alp.org.ua / Альпинизм / Срыв связки при спуске с в.Уилпата — двое погибших (добавлен разбор НС)

Срыв связки при спуске с в.Уилпата — двое погибших (добавлен разбор НС)

12 августа при спуске с вершины  Уилпата, в Цее, сорвалась связка альпинистов из Львова. Оба погибли. Группа спускалась после совершения учебного восхождения по маршруту 2Б. К вечеру к месту трагедии подошли спасатели, на следующий день им удалось снять погибших со склона горы на ледник. В настоящее время тела транспортируются вниз.

Уилпата (4648) — самая высокая вершина района. На нее проложено несколько альпинистских маршрутов сложностью от 2Б до 5Б. Погибшие в составе отделения учебно-тренировочных сборов совершили восхождение по самому простому маршруту 2Б и спускались по пути подъема.

Транспортировка тел погибших львовских альпинистов по леднику.

Спуск погибших по леднику Цей

Выдержки из протокола разбора НС.

Обстоятельства НС

11.08.2011 г. отделение Бронича и спортивная группа Ведилина вышли в 2.20 с ночевки на Николаевский хижине и в 6.00 были под началом маршрута 2-Б. Спортивная группа Ведилина начало подъем по 3-Б, а отделение Бронича по 2-Б на в. Уилпата. В 13.20 отделение Бронича поднялось на перемычку между в. Уилпата и п. ЦДСА где встретилось с группой Ведилина. Перекусив и оставив бивачные вещи начали подъем на в. Уилпата. На середине подъема решили спуститься на перемычку, где устроили бивак и переночевали.

12.08.2011 г. Утром позавтракав в 9.00 отправились на вершину Уилпата. Группа Ведилина А. двигалось вместе с отделением Бронича Ю. Около 10.30 все отделения поднялись на вершину. Погода была чудесной, все фотографировались и в 11.20 начали спуск на перемычку. На перемычке перекусили и в 13.30 начали спуск по 2-Б.

Срыв.

Ширина склона позволяла двигаться нескольким связям параллельно. Сначала склон был пологий и все двигались спиной к склону. Все двигались в кошках с укороченным веревкой. Затем по мере нарастания крутизны, по команде инструктора Бронича, все перешли на движение в три такта лицом к склону с одновременной страховкой. Связке Балко-Балота инструктор сделал отдельное замечание перейти на движение в три такта и еще раз напомнил каким образом это делать, поскольку на первую команду они не отреагировали. Все связи начали двигаться лицом к склону в три такта. Шевяков, Безбородов, Борысь, двигаясь в разных связях, несколько раз проскальзовали по склону и самостоятельно зарубались ледорубом. Через некоторое время инструктор Бронич Ю. и Кравчук Б. увидели, что Балко Я. снова развернулся спиной к склону. В этот момент Балко Я. (находился выше Балоты М.) поскользнулся, упал на снег и начал сползать вниз по склону. Никаких команд («срыв» и т.д.) не подавал. Скорость движения была невелика. На склоне снег был мягкий, ледоруб забивался полностью. Льда не было. Попыток самозадержаться Балко Я. не совершал, съезжая на левом боку и держа ледоруб на вытянутой правой руке, что не является попыткой самозадержания. Участники восхождения начали кричать «срыв», «зарубайся». Услышав крики и увидев срыв напарника, Балота М. забил клюв ледоруба в снег и «лег» на него. Балко Я., проехав 15-20 м, наехал на Балоту М., и сбил его. Балота М. сделал несколько переворотов и дальше двигался по снегу на животе. Далее они начали ехать по склону вдвоем близко друг от друга. Скорость движения была невелика. Попыток самозадержания они не предпринимали. Через несколько метров скольжение связки по склону приостановилось (полной остановки не было). Попыток самозадержаться оба не делали и продолжали скользить дальше. Все участники восхождения продолжали кричать «зарубайтесь». Связка начала скользить с возрастающей скоростью, оба ехали сидя, Балота М. впереди, а Балко Я. за ним. Перед скальным островом Балота М. пробовал зарубаться, но не удачно, задел скальный остров и поехал в кулуар. Балко Я. налетел на скальный остров, где его ударило о скалы и выбросило в этот же кулуар. Далее они пропали из поля зрения участников восхождения. На часах было 14.20.

Место срыва — выше скал где выходит группа разрядников.
Вход в кулуар значительно ниже. Фото сделано в день подъема на перемычку.

Через несколько минут, подойдя к началу кулуара, Петрив В. увидела фигуру в конце кулуару, которая двигалась. Петрив стала звать Ярослава и Марьяна. В ответ она услышала, что человек что-то кричала в ответ. Различить, кто это был и кричал, было невозможно из-за большого расстояния.

Спасательные работы.

Сразу было организовано спасательную команду: две связки разрядников, взяв аптечку, рации, дополнительное снаряжение начали, примерно через 15 мин. после срыва, спуск по скалам правее кулуара к пострадавшим. В это время инструктор Бронич связался по рации с группой, которая находилась на хижине под перевалом Хицан и сообщил о срыве связки, и продолжил спуск по пути подъема с отделением. Гловьяк и Вербицкий, которые были в это время на хижине, взяли акью и в 14.45 отправились через перевал под начало маршрута 2-Б на Уилпата.
Когутяк и Жилина отправились ниже Цейских (Зеленых) ночевок в конец ледника, где по рации сообщили в лагерь о несчастном случае, и остались там для ретрансляции между лагерем и группами на Уилпате. Возле хижин связи с лагерем не было. О состоянии пострадавших в это время еще не было известно, но догадки были плохие. Спасательная команда спустилась примерно на 2 веревки. Ведилин увидел Балоту М. стоявшего на полке. На крики Ведилина он не отвечал, но смотрел в его сторону. В это время Балко Я. не было видно. Спустившись еще на 2,5-3 веревки по скальному гребню, Ведилин увидел Балко Я., который находился в 10 метрах ниже в кулуаре запутанный в веревке и присыпанный камнями.  Балоты М. на полке рядом с Балко Я., на которой его видели раньше, не было. Когда спасательная команда собралась вместе на станции, то сделали дюльфер и Миргородский М. спустился к Балко Я. около 16.10. Установил, что Балко Я. мертв и сразу сообщил другим по рации. Рюкзак Балка Я. был разорван, вещи разбросаны по склону.
На полочке, на месте где прежде стоял Балота М., они увидели его рюкзак, снятые с ботинок кошки, отвязанный ледоруб, и конец веревки с узлом восьмерка. Очевидно, Балота М. снял рюкзак, кошки, ледоруб и отстегнул веревку самостоятельно. Посмотрев вниз, Ведилин увидел в метрах 150 ниже в бергшрунде Балоту М. Как он упал ниже никто не видел. Борачок Н. закрепил тело Балка Я. Затем они начали дюльферять вниз по кулуару, оставляя закрепленные перила для дальнейших спасательных работ.

1. Бивак на перемычке 2. место срыва 3. Вход в кулуар 4. Место, где нашли Балко Я. и был Балота М.
5. Место, где нашли тело Балоты М. 6. Место, где закрепили акью. 7. Бивак на спуске.
Сплошная линия — путь подъема-спуска. Пунктирная линия — путь спуска спасательной команды.

Выводы.  Несчастный случай произошел по вине погибших, поскольку:

— Участник восхождения Балко Я. нарушил приказ инструктора двигаться в три такта, перейдя в момент срыва на движение спиной к склону на пятках, что привело к его срыву.
— Крутизна склона и состояние снега в точке срыва позволяла самозадержаться с помощью ледоруба.
— Связка, скользя по склону, несмотря на команды окружающих, долгое время не делала действенных попыток самозатриматись.

Полный текст протокола разбора и его обсуждение (местами эмоциональное) доступны по адресу http://extrem.lviv.ua/index.php?option=com_content&task=view&id=328&Itemid=11. Так же данный НС широко обсуждался на Риске.

Основные вопросы, поднимавшиеся при обсуждении протокола разбора НС:

— почему погибшие не пытались зарубиться — шок, усталость, недооценка опасности?

Одно из мнений: Если участник не смог задержаться на таком склоне, значит не был должным образом научен — не отработал до навыка — не хватило времени на занятиях — мало было занятий.

— как правильно преодолевать подобный склон — одновременно в связках или без, с попеременной страховкой, перила?

многие люди,задавая вопрос на риске ожидают на него однозначный правильный ответ — как в математике — 2х2=4. К сожалению однозначные ответы здесь не всегда бывают, и чем больше у вас опыта, тем больше вариантов действия. Если вы — инструктор, то понять что надо делать вы сможете оказавшись там с отделением 12 человек во второй половине дня. И ещё это будет зависеть от состояния снега, лежит ли он на льду или нет, перегружен ли склон, от состояния группы — ночевали ли они на перемыке или уже работают 12-15 часов, от дисциплинированности или разболтанности участников, от их физической формы, от климатических условий — прекрасная видимость или туман и снег, и люди уже начинают подмерзать и не слышат ваших команд. От опыта инструктора , его знания маршрута и качеств руководителя. Примерно от таких условий будет зависеть ваше решение. Если вы — участник — то после 8-10 подобных спусков вы сами будете понимать что и как. Пару раз вы сьедете на заднице , на вас намотается связочная веревка и ледоруб больно тюкнет вас по каске, вы увидете какие глубокие и широкие бывают берги на пологих выкатах , послушайте что говорит вам ваше чувство самосохранения — так набравшись опыта вы сами сможете принять решение — по интернету это понять и обьяснить невозможно. Если сомневаешься — то можно уже не сомневаться — то есть перестраховка лишней не будет.

— почему (возможно?) слабоподготовленных участников, приехавших первый раз в горы, через 2 недели повели на маршрут 2Б: по мнению некоторых, маршрут на Уилпату «не для учебного отделения новичков/значков, тем более в том состоянии, в котором он находился в момент НС» (сложная снежно-ледовая обстановка).

Комментарий Сергея Шибаева.

Данная авария относится к типу многоступенчатых, где нет одной ошибки, приведшей к фатальному исходу, а есть цепочка ошибок, сочетание условий, каждое из которых в отдельности могло бы не привести к гибели людей, но именно в сложении всех факторов вывело на ужасный результат. Но и их ошибки были не единственными — имелся еще ряд субъективных и объективных факторов, безусловно повлиявших на исход.

Я, например, не вижу, что вина целиком и полностью ложится либо на самих ребят, либо на инструктора. Каждый внес, сорри, «посильный вклад».

А начать смотреть можно с системы в целом. Если разрядная сетка, утвержденная ФА, предполагает после выполнения норм 3 р-да хождение в спортивной группе без инструктора — это есть провокация на ЧП и НС в целом. Я не знаю временных норм прохождения снежно-ледовых занятий, утвержденных ФА Украины и руководством сборов, но предполагаю, что они недостаточны. Тем не менее, если они были отработаны инструктором по утвержденным планам и нормативам — какие тут могут быть претензии к инструктору?

Выводы о недоработках инструктора можно было бы сделать на основании разборов и рекомендаций предыдущих восхождений — но их в документах мы не видим. Т.е. каким образом прошли предыдущие восхождения, насколько у погибших проходило становление и освоение навыков, делались ли им какие то замечания, давались ли какие то рекомендации, насколько этот процес (разборов, оценок и рекомендаций) контролировало руководство сбора с выпускающим, насколько ответственно относился к этим моментам инструктор отделения — мы в документах разбора не видим. Есть только фиксация выполнения норм 3 р-да.
Это еще один урок всем ответственным товарищам — людей надо учить, разбирать и оценивать их действия.

Из документа разбора явствует, что участники не слушали в ключевые моменты событий ни указаний инструктора, ни советов товарищей. Да, они могли и потерять концентрацию внимания на фоне усталости, и решить, что указания инструктора несущественны в виду крутизны склона и состояния снега, и находиться в состояние шока от первого реального в жизни срыва… Этого мы уже не узнаем. Они не выполнили указаний. И это их то ли вина, то ли беда. Но их.
Но что вы сможете сделать, когда ваши указания в конкретный момент начисто игнорируются и никакое воздействие невозможно? Люди, не смотря на четкое ясное указание действий, вас не слушаются.

Задним числом легко сказать, мол, если инструктор был не уверен в своем авторитете, надо было участников еще на подходах развернуть. В реальности, это очень сложное решение даже для опытного и волевого руководителя. Люди ведь настроены на позитив, не достижение результата. А были ли предпосылки к «развернуть»? Опять же не знаю, насколько участники прямо так на всех восхождениях не слушались инструктора, но допускаю, что все было в пределах психологических норм… С другой стороны, общий уровень ментальности в обществе в целом и в альпинизме, в частности, в течение многих лет направлен уничтожение той самой беспрекословности.

Я не вижу в действиях инструктора намеренности. Т.е. если бы он наоборот указал двигаться спиной к склону по мере возрастания крутизны, это было бы намеренное указание, провоцирующее ЧП.
Укороченная веревка — вопрос спорный. Опять же — насколько была укорочена? До 20 м, 10 или до 5? Это важный вопрос — но и он не нашел отражения в разборе. Кошки: судя по всему были нужны — слой снега был не настолько велик. Но раскисший в середине дня снег забивает кошки на раз. Учил ли инструктор своих подопечных, напоминал ли им при спуске сбивать снег со ступней, реагировали ли они на эти подсказки — мы не знаем.

Склон — по профильному фото — 40 градусов. За исключением лихих ребят, в массе для людей 1-2 года занятий, склон вполне страшненький, «высотобоязненный». Связки были нужны, конечно. Идти попеременно или одновременно — на усмотрение инструктора по состоянию снега и участников.
Лет 20 назад у самого был почти такой же случай — участник, вполне вменяемый и управляемый товарищ, не дожидаясь никаких команд и указаний от инструктора, находящегося с верхней частью спускающейся группы, после сложного участка отвязался и махнул глиссером по широкому 50-градусному склону с выкатом на глобальную трещину. Метров 10 до нее не доехал…

Официальная версия — это документ прежде всего, и извлечь из нее уроков можно более чем самым разным организациям и персоналиям — от ФА Украины (подумать, не пересмотреть ли разрядные требования), до руководства клуба «Экстрем», руководства сборов, инструкторов и участников. Сам случай можно использовать, как учебный пример и для курсантов ЦШИ, и для межсезонной подготовки альпинистов начальных этапов.

Материал подготовлен: Проект ALP

Добавить комментарий