alp.org.ua / Путешествия / Тайна горы Рорайма

Тайна горы Рорайма

Гора Рорайма

Легенда о горе Рорайме существовала с давних пор. В ней говорится о Рорайме – Матери Великих Вод, сказочном горном плато в лесных дебрях к северу от Мату Гроссу и к западу от Гайаны. Рорайма, огражденная зарослями и болотами, морем зелени и обширными дождевые лесами, считается источником всех добываемых в округе алмазов. Однако индейцы не приближаются к ней, опасаясь злых духов.

Новые штрихи добавил к этой легенде Конан Дойль, написавший в 1912 году «Затерянный мир», где он изобразил плато как обитель доисторических чудовищ оставшихся неизменными со времен палеозоя. Легенда существует с древнейших времен. И с тех пор человек пытался обнаружить великую гору, чтобы подняться на ее вершину. Необычное происхождение плато и особый микроклимат позволяли предположить, что здесь вполне могли сохраниться условия для обитания доисторических животных.

Весной 1973 года пятеро английских альпинистов: Хеймиш Макиннис, Мо, Джо, Майк и Дон двинулись в путь к заветной цели — горе, возвышающейся на три тысячи метров над уровнем моря. Ее плато, площадью около шестидесяти квадратных километров, было сотворено могучими и беспокойными силами природы около 750 миллионов лет назад. Рорайма поистине Матерь Вод: срывающиеся с плато водопады питают лесные реки. Суровая эродированная скальная вершина огорожена высокими крутыми стенами, а подножие обрамлено грязевыми болотами, которые переходят в безбрежные дождевые леса, кишащие змеями, скорпионами и ядовитыми пауками.

Маршрут экспедиции к подножью Рораймы был окончательно определен. Взяв себе в помощь шестерых индейцев, путешественники собирались идти вверх по реке Варума и через болото Эльдорадо. Отряд также сопровождал вертолет. Рано утром члены экспедиции вышли из Маиурапаи; весь южный горизонт впереди был оторочен извилистым и загадочным силуэтом Пакараймы. За саванной начался кустарник, потом собственно лес. здесь они вышли на тропу, и на исходе третьего часа добрались до Паиквы… Только тот, кто сам это испытал, поймет, как трудно выдерживать компасный курс в густом дождевом лесу. рассеченном крутыми грязными руслами и изобилующем коротким бамбуком. Сапоги скользили по размытым потоками дождя: руслам бесчисленных ручейков, влажный тропический воздух делал дыхание затрудненным.

Они проследовали мимо неприметного устья реки Паиквы, наметив возможный путь следования до Рораймы, однако в конечном счете отдав предпочтение Варуме, несмотря на четыре ряда порогов, за которыми эта река и вовсе становилась непроходимой для лодок. Индейцы выступили в роли проводников по реке. Пороги из-за большой опасности преодолевали пешком — в обход по зарослям вдоль реки. Выше порогов река вела себя относительно смирно. Снова сели в лодку и стали пробиваться наверх. На пути встречались «топляки» — топкие болотистые участки. Они перемежались с чистым течением воды. На ночлег экспедиция остановилась в лагере Геологического   управления Британской Гвинеи.
Дальше шли так же, лишь останавливаясь на ночевки в лагерях геологов. Во время одной из стоянок  произошло первое странное событие. Не смог взлететь вертолет. Пилот беспомощно развел руками и принялся разбираться в причинах поломки. Но, как он ни старался, поднять в воздух стальную стрекозу так и не удалось.
— Мистика какая-то- произнес он. – Вроде бы все исправил, да и поломка-то была незначительная. А машина будто умерла.
Такое событие привело в уныние экспедицию — запас продовольствия был скромен. Да и запас табака вышел… Но никто не собирался останавливаться на полпути. Величественная вершина с возможно скрытой на ней неведомой жизнью манила своей неприступностью и перспективой прославиться и обогатиться в случае обнаружения там кого-то доселе невиданного.

— Глядите — гора расчистилась! — известил Майк, показав в сторону, где сквозь деревья на фоне серого облака четко вырисовывалась озаренная вечерним солнцем голая красная стена Рораймы. На пути к подножию стены Рорайма приготовила еще одно препятствие: грязный вертикальный пролет — очень опасный участок. Здесь Мо укрепил веревку. Скользкая грязь облепляла ее, и крутой склон не позволял спускаться с рюкзаком без зажимов. К ночи разбили лагерь, но выспаться так и не удалось. Явился передовой отряд черных комаров- здоровенные зверюги с жалом, напоминающим тупой шприц- «Я в жизни не видел таких огромных комаров», — вспоминал Мо.
Утром произошло еще одно странное событие, заставившее отклониться от основной цели экспедиции. Неизвестно куда подевался Дон. Его искали весь день, но не обнаружили даже и следа путешественника. » Уж не птеродактиль ли его унес? — попытался неудачно пошутить Джо.
— А может, и так. В любом случае мы должны начать восхождение, совместив его с поисками нашего товарища, — твердо заявил Хеймиш. Напуганные происшедшим индейцы наотрез отказались от дальнейшего похода и изъявили желание  вернуться обратно.
На следующий день Хеймяш, Мо и Джо начали восхождение. Первый отрезок скалы внушал уважение. Скала вздымалась вверх, как нос океанского лайнера. Почти весь участок шли с искусственными опорами, половину пути вбивая различные крючья. Дальше начали появляться зацепы. Очищая их клювом молотка, альпинисты обнаруживали скорпионов и других, весьма неприятных на вид насекомых. Приходилось не просто ложить руку на зацеп, а  подтягиваться и проверять его на наличие всяких жалящих тварей. Уже к вечеру, не видя, куда бы вбить крюк, утомленные нервным напряжением и страхом быть ужаленными, на небольшой отвесной площадке решили разбить палатку.
Мо нездоровилось и он, наглотавшись пилюль, читал «Медицинский справочник альпиниста». Хеймиш и Джо несли вахту у костра. Через несколько минут из палатки донесся пронзительный вопль: к Мо забрался здоровенный паук. Вбежавший на крик Мо Хеймиш тут же раздавил насекомое альпинистским ботинком.
Но в этот момент в ужасе заорал оставшийся у костра Джо. Со всех сторон из скальных расщелин по направлению к палатке ползли здоровенные пауки, издавая при этом омерзительное шипение.
Всю ночь альпинисты были вынуждены сражаться с этими агрессивными тварями при помощи огня, прикончив сотни полторы этих паукообразных чудовищ. По крайней мере, именно такими они представлялись путешественникам ночью в отблесках костра. С первыми лучами солнца пауки оставили их в покое.
— Чем ближе к вершине, тем сильнее ощущение присутствия там чего-то сверхъестественного, — констатировал Мо.
Утром штурм начался снова. Сначала поднялись до Капустной грядки: поначалу крючья входили без труда, но держались не очень прочно, так что альпинисты уповали большей частью на закладки. Однако дальше участок маршрута оказался жутко тяжелым.
— Наверное, мое восприятие объясняется тем, что я пережил неприятные минуты на полочке близ выхода из Большой впадины, — рассказывал во время следующей ночевки Хеймиш. — Я прощупывал рукой трещину, которую не мог проверить визуально, прикидывая, какой крюк туда подойдет. Внезапно в пятнадцати сантиметрах возник здоровенный паук прямо перед моим лицом. Это был тарантул. Насекомое приняло боевую стойку, его передние лапки были подняты, а «стальные» челюсти угрожающе шевелились. Я с диким криком резко отпрянул, выпал из стремени и повис на крюке, прицепленном к туловищу. Потом вытащил молоток и пришиб паука. При мысли о том, что вся проклятая терраса надо мной, возможно, кишит такими тварями, холодок побежал вдоль позвоночника и капельки холодного пота выступили на лбу.
Следующий день был последним днем восхождения на вершину. Заключительные метры давались с великим трудом. Но в ту самую минуту, когда альпинисты взбирались на последний карниз, болтая ногами в воздухе, из-за туч вышло солнце и озарило вершину жгучими лучами. Хеймиш поднял голову над перегибом- перед ним оказалась широкая полка, за которой начиналось плато.

Плато горы Рорайма

Мо, взобравшийся самым первым, подбежал к краю, встречая его:
— Это что-то невероятное! — возбужденно кричал он.- Словно палуба гигантского авианосца!
Великий Нос по праву получил это название. Он и сверху напоминал нос корабля, выступающий над зеленеющим морем. Стоя на краю, путешественники столовых образований: причудливо очерченные песчаниковые силуэты тянулись в сторону венесуэльской части массива. Скользя взглядом вдоль края гротескных скал, путешественники видели водопады, срывающиеся к верховьям Паиквы. Километрах в полутора  начинался Алмазный водопад. В углублениях сада  таились природные скульптуры — творение всесильного ветра, воды и времени.
К сожалению альпинистов, на плато не было ни чего, что бы говорило о наличии какой-либо жизни. Альпинисты начинали понимать, что их предположения оказались лишь домыслами, навеянными мифами и легендами. Но, тем не менее, они решили исследовать территорию загадочного плато как можно тщательней. К тому же они ни на секунду не забывали о пропавшем товарище. Обойдя территорию вдоль и поперек, они наткнулись на небольшой кратер.

Каковы же были их удивление, радость, страх и восторг одновременно, когда его дне они обнаружили Дона. Он неподвижно лежал, не подавая никаких признаков жизни. Альпинисты спустились вниз, одолеваемые самыми печальными предположениями. Но когда подошли к товарищу, то облегченно вздохнули: он был жив, но находился в бессознательном состоянии.


Позже, после достаточно продолжительного лечения, Дон сумел вернуться к нормальной жизни. Но к что тогда с ним произошло на самом деле, он так и не вспомнил: ни как он исчез из лагеря, ни как очутился на вершине, не имея с собой никакого альпинистского снаряжения. Похоже, это навсегда останется загадкой.
Видимо, не так проста Рорайма, какой представилась смелым английским альпинистам. Но, так или иначе, в 1973 году «затерянный мир» горы Рорайма был открыт с самой загадочной стороны.  А между тем, планета хранит в себе еще много необъяснимых загадок для людей, странствующих в поисках неведомого и таинственного. Их сила и смелость позволяют приоткрыть завесу тайны и сделать еще один шаг к познанию природы — Матери Мира.

Материал подготовлен: Проект ALP

2 Комментариев

  1. Да, не так все было! Есть книга Мак Кинеса «Восхождение в Затерянный мир» — никакой мистики, пропавших и появившихся участников, но много реальных приключений.
    Фотографии понравились.

Добавить комментарий