alp.org.ua / Альпинизм в Крыму / Крым, Восточная Ай-Петри. Новый маршрут от Мишеля Волошановского «Праздник непослушания», 6А (памяти Тараса Иванкова)

Крым, Восточная Ай-Петри. Новый маршрут от Мишеля Волошановского «Праздник непослушания», 6А (памяти Тараса Иванкова)

Восточная Ай-Петри — вторая, пожалуй, по удаленности (после Алупкинской стены) в Крыму. Слева ее ограничивает Западный контрфорс (3Б 1970?-какого года, протяженность больше 500 метров). Левая часть: м-ты Горбенко, Пепельная стена, Глаза дьявола, Моногарова. У всех — долгий, 130-160 м., несложный «цоколь» 3-4 к.тр., затем от 70 до 120 рабочих метров (5Б – 6А к.тр.). Все сходятся на огромной полке, от которой 60-70 м. 3Б-4Б к.тр. до плато. Все линии проложены до 1985 г. прошлого века. Две свои свежие линии этого года в этом секторе ранее подробно описал С. Пугачев.

Правая часть, точнее правее Мисхорских Гротов, не столь грандиозна  перепадом, чем левая, но значительно превосходит ее по спортивности и технической трудности. Первым здесь отметился Ю. Лишаев («Фантик») в середине 80-х ушедшего столетия –  5Б, самый ярко выраженный внутренний угол с началом далеко правее. Начинается от самой верхней полки, достигаемой пешком, имеет перепад +-200 метров. На сегодня – самый «легкий» ход в этом секторе. Затем в 2006-м я с А.Рушковским (КСС Ялты) за три дня проложили «Акула», тоже 5Б, но, со слов Рушковского – труднее Лишаева (Фантиковскую он ходил ранее), и длинее – 240 м., т.к. начинается с полки, ведущей к Мисхорскому Гроту. В 2012-м опять же А.Рушковский в паре с К.Гостевым (так же КСС Ялты) проходят 35-40 м. правее Лишаева, первые 40-45 м. пройдя «по нему» — 5Б с претензией на 6А (Саня говорит, что труднее «Акулы»), 200 м. «Биостимулятор» назвали. Ну и вот, что называется с пылу-с жару: от нижней в «Гротприводящей» полки, между «Акулой» и Фантика – мой ход. В этом секторе стены – самый длинный, по сложности намного труднее «Акулы». В настоящее время А.Рушковский опять же с К.Гостевым работают между Фантика и «Биостимулятор», тоже по прогнозу не ниже 5Б ( это видно даже издалека). Как идут дела – пока тишина.

В общих чертах про стену: по протяженности — сравнима с Форкантом, только вширь посолиднее. А вот с архитектурой — тут, видимо, в лидерах по Крыму. Особенно это отмечаешь, когда под ней погуляешь вблизи. По посещаемости – один из аутсайдеров вместе с Алупкинской стеной, группой Большого Каньона, Спирадой и Демерджи.
…Любил Кум посолировать. Особенно без веревки, и частенько практиковал это развлечение. Вот я и решил — сделаю мемориал сольно, с веревкой все-же (речь пойдет о линии 6А к.тр.), но по-настоящему сольно. Это когда один едешь из Киева, один приходишь к Горе, один весь день работаешь первопроход, ночуешь в лесу тоже один. Один просыпаешься, опять в одно лицо осваиваешь целину, еще раз ночуешь один.  Затем с утра пораньше вновь общаешься с Горой, до 14.00 А потом быстренько дюльферяешь, все прячешь в камнях и спешишь в Симферополь, на поезд.

И так в три захода, с промежутками по три-четыре дня для борьбы за хлеб насущный.
А еще принеси себе воды, сооруди какое-нибудь жилище вечером, а утром убери его и все спрячь ( в отличие от Алупкинской здесь весьма оживленно и людно: даунхилеры, дюльферятели Мисхорскими Гротами, грибники, и просто спортсмены, комсомольцы и красавцы). Еды приготовь, посуду помой, мусор убери… Перед отбоем провиант не забудь повесить на дерево… Я сполна прочувствовал и  по-достоинству оценил Нелегкий Труд Домохозяйки. Стоило в предпоследнее утро впопыхах — спешил на стену — не убрать кое-чего… Я остался без любимого PRIMUS-овского чайничка, кружки-термоса и ложки: либо грибники, либо комсомольцы с красавцами. Нелегко, одним словом, одному подолгу жить в лесу.

Ай-Петри Восточная

В общем, на фоне всей этой необходимой и неизбежной метушни работа на стене была долгожданным удовольствием. Временами, правда, требующее изрядного терпения и аккуратности.

Долго ли, коротко ли — в конечном итоге все срослось. Между «Акулой» (5Б, 2006 г.) и 5Б Лишаева, перепад высот 260 м., длина трассы 280-290 м. Участков свободного лазания 6b — 6b+ — 6c 60-70 м., категорий 5А — 5С — 6А 110 -120 м., не кат. 15 — 20 м. ИТО сложностью А2 25-30 м., сложностью А2,5 — А3 55-60 м. Предлагаемая к. тр. — 6А.

Установлено 9 стационарных анкеров глубиной 45 мм диаметром 10 мм. Пробито 15-17 отверстий под BD Talon 8 мм.
По комбинации сложностей напоминает укороченный на 60-70 м. «Центр» Морчеки, только мест типа «Угла»  — три таких же (подлиннее, пожалуй, два из них) и вместо шлямбурных дорожек на плитах — скайхуковые ходы по 5-6 скаев друг за другом: что-то по выбитым дыркам, что-то за натуррельеф. После 75-го и 120-го метра — шикарнейшие полки. Для прилечь-вздремнуть, к сожалению, непригодные. Без работы на перилах, т.е только на набор высоты и организацию страховки потрачено 37-40 ходовых часов. Не судите строго. Но… 6А к. тр. — это раз. Второе — солиста никто и никогда не судил и не осудит за сроки. Я был совершенно один.

Царствия Небесного, Кум.
                                                  Светлая Память и Земля пухом

Подробности будут выглядеть примерно таким образом.

26 сентября, посадив жену на аэроплан до Москвы я быстренько упаковал баул. И сразу же началось соло, в виде 1900-километрового (туда-обратно) автопробега. Через трое суток мне надлежало забирать ее обратно из Борисполя. Чуть расцвело — и я оставил за задним бампером первую сотню километров. Подъезжая к Симферополю созвонился с Сергеем Ковалевым — уже заехав в Крым вдруг вспомнил, что забыл крючья и длинные петли — а уже  в 20.30 был у него в «Кошке». Чему был немало рад и приятно удивлен — прям в самом эпицентре скально-горной активности практически круглосуточный альпмаркет. За что Сергею мегареспект, море уважухи и просто огромная благодарность — кой-чего он мне просто подарил. На заправке «TES» переоделся, оставил машину и уже в полной темноте (при фонаре, правда) пришел на стоянку «Бочка», которая находится в начале полки, ведущей к Мисхорским Гротам. После таких подъездов-подходов выключился в момент, как младенец.

27-го с утра пораньше часик пошарахался по этой самой полке, найдя достаточно логичное и характерное начало.

Начало маршрута

Но оно являло собой монолитное и прилично нависающее пузо в 6-7 метрах сразу от земли. Стартовать с брутальной слесарни  не хотелось аж никак, в память пришел эпизод из глубокой древности в исполнении Вальтера Бонатти, при его первопроходе на Пти-Дрю. Ну да, я собрал на конце веревки гроздь карабинов и начал с умным видом ходить вокруг дерева, стоящего в полутора метрах от стены и верхушкой кроны касавшимся уже вертикальной скалы в 7-8 метрах от земли.

С третьей попытки веревка благополучно перемахнула через ветку в 4-х метрах над землей и я улыбнулся.

Но когда я закачался на самой верхней ветке — улыбка исчезла и я напрягся. Первые два метра, к явному моему неудовольствию, родились в ИТО. Но потом полезлось, да так кайфово! Диетические крэки, как из-под резца скульптора отколы. От 5c до 6b, ни единого взмаха молотком, френды и стопперы периодически сами просились: «Положи! Да положи же меня сюда! Сюда-сюда, тупица, а не туда!». В такой нирване я шустренько одолел первую «шестидесятку» — очень смахивает на такую же дистанцию от старта на Сокольской «Запятой», упрощенным откольным вариантом. Затем еще 18-20 метров такой же гламурной наклонной плиты вывели на шикарную полку, уходящую вправо-вниз. Класс! – подумал я. Если так пойдет и дальше –  следующим заездом в пару дней я управлюсь, и будет очень даже такая себе лазательная 5А. Что лезем дальше? О, по-суровее пошло от полки. Еще суровее… Стоп! Прилезли. 15 метров неудобного ИТО – вправо-вверх наискосок между вертикальной плитой и карнизом – отлично, дальше лезем! По-серьезнее, конечно стало, чем в начале. Ну все, ставим анкер и вниз.

15 метров неудобного ИТО – вправо-вверх наискосок между вертикальной плитой и карнизом

По полке, на которую я вышел снизу, оказалось возможным спустится ногами в лес. В одном месте слезши аккуратненько метров пять. Вот именно из-за них – этих пяти метров – снизу казалось непроходным в верхний левый угол этой полки. Поэтому я даже и не поднимался на нее в разведке, а сразу начал из лесу, с Мисхорской полки. В дальнейшем я ходил продолжать именно так, как сейчас спускался. Но все равно – начало очень рекомендую – и красиво, и разминка, и длины ни много-ни мало метров 80. Встретил Диму Евсеева с группой МисхГротДюльферщиков.

…Ночью одному в лесу, вдалеке от трассы (в разы дальше, чем на Форосе) было весьма занимательно и увлекательно. Масса звуков не совсем понятного происхождения и последствий долго не давали заснуть, но я затянул поплотнее капюшон спальника – звуки стали приглушеннее и их сделалось меньше.  Маленькие хозяева леса приняли, видимо, эти манипуляции за отход ко сну, и мой подвешенный кулек с продуктами сделался объектом массированной атаки. У Чипов, Дэйлов и прочих Микки-Маусов  явно ничего не получалось. Поэтому поначалу тихое шуршание и попискивание довольно скоро перешло в достаточно громкий и безбоязненный мышино-ласкинский гвалт. Это сработало снотворно.

Начав еще в утренних сумерках и до 12.00 я освоил второй карниз, еще более сложный, чем первый.

Второй карниз

Перспектива винтажненькой лазательной 5А начала исчезать. Спустившись, я долго и пристально всматривался в ожидаемый выше рельеф. Слегка наклонная плита выше следующей полки смотрелась как вся в дырках и и раковинах. И верх, несмотря на вертикальность, тоже в потенциале пролезаемый. Так виделось. И этого ОЧЕНЬ хотелось… Не любил кум крымский альпинизм новой генерации, больше мультипитчи.
К полуночи я был в Киеве – хорошая штука автомобиль, только в одно лицо дороговато получилось. Искать попутчиков просто не было времени, вот так и скатался.

4.10 – 8.10. Арктический циклон над Крымом

Выйдя полупроснувшись из вагона в Симферополе и понюхав воздух, я сразу понял – что-то не так. Студено как-то, излишне свежо… Ну ничего, думаю, это здесь. А там, на Югах – там хорошо. Тепло и сухо. В маршрутке, что до Ялты, задремал.
…Разбудили меня гыгыканья и улюлюканья соседей по общественному транспорту, при подъезде к Ангарскому перевалу. Я глянул в окно – и тут же отшатнулся! Протер глаза и понял – это не глюки. На деревьях лежали такие себе, сантиметров 10-15 сугробчики снега, мела пурга. Два оцепеневших гаишника на перевале закутанные в бушлаты, не шевелясь «инспектировали движение транспорта». А глядя на неторопливо проезжающие встречные и ощутив такое же, ползком, наше движение стало ясно: гололед. Оставалась призрачная надежда на Юга… В Ялте снега не было, но над ней, начиная с 500-600 м. над уровнен моря, все было белое. Выше, чуть ниже края плато – непроглядный туман.

Придя под жуткие завывания ледяного ветра на верхнюю полку, я имел на сегодня в запасе до сумерек 4-5 часов поработать. Подошел к своей перильной веревке – она была покрыта  слоем инея толщиной с палец. С карнизов висели сосульки по полметра и не таяли. То есть ко всему было ниже нуля. Пару раз ветер с зарядами ледяной крупы ощутимо толкнул в спину, подсказывая: «Ну ты идешь, или нет?». Когда в очередной такой порыв мне пришлось рукой припасть на полку (она не полка даже, а крутой скально-травянистый склон. Градусов 30-40 крутизной), я ответил: «Нет, пожалуй».

Но отсюда проблемы только начались. Т.к. у меня был только верхний тент от каркасной палатки – накрыться в случае дождя ночью – полноценного убежища от такой непогоди построить не удалось бы никак: ни каркаса, ни внутренника. Довольно быстренько я сообразил, что ночь такой погоды под открытым небом я не пересижу. Завернуться в тент – означало вымокнуть изнутри. Разве что спастись ночным бегством в цивилизацию. И тут я  вспомнил, что во время войны люди зарыванием в землю спасались от всего: от ветра, от холода, от гестапо, и даже от артобстрелов с бомбометаниями. Побродив, я нашел самое выраженное углубление в данной местности. Место это было между обеденным столом, в виде обширного плоского камня, и импровизированной кем-то из камней и бревен скамейкой. Повозившись  полчаса с тентом, трекпалками и шнурками, выдернутыми из своих кроссовок и рюкзака, я соорудил над этой ямой такую себе халабудку, сильно напоминавшую наскоро сделанный клозет в лагере беженцев.

Мое жилище

Еще около часа я его корректировал и подправлял, усиливал и укреплял: благо шнурков набралось много, а трекпалки регулировались и фиксировались по длине. Ужинать «на улице» не хотелось, и я залез в свое укрытие. По ходу трапезы я законопатил камнями, ветками и опавшей хвоей все сквозняковые дырки. Удалось даже закрыть вход, придавив его нижний край камнем. И, удовлетворенный результатом деятельности, я закутался в спальник с зоной комфорта от +5 до +10 и стал ждать – что же будет дальше: на плато ночью ожидалось до минус 6. У меня, стало быть – не теплее минус двух, с сильным шквалистым  ветром. Долго не давал заснуть хлопающий в сильные порывы тент, но ничего не оторвалось и не завалилось. Зато не было воровитой мышиной возни.

5 октября. Даунхилеры и ночной пес.

Утро выдалось морозным, но безветренным и солнечным. Стена в бахроме из сосулек смотрелась просто восхитительно, верх даже устрашающе – с верхних карнизов перед плато висели такие себе каскадишки метра по полтора-два. Я решил подождать, растянув завтрак на два сеанса, и послушать. И достаточно скоро все это великолепие начало оттаивать и с грохотом обваливаться – я чувствовал себя почти как в больших Горах.

Поднимаясь к своей перильной веревке я услышал какие-то вопли, громкие рычания, истошную матерную ругань вперемежку с металлическим лязганием– это здорово напоминало живое выступление хардкоровой команды, когда они уже совсем начинают загоняться. Так даунхилеры угорали по Мисхорской тропе, местами обледеневшей. В добавок, на одном и том же отрезке спуска каждого проносящегося радостным заливистым лаем встречал и провожал пес, парни утробно  рычали и гортанно орали, девки срывая глотки визжали – одним словом, ЖИЗНЬ у ребят удалась.

Я уже достаточно далеко ушел от своей верхней точки перил, все больше понимая что легче стена становиться не хочет. Но потом случилась здоровенная полка, точнее крутой скально-травянистый склон шириной метров 5-7. Как раз подходила к концу динамика и я счел вполне обоснованным и заслуженным забить солидный анкер и устроить сиесту для обдумывания дальнейших маневров. Для этого у меня есть литровый термос с чаем и тульский имбирный пряник. Дело в том, что по этой полке-склону можно пойти метров 40 влево – и выйти на «Акулу»: все ясно, хоть и совершенно нелегко. Пройдя 20-25 метров вправо попадаешь на Лишаева, аккурат к самому трудному месту его маршрута – Г-образному карнизу. Под собой, от Мисхорской полки, я уже оставил 140 метров, до видимого перегиба смотрелось где-то 100-110. И за ним 25-30. То, что я видел вверх до перегиба напрочь развеяло все мечты от «…винтажненькой лазательненькой 5А-шечке, такой гламурненькой в нижней 60-ке…». Надо мной стояла башня Марчеки, примерно как на «Центре», когда подходишь к первой шлямбурной дорожке (если не ошибаюсь, Нефедов ее убрал, переформатировав по свободное лазание. Молодец!). Снизу начал подтягиваться туман, солнышко тоже подзатянуло легкими тучками. И без них было откровенно прохладно, не более 3-5 выше нуля… И тут начал  подступать знакомый и неизбежный синдром солиста – раздвоение личности. Одно «Я» говорило: ну все, достаточно! Ну можешь ведь, ну крутой, нормально уже на 5Б сделано – вали вниз. Уже заслужил, расслабся!

Второе «Я» утверждало: не будь чмом, креветка! Помни, зачем ты сюда пришел и ЧТО ты делаешь! А пришел я чтобы сделать… Я делал МЕМОРИАЛ. Ни с чьей подачи, и ни по чьей-либо просьбе. Я сам решил так отдать должное земным делам кума в нашей плоскости – Вертикальном Мире. Памяти Человека, с которым мы (немного по разным векторам, но ведомые одной идеей) с начала 90-х прошлого века ломали Совковый альпинизм. По началу поглядывая на различных европейцев (в начале 90-х они довольно часто лазали в Крыму), затем выкристаллизовывая свою доктрину времяпровождения на стенах Крымских Альп. И, надо сказать, он в этом здорово преуспел и оставил впечатляющие плоды. Львиную долю – за свой счет. Так что вытри сопелюшки, чувак, и потихоньку-полегоньку… За сроки тебя сможет осудить только такой же солист – но ни один из них не станет этого делать. Потому как Соло —  во все времена Вне Закона, другое измерение. Главное – за собой чистоту и без эксцессов. Потому, что выключенный телефон (экономил батарею) я оставлял внизу. Для чистоты соло. Вечером просматривал звонки, болтал с женой, по работе раздавал целеуказания.

Я уже окончательно поставил хвост пистолетом, вздыбил шерстку и изготовился продолжить, как вдруг… Со стороны Мисхорской тропы – от меня до нее по воздуху было метров 250-300 – послышался НЕ ТАКОЙ, как у предыдущих, лязг велика. Вперемежку с грохотом. Буквально 2-3 секунды, потом глухой и сильный удар. Несколько секунд спустя был леденящий кровь громкий стон, достаточно долгий и без слов. Он не звал на помощь, не ругался криком. Потом все стихло.
Даже очень быстро, мне понадобилось бы 30-40 минут – спуститься со стены и прийти к нему. Но послышалось какое-то движение людей, прибежавший пес поскуливал и повизгивал. Слава Богу, подумал я и полез дальше.

А у меня дальше был очень неудобный карниз, за ним — сплошная слесарня с коротким, но трудным подлазом на полочку в конце. За ней дело еще усугубилось и я пожалел, что работу по целине сегодня начал в скальных туфлях. Довольно долго рубился по узким, но просто шикарным для трэда щелям. Но рисковать лезть в онсайт 6c – 7a почему-то не хотелось. Так я дошел до окончания щели в монолит, забил анкер и поехал ужинать. После ужина – сеанс связи с Миром, подвеска продсклада на ветку и долгое, нирванное разглядывание звезд. Хорошенько наработавшись и намерзшись за день выключился моментально, едва забравшись в свою берлогу.

И вот, около трех ночи, прибежал ОН. Тот самый даунхилерский пес – я узнал его по голосу и по характерной манере лаять. Сначала он больше завывал, чем лаял метрах в 100-150 от меня. Потом в течении получаса, наверное, бегал не дальше 30-50 м вокруг моей тряпочной крепостенки. Так же не переставая истошно гавкать и выть. Пару раз он прохрустел ветками совсем рядом и я понял – явно не йоркшир. Что-то типа немца, или ротвика, определенно не пудель. Но, видимо, воспитанный, потому как на полное сближение не пошел. А, может, я, замерзший, не издавал никаких запахов… Напротив, он, опять же не на секунду не умолкая, побежал к месту дневной аварии. И остался там очень надолго, около часа. Выл, скулил и иногда лаял. Мне сделалось как-то не по себе – еще и потрандеть не с кем. Наконец, когда этот друг человека начал удаляться (опять же – не умолкая) в сторону Мисхора, я вздохнул с облегчением и принялся успокаивать разбушевавшееся воображение. Он убежал погулять в лес, говорил я себе. Случилась авария (как я узнал на следующий день от одинокого даунхилера у родника – итогом аварии был серьезный перелом ноги), хозяева занялись быстрой транспортировкой страдальца. Ночью, вернувшись с прогулки на место, собака никого не нашел и поэтому долго лаял и выл, перепугавшись. Но если бы он знал, что не дает мне спать – извинился бы и прекратил: он ведь большой, породистый и воспитанный. Подполз, лизнул бы виновато руку… Большой..  Меховой весь… Теплый.. Тепл..Хррр…Хррр.

Деморализующая плита и перильные приключения

С раннего холодного, но ясного утра, еще в сумерках я решительным шагом пришел к своим перилам.  Погода обещала быть стабильной, мне предстояло весь день послесарить на плите. То, что я с земли увидел как дырки и раковины, при ближайшем рассмотрении вчера, с последнего анкера оказалось пятнами черного пушистого мха. Поэтому я не стал переобуваться в скальные туфли. Из железа я взял с собой два рокпека со сверлами 8 и 10, два BD Talon, один рельефник, три якоря и пяток крючьев. Ну и десяток мелких и супермелких стопперов. Работа ожидалась  тупая и однообразная.

Плита

 

Перила

Зажумарив на верхний анкер я, с тающей надеждой изучил все возможные ресурсы ее обхода, облета маятником с подлазом по щелям – без шансов. Путь один: ориентируясь на откол выше и чуть левее в 25 метрах – только прямо вверх. Благо, все это богатство на 3-4 градуса имело положительный наклон, т.е. спину и пресс я за сегодня не «убил» бы. И очень ожидались хоть какие-нибудь трещины. Старт сразу поверг в грусть: два с половиной часа долбиловки, 6 скаев друг за другом. О, вот она ! Долгожданная щель!  Не до конца зашедший якорь… Для успокоения нервов что было мочи загнал рядом с ним самый тонкий крюк. На полтора сантиметра в щели, семь-восемь остались торчать на улице. Дальше скай. Второй. Третий… Тут на меня напала истерика: впереди метров пять – такая же гладь без трещин, и вот под микрокарнизиком… Вроде что-то… Захотелось вернуться,  бросить все и уйти. Но со скаев  к якорю я не вернусь. И поменяться не с кем. К тому же, такой клайминг куму явно бы не понравился – он был большой противник слесарни.

Выдохнув глубоко и дав себе установку «тупой и еще тупее» я  пробуравил еще четыре дырки друг за другом. С горем пополам заткнул мелкий стоппер в карниз и принялся забивать анкер – уж слишком сильно хотелось нормальной страховки.

Обед

Выдал себе веревки, выглянул за карниз… Нет, она – эта плита — явно решила сегодня сделать мне вынос мозга! Снова как бетон. Да к тому же пошли участки (визуально не определяемые. Их можно только услышать при простукивании. Мерзкий звук!) отслоенной породы, заставившие петлять без желаемого набора высоты. Но это длилось, к счастью, недолго – дырок пять «всего», в одном месте даже стопперок удалось поставить подклинив его крюком. И когда я, наконец, вцепился руками в аппетитный край откола, радости моей не было границ.

Карниз

К тому же легло, рельеф был располагающий и я полез. Что было очень неудобно —  6А в треккинговых кроссовках. Перед выходом на полочку —  под ноги, зараза, закончилось! В туфлях вылез бы, но кто ж знал… После двух точек противненького и стремного ИТО (место-то лазовое, но не для кроссовок. Мусорить не хотелось) я вывалился на полку и долго угрюмо смотрел вниз, на эту Плиту. Которая весь день имела меня как хотела, и в хвост и в гриву.

Плита

Через 5 дней я приехал финишировать,  до верха оставалось 60-70 м.

…Может быть сильные, немыслимых направлений порывы ветреные, а может… кум (что ему теперь? Ни расстояний, ни времени, ни гравитации, ни непогоды – с легкостью может теперь оказаться везде, где пожелает) выразил, сильно припугнув, неудовольствие моими скайхуковыми экзерсисами… Явно не любил он слесарню, и никогда не скрывал этого. Во какой бред лезет в голову, иногда, во время затяжного соло!

Короче говоря, было чувство, что кто-то с явной издевкой и весьма искусно покуралесил с моими перилами. На первых 60-ти метрах – они были провешены статикой под карнизами и во внутренних углах – был порядок. Самая верхняя была старая потрепанная Рока Фанатик. Уже с полки я заметил, что она аккуратно и надежно обвита вокруг горизонтально торчащего выступа ребра, в 12-15 метрах от меня. От этого заклиненного чемодана, в прошлый раз, в проходе вверх я полез свободно, но для лазания использовать не рискнул – он прослушивался как отслоенный, да к тому же вызывающе немаленький, с полцентнера где-то. Походя по полке влево-вправо я все же скинул веревку с этого красавца, сперва с трудом веря в успех этих манипуляций – уж больно добротно накручена на него веревка оказалась. А нагружать ее в таком состоянии ой как не хотелось… Еще метров через 10, за 5 метров до анкера, была напрочь снята оплетка и внутренние шнурки (целые и невредимые, к счастью)… Торчали на улицу, короче.

Оказавшись над этим «отрезком пути» я выключил его бергшафтом. В горле застрял комок, я всем своим существом почуял неладное. После анкера я подстегнул на силовое кольцо беседки карабин-трехтонник, завязал стремя. Все потому, что на следующей, в 7-8 метрах выше меня, точке творилось что-то непонятное. Я тихо-претихо пожумарил к этому ералашу, совершенно без рывков и подпрыгиваний. Каждые 2-3 шага я перепускал слабину веревки через стремя на беседке – это давало хоть какую-то иллюзию страховки в случае обрыва перил надо мной (напомню: динамика была уже изрядно подуставшая за три года регулярного альпинизма со скалолазанием). Ералаш выглядел так: веревка одним витком была намотана на торчащий крюк, которым я подклинил якорь. Крюк-клин нагнулся вниз, виток веревки держался за счет плотного охвата ушка. Толщина крюка была не более двух миллиметров, т.е. как клинок ножа без режущей кромки. Карабин, что в якоре, был вывернут и задран вверх. Но, слава Богу – закрытый. Виток веревки с крюка-клина я потихоньку снял, взявшись рукой за верхнюю ветку перил. На удивление оплетка была целой.

А вот от того, что я увидел в следующей точке, во рту случился полный Уч-Кудук. Карабин, без муфты, был раскрыт. Защелка была прижата в открытом состоянии верхней веткой веревки. Та оказалась горизонтальной потому что зацепилась за кромку карниза, что над анкером. Самая длинная сторона карабина стояла горизонтально, узел (стремя) смотрел вниз, а кончик кейлока  держался за ухо анкера. Ночной даунхилерский пес на фоне этого зрелища сразу показался маленьким, белым, пушистым и тихо, очень жалобно мяукающим. Во, блин! Многое видал в Горах, от чего волосы на попе дыбом встают. Но такое… Да еще не с кем-нибудь, а со мной… Оставалось только нежно и ласково гладить веревку жумарами, так же неторопливо и без резких движений перепуская через стремя уходящую вниз веревку. Но в то же время хотелось поскорее закончить всю эту жесткую психологическую практику. В момент, когда я ухватил ветку веревки над всем эти безобразием – кейлок слетел. До следующего анкера было метров 15-17, да к тому же метр провиса… Я улетел метра на два вниз, намертво вцепившись в веревку руками и ни на грамм не нагрузив жумары. Все спокойно. В каком статусе был следующий карабин я не видел, т.к. он был за перегибом, но мне почему-то стало уже пофиг. Ни помощь зала, ни звонок другу уже ни к чему. Может это и есть конец? – подумал я, — вот так бесславно угробиться на перилах? Вот, оказывается, как это выглядит и как люди на них убиваются! Но зачем же так растянулось удовольствие?  Не переставая, все же, перепускать веревку через стремя, я дошевелил жумарами до перегиба и равнодушно взглянул на карабин, который принял рывок. Все в норме, как в учебнике. На сегодняшний день чаша моих добрых дел похоже перевесила ту, что с плохими.

Я долго сидел на полочке осмысливая все эти мэсиджи свыше, присланные за последние полчаса. Что это было? Намек или призыв? Предупреждение или проверка на вшивость? Ветер, вытворявший что ему заблагорассудится (все же гладкая слегка выпуклая плита, без малейшего выступа и препятствия) пока меня не было? А может и впрямь кум решил проведать, поигрался и отпустил с Миром?

Попив чаю и собравшись с мыслями оценил, что ожидает дальше. Самое время для скальных туфлей. На душе сделалось как-то  совсем просто и легко – рельеф, кстати тоже – включился режим не неистового выматывающего преодоления (как обычно в первопроходе 6 к.с.), а неторопливого увлекательного путешествия. Да, было 20-25 м не сложнее первого питча, хотя без парочки вставаний в петли не обошлось.

У нас гости

Наверху что-то зашуршало, я поднял голову. Прямо надо мной, метрах в 60-70 висел парапланерист. Через несколько секунд он ушел на запад, к Центральной Ай-Петри. И пропал из виду минут на 20. Продолжая свой неторопливый круиз по щадящей сложности целине, я вновь заметил его боковым зрением, на этот раз справа. Пилот был ниже меня метров на 20-25, на удалении 100-120 м. Я замер отвесив челюсть – уж больно мастерски чудак отрабатывал в динамике вдоль стены, не дальше 12-15 м от нее. Выглядело жутковато, но зато какая ювелирная точность! За 20-25 м до меня он был уже выше меня метров на 10, я его окликнул: «Эй, на крыле!». Это, видимо, здорово озадачило парня и он машинально шарахнулся на 7-8 м от стены, потеряв метра три высоты. Мы оказались совсем рядом.

«Далеко собрался?» — спросил он. Я ответил, что вверх.
«А где второй?» — спросил он  при обратном галсе. Я ответил что-то типа «Какое небо голубое!» и он опять пропал из виду.

Минут через 15 он вновь завис надо мной, вынырнув с плато и начал уходить в сторону Могаби, пожелав напоследок удачи.
У меня же  стена вновь обрела вид шестой категории трудности.

Под перегибом

Но решимости и здоровой спортивной злости начал добавлять постепенно приближающийся перегиб.

Придя к своему «лагерю» я обнаружил пропажу чайника, кружки и ложки. Все остальное я пораспихал с глаз долой под камни, а вот их впопыхах не убрал со стола. Кружка у меня есть на термосе – это раз. Суп можно отпивать из кружки, а твердую пищу отправлять в рот пальцем или деревяшкой какой-нибудь. Это два. В чем кипятить воду… О, вчера я как раз дожег большой газовый баллон! Я надрезал ножом его верхушку и получилось что-то даже вроде крышки.

Котелок, приспособленный из использованного газового баллона

Вид на стену Ай-Петри Восточная

Первый раз я прокипятил воду вхолостую, чтобы убрать пропан-бутановый запах – и у меня появился котелок!

Поутру я довольно быстро закончил вчерашнюю слесарню, на это здорово мотивировали скальные туфли на ногах. Небольшая, но шикарная полка под  метровым  карнизом, анкер…

Метровый карниз

Вывесился на краю карниза и – нет, еще не плато. Легло, полезлось —  в начале противно и неудобно, потом веселее. Упссс… Еще один карниз, с ну оооччень напрягающими двумя стартовыми перехватами.

Еще один карниз

За ним кайфовенькая трещинка, такая…

Последние 6-7 м заставили поразмыслить: сделать самостоятельную концовку – означало скайхуковую рубиловку по наклонной плите. Логика звала в финишный угол Фантиковского хода, для этого нужно было траверснуть метра три вправо. Но траверс почему-то не склеивался  — за ребром оказалось гладко и нависающее. Полезу, пока лезется, решил я. Правой рукой и ногой – по ребру, для левых тоже что-то на плите нашлось. Так, на тонком балансе и выкатил аккуратненько на плато.

Было тепло, солнечно. И совершенно не верилось, что 10 дней назад здесь бушевала полномасштабная зима. А еще мне долго не давал покоя самодовольного вида боярышник, особенно его огромные  краснющие ягоды – с полчаса, наверное, я ползал и приседал вокруг да около него с фотоаппаратом.

Боярышник

Дымка

Первые минуты после восхождения

На спуске, осмысливая проделанное, подумалось следующее: А чего мы вот так напрягаемся и проявляем внимание тогда, когда Человека перестает с нами быть? Почему только в ТАКОМ случае мы совершаем хорошее в полную свою мощь?
Чего мы стесняемся, что нас сдерживает от благих деяний друг другу – но пока мы живы и здоровы?
…Удивляет.
                    …Озадачивает.

           Светлой памяти Тараса Иванкова.
                                                                                                              MISHEL

Описание маршрута «Праздник непослушания» (6А):

Маршруты Ай-Петри Восточной. Зеленая линия — новый маршрут Волошановского «Праздник непослушания» (6А).
Фото: Сергей Пугачев

Поднимаясь из леса по полке, ведущей в Мисхорский грот, обращаем внимание на начинающие появляться справа скалы, в 10-15 м правее тропы. Вначале, первые 30-40 м они пологие и невысокие, затем резко начинаются монолитным нависанием прямо от земли. Пройдя вдоль нависания в сторону Мисхорского грота 30-40 м, выходим на самое обширное ровное место (похожее даже на место ночлега), не доходя 15-20 м до обширных зарослей плюща. В общих чертах – в 30-40 м правее начала «Акулы». Старт с дерева ( я обвязал вокруг ствола черную ленту из стропы, но ее может и не стать), верхние ветки которого касаются уже вертикальной скалы. Вверх четко видно начало маршрута – длинная щель на наклонной плите с деревом в 30-ти метрах от земли. Левее нее – гладкий монолит.

Каким-либо образом взобраться на самую верхнюю ветку, в щели (скалы) есть невынимаемый мелкий стоппер. С него 2-2,5 м ИТО А2 (рельефный скайхук и якорь), затем по слегка наклонной плите 7-8 м 5с+ — 6а к косой, с покатым краем и уходящей влево-вверх полочке. Аккуратно выйти на нее, по ней 3-4 м к системе широких вертикальных щелей, по которым 15-17 м 5с – 6а+ к сосне. С верхушки сосны перелезть на вышестоящий можжевельник. С его верхушки по наклонной щели 17-20 м 5b — 6а+ до окончания щели в монолитную пологую плиту. Здесь станция на местных стопперах, можно добавить своих, более мелких. Для страховки на первом питче понадобятся средние френды, а так же большие и средние стопперы.

По пологой (70-75 градусов) заглаженной плите с малым количеством узких щелей (якоря) 12-15 м 6а – 6а+ выйти на широкую, уходящую вправо-вниз полку. По ней 12-15 м не кат. к дереву. Смена.

С полки 4-5 м лазание 6а+, затем 3-4 м 6b-6b+ до местного крюка. С него 10-12 м А2-А2,5 (средние стопперы, мелкие и средние френды) под карнизом. Затем 4-5 м А2 по плите (якоря, мелкие стопперы), потом 7-8 м 5с-5с+ к анкеру. От анкера 3 м А2,5, затем 3 м несложный подлаз, далее 10-12 м А2,5-А3 приводят в вертикальный внутренний угол. По нему 8-10 м либо А1,5 –А2, либо 6b+ — 6с. Далее 5-6 м легких скал выводят на наклонную скально-травянистую полку шириной 3-4 м. Есть анкер, смена.

По наклонной монолитной 4с-5а плите 4-5 м подойти под карниз. Под ним в горизонтальную щель можно установить среднего размера френд и мелкие стопперы, но места установки нужно поискать. Сразу за карнизом – скайхук в дырку 10, затем есть местный крюк. От него вправо-вверх под карнизом 4-5 м А2,5-А3 (мелкие стопперы), затем 3-4 м А2 по плите рядом с отколом (якоря). Далее  вверх и чуть влево по широкой щели 3-4 м 6b-6b+ приводят на маленькую наклонную полочку, здесь есть анкер.

От полочки траверс 6b-6b+ вправо 4-5 м, используя горизонтальную щель до системы узких монолитных вертикальных щелей. По ним 10-12 м А2 (средние и мелкие стопперы, мелкие френды, якоря), возможно 6с-7а,  до монолитной едва наклонной плиты, есть анкер. Далее чуть влево и вверх 6 скайхуков подряд, два из них за рельеф до единственной в этом месте щели под якорь. От якоря вновь 5 скайхуков за пробитые дырки в направлении небольшого карнизика, под ним так же есть анкер. После карнизика 5 скайхуков за пробитые дырки, мелкий стоппер, подойти к небольшому внутреннему углу-отколу. По нему 6-7 м 6а-6а+ выходим на небольшую полочку. Есть анкер.

Вверх, в конце чуть влево, 18-20 м по наклонной плите с небольшими щелями и  отколами, лазание от 5с до 6а+- 6b. От небольшой полочки вновь по наклонной плите, на этот раз вправо-вверх 10-12 м 6а-6а+ до крюка. От него 4 скайхука за пробитые дырки, затем выход в мульду 3-4 м  5с+. По нависанию мульды (перед ним есть анкер) 3-4 м 6а+, затем 10-12 м А2-А3 по нависающей, местами прерывающейся и развернутой щели. С ее окончания простой, 5а-5b, подлаз 5-6 м влево-вверх на отличную, но маленькую полочку под метровым карнизом. Здесь есть анкер. По карнизу в лоб А2, за ним по наклонной плите вверх и чуть вправо 4-5 м А1,5-А2. Затем вверх по наклонной плите 5-6 м 5с+ — 6а на полочку под почти метровым карнизом. Карниз в лоб 6с, за ним по едва наклонной щели 7-8 м 6а-6а+, затем 3-4 м простой наклонной плиты, подойти к финишной 5-6 метровой плите. По ней, используя ребро справа и неявный рельеф на ней слева 6а выйти на плато.

Спуск на восток по Мисхорской тропе.

Время прохождения от 8-9 до 12-13 часов.

Рекомендованное снаряжение:
Веревка 60 м;
Молотки;
Френды 0,25, 0,5 – по две штуки; от 0,5 до 2,5 (включительно) – по одной штуке;
Мелкие и средние стопперы – 8-10 шт, крупные стопперы – 3-5 шт;
Якоря 2-3 шт

Где было необходимо оставлены «намертво» забитые лепестковые крючья и клинья. Их можно не брать, но большая просьба: НЕ ВЫБИВАТЬ оставленные крючья. Также кое-где оставлены «невынимаемые» стопперы. Ну, их можете попытаться… Если повезет.
Анкеры: глубина 45 — 50 мм, диаметр 10 мм, ухо – Petzl.

  С Любовью
                                                                           MISHEL

Автор маршрута и статьи: Мишель Волошановский (г.Киев)

Фотографии: Мишель Волошановский

Источник статьи: Проект ALP

Публикация данного материала на других ресурсах возможна только с разрешения автора!

Читайте также:

Еще один маршрут от Мишеля Волошановского: Крым, Алупкинская стена. Маршрут «Пятница, 13е» (5Б)

Два новых маршрута на Ай-Петри Восточную от Сергея Пугачева: Маршрут «Новолуние» 5Б, Маршрут «Аномальный сентябрь» 6А

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...

5 комментариев

  1. Очень классно написано. Интересный маршрут получился.
    Как можно связаться с Мишелем, соц сеть или почта есть у него? Хочется поговорить по поводу соло восхождений.

Добавить комментарий