опять он нашел интересное дело: первым в СССР разработал, наладил производство и монтаж искусственных скалодромов. Сколько он их успел построить до полного распада СССР: в Казани, Нижнем Новгороде, Кирове, Куйбышеве, Тбилиси, даже на Алтае в Бийске! Всего более тридцати! И здесь он был первым!

Первые в Одессе соревнования на скалолазном стенде

Со временем появился серьезный бизнес. Одним из его направлений стало строительство нового порта в Украине. Начав, как впрочем, и всегда, «с ноля», Леша построил современный порт, ставший одним из крупнейших портов Украины! Затевая новое дело, Леша никогда до этого порты не строил и вообще мало знал о них, поэтому консультировался с ведущими специалистами в области строительства и эксплуатации портов, и получал мало обнадеживающие прогнозы. Но его решимость, не стандартность мышления, и, главное, упорный труд, привели к успеху! Тут то и начались попытки отобрать и перераспределить! Со времен Шарикова и путем семидесятилетней селекции рейдерство стало неотъемлемой частью нашей жизни. Как- то я предложил Алексею Михайловичу съездить в горы. Он ответил: «Я очень люблю альпинизм! Но жизнь в «бизнесе» требует от меня не меньшего проявления: столько адреналина у меня не выделялось на самых сложных маршрутах!»

Леша никогда не отказывал в помощи альпинистам и скалолазам, стал постоянным спонсором у многих спортсменов, постоянно оказывал благотворительную помощь больным альпинистам, семьям умерших и погибших, спонсировал экспедиции и отдельные восхождения, оплачивал издание книг об альпинизме и многое- многое другое. Единственной просьбой его каждый раз было: «Деньги я дам, но ты никогда никому не говори об этом!»

Леша многое успел сделать для нас, для меня. Но самое главное – он стал для нас примером настоящего мужчины: смелого, решительного, волевого, умного, чувствительного (он хорошо играл на скрипке), и никогда не раскисающего (даже будучи смертельно больным!)

Не стало Алексея Михайловича! Горько и больно!
И сказать ему обо всем я так и не успел…

Материал подготовлен: Проект ALP

Добавить комментарий