alp.org.ua / Альпинизм / Руфaт Годжаев о зимнем Эльбрусе

Руфaт Годжаев о зимнем Эльбрусе

Азербайджанский альпинист Руфат Годжаев за последние месяцы стал одним из самых известных альпинистов своей страны. В прошлом году он за месяц взошел на три семитысячника, попал в число лучших спортсменов страны по итогам сезона, а недавно поднялся на зимний Эльбрус. Об этом восхождении в сложных зимних условиях Руфат расскажет в своем коротком интервью.

Каковы специфические особенности восхождения на Эльбрус в зимний период?

Для примера приведу высказывание известного альпиниста Абдул-Халим Эльмезова: «Зимний Эльбрус намного коварнее, весеннего Эвереста, потому что там два с половиной километра поднимаешься по голому льду и при ураганном морозном ветре.»

Скажу честно: Эльбрус в десятки раз «похоронил» больше людей, чем Эверест, потому что к «Крыше Европы» у некоторых восходителей несколько пренебрежительное отношение. На самом деле это очень опасная гора, имеющая свой жестокий характер и тяжелый микроклимат. Выделение сероводорода, внезапная смена погоды — все эти факторы работают против восходителей. Даже для квалифицированного альпиниста восхождение на Эльбрус зимой трудная и опасная задача. И при ясной погоде наверху дуют очень сильные ветра со снегом и туманами. Ветер сдувает снег со склона выше 4200 м., появляются большие пространства скрытого льда, твердого как камень. «Кошки» оставляют на нем только царапины. Передвижение по такому зимнему льду требует координации движений и очень опасно. Температура воздуха на Эльбрусе в это время сильно колеблется: от -10 до — 20 градусов  на высоте 4200 м и до -40 градусов (или ниже) на вершине. Выход на восхождение происходит ночью когда очень холодно до -30-35 градусов. Короткий световой день диктует высокий темп движения, который не каждому под силу. Если даже летом восхождение на Эльбрус достаточно экстремальное мероприятие, то зимой это в разы опаснее. Поэтому участники зимних восхождений должны быть готовы к экстремальным погодным условиям. Сам подъем на вершину занимает один световой день, но при условии, что вы предварительно прошли акклиматизацию.

Зимний Эльбрус. Фотография сделана из кабины вертолета

Как проходил штурм, вы не хотели повернуть обратно из-за погоды?

Мы провели пять ночевок на высоте 4200 м, хорошо акклиматизировались. Спустились на два дня вниз отдыхать, восстановится перед штурмом.  Потом опять поднялись и начали подготавливаться к штурму. Первоначально планировали зайти только одну вершину. Но я думал, если погода будет нормальной, и состояние хорошее, то пойду на обе вершины. В день запланированного восхождения я узнал, что кто-то из украинской команды тоже хочет пойти на две вершины сразу. Мы разделились на три группы, я был в передовой. На перилах выше скал Пастухова очень сильно оторвался вперед от группы. Было очень холодно, чтобы остановится и ждать остальных, я боялся  обморозить ноги, нужно было все время двигаться. В какой-то момент я думал об одиночном восхождении на обе вершины. Но потом увидел, что первая группа начала увеличивать скорость и отрываться от остальных. Мы встретились на седловине, дальше пошли вместе. Нас было пять человек в первой группе. Сперва решили пойти  на западную вершину.

Начало светать, когда подходили к вершине, вышло солнце. После того, как мы взошли, а потом начали спускаться, двоим ребятам стало плохо, и они решили идти вниз в лагерь. Две другие группы планировали восхождение только на Восточную вершину, поэтому мы втроем решили зайти на нее. В 11:00 были на вершине. В горах, как меня учили, надо трезво оценивать ситуацию. В 2010 году я испытал это на себе, до вершины Хан-Тенгри оставалось совсем немного, меньше 100 метров, анализируя по времени,  подъем и спуск, я повернул обратно. Хотя физическое состояние позволяло мне продолжать восхождение, но продолжать спуск в темноте чревато гибелью. Но в этот раз все обстоятельства складывались удачно и я достиг цели.

Классический маршрут восхождения на Эльбрус

В прошлом году вы за месяц взошли на три семитысячника. Много ли человек устанавливали подобные рекорды?

Признаться, я готовился к двум семитысячникам. Но так получилось, что появилась возможность, сходить на три горы в одном сезоне. Первая гора была пик Ленина. Нас было двое — Исмаил Аскеров и я. Ранее я бывал на пике Ленина, где в составе азербайджанской команды мы достигли вершины пройдя по маршруту Аркина, на котором до нас, за последние десять лет было зафиксировано лишь одно восхождение. В этот раз мы выбрали классический маршрут. Сделали благополучно восхождение, и Исмаил вернулся в Баку, а я переехал в Таджикистан и присоединился к нашей команде, направлявшейся на штурм пиков Корженевской и Самони (бывший пик Коммунизма). Мы вместе с командой альпинистов успешно взошли на обе две вершины.  В Азербайджане я первый, кто сделал своеобразный хет-трик, не только в течение 30 дней, но и вообще за весь сезон. Ранее Акиф Рустамов и Исмаил Аскеров сделали дуплет — пик Корженевской и Самони в 2007 году, а Исрафил Ашурлы — пик Хан Тенгри и пик Победы в 2009 году. А если говорить о международной практике восхождений на пять высочайших вершин Памира и Тянь-Шаня, то легендарный Денис Урубко взошел все пять семитысячников за 42 дня.

По-вашему, каковы обязанности альпиниста в широком смысле этого слова?

Без преувеличения можно сказать, что альпинизм — показатель жизненного уровня. Чем выше жизненный уровень общества, тем более развит альпинизм. Глава Федерации Альпинизма в Азербайджане — Исрафил Ашурлы, воспитывает молодых альпинистов и нашу команду высотников в духе изречения: «Альпинизм — это инъекция храбрости и мужества для нации». Это стало нашим кредо.

Источник статьи: sport.day.az

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...

Добавить комментарий