alp.org.ua / Горный туризм / При попытке пересечь плато Путорана погиб путешественник Андрей Добрынин

При попытке пересечь плато Путорана погиб путешественник Андрей Добрынин

При попытке пересечь плато Путорана погиб путешественник из Ярославской области Андрей Добрынин, который совершал одиночное путешествие. Был запланирован маршрут протяженностью около 750 км по не населенной труднодоступной территории. Он успел позвонил по спутниковому телефону в МЧС. Когда вертолет прилетел, Андрей был уже мертв. Причина и обстоятельства смерти пока не известны, вероятно проблемы со здоровьем.

На маршрут Андрей вышел 17 июля с напарником по имени Владимир, к 24 июля они дошли до озера Аян, где расстались (так было запланировано заранее). Дальше Андрей пошел один. Туристы из Рязани встретили его 30 июля на Аяне у домика заповедника. По их рассказам он пару дней подлечивал ноги. Дальше он пошел по реке Капчуг вверх. Вес рюкзака у Андрея в начале маршрута был 42 кг, на момент встречи у озеро Аян — около 37 кг.

Андрей (слева) и Владимир на маршруте

Т.е. за две недели было израсходовано около 5 кг. продуктов — это порядка 350 гр. в день, очень экстремальная раскладка. Встречных туристов поразило, что Андрей сказал: «Пока я не иду, я не ем — у меня нет лишних продуктов на непредвиденные дневки».

Андрей связался по спутнику с страховой компанией в 11:25 31 августа, что он им говорил пока не известно, но скорее всего просил эвакуации. В 18:35 31 августа Андрей связался с МЧС, передал им свои координаты. По причине не летных условий вертолёт смог вылететь только в 6 утра 1 сентября к моменту прилета вертолета Андрей уже был мертв. Примерное время смерти 3-4 часа до прилёта вертолета.

01 сентября тело Андрея было доставлено в п. Тура, Красноярского края (это поселок южнее плато, на берегу реки Нижняя Тунгуска).

Плато Путорана находится на Среднесибирском плоскогорье, является одним из самых редко посещаемых и малоизученных мест в мире. Расположена севернее полярного круга к востоку от Енисея на территории Эвенкийского и Таймырского национальных округов. Представляет собой поднятое над окружающей равниной плоскогорье, с крутыми бортами, прорезанными руслами рек, которые образую каньоны и водопады. На плато большое количество озер. В 2010 году включено в Список всемирного наследия ООН.

плато Путорана

Андрей Добрынин работал гидробиологом в Института биологии внутренних вод имени И.Д. Папанина, расположенном в научном поселке Борок Некоузского района Ярославской области. Он отдавал себе отчет о трудности и опасности планируемого путешествия.

Это было уже не первое путешествие Андрея Добрынина на Путораны. В 2011 году была предпринята попытка пройти маршрут втроем, поход пришлось прекратить из-за перелома ноги одного из участников , а также истощения членов команды от голода. Была пройдена примерно половина маршрута — от деревни Чиринда до оз. Харпича

Планируемый маршрут 2011 г , плато Путорана, Был пройден участок от пос. Чиринда (внизу-справа) до оз. Харпича.

Вот его объявление о походе 2013 года — он пытался найти себе попутчиков: «Поход будет проходить в очень тяжёлых условиях. Несмотря на то, технически очень сложных препятствий на маршруте практически нет, большую роль будет играть его продолжительность и недостаток еды.

Продолжительность. Я указал 45-50 ходовых дней. Однако с учётом днёвок, истощения и весьма вероятных сложностей с погодой в итоге запросто может получиться 2 месяца, а может и дольше. Если учесть при этом, что стартовый вес будет составлять около 40 кг (внимание! – сюда входит и рюкзак и то, что на надето на человеке), то начиная ориентировочно с третьей недели будет сильно сказываться накопленная усталость, что, в свою очередь, вызовет замедление продвижения. Со временем её влияние будет лишь увеличиваться.

Недостаток еды. По моим расчетам, получается взять запас еды на 40-44 дня (зависит от количества участников), из расчета 500 гр. на человека в сутки. На весь маршрут этого не хватит. Оружие не берётся – охоты не будет. И хотя предполагается рыбалка, её результативность остаётся под вопросом. Весьма возможен голод. Я оцениваю вероятность его возникновения в 60-70%. Особо хочу отметить, что имеется в виду не обычное для пешеходника слегка голодное существование, а настоящий голод с его общей заторможенностью, «падежом» от обессиливания и, возможно, голодными обмороками. При неблагоприятном стечении обстоятельств возможен летальный исход как непосредственно от голода, так и от связанных с ним осложнений.
Также хочу предупредить, что, по информации от Туринских товарищей, верховья Котуя до оз. Харпича – зона авианедоступности. При ЧС рассчитывать можно будет лишь на собственные силы. …

Требования к участникам:
— Участие в пеших походах не ниже 4 к.с. за последние 3 года…
— Очень высокая физическая и психологическая устойчивость как к кратковременным, так и к долговременным стрессирующим факторам…
— Очень большое желание реализовать этот маршрут.
Когда станет совсем тяжело, Ваше стремление к цели будет единственным, что не даст Вам сломаться. Поэтому желание реализовать поход должно быть очень высоко. Выше него должно быть только стремление сохранить жизнь и здоровье напарников.
— Наличие 3 месяцев свободного времени. «

Материал подготовлен: Проект ALP

Андрей Добрынин — попытка пересечь плато Путорана

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...

6 комментариев

  1. Вот выдержки из отчета Андрея Добрынина о походе 2011 года.

    Весь поход в 750 км, как предполагалось, должен был занять 1,5-2 месяца. В этом-то и была основная загвоздка. Дело в том, что человек может унести на себе продуктов примерно на месяц, поэтому пешие походы продолжительнее почти никогда не делаются. Однако пройти 750 км по совершенно дикой местности без жилья, дорог и человеческих троп за месяц — задача малореальная. Пришлось закладывать в план маршрута добывание еды на месте (охота и рыбалка). А это означает, что надо нести на себе средства добычи (оружие, спининги, сеть) и ежедневно, помимо переходов, тратить силы и время на добычу еды. Дело дополнительно осложнялось тем, что по восточной части плато Путорана информация (проходы, броды) очень скудная, она практически отсутствует. В результате еды взяли на 20 дней пути и 26 июня выехали из Москвы.

    КРАТКИЕ ИТОГИ

    Прошли от д. Чиринда до оз. Харпича. Это где-то около половины маршрута. Пройденное расстояние оценить сложно – было много обходов, поисков бродов, разведок. Но примерно прошли что-то в районе 300 км.

    Шли очень тяжело. Основных причин две:

    1. Очень ранняя весна, на месяц раньше срока, местные такого не помнят. Что это значило для нас? В начале маршрута много болот.
    При нормальной весне под небольшим слоем воды находилась бы твёрдая вечная мерзлота. В нашем случае мерзлота растаяла на гораздо большую глубину, ноги постоянно проваливались и на этих бесконечных болотах мы здорово застревали. Кроме того продвижение сильно тормозил кочкарник. Обычная протяжённость такого кочкарника – несколько километров. Рано встали на крыло выводки куропаток – охота была плохая, фактически ружьём пользовался только в первую неделю, потом ничего добыть не удалось.
    2. Частые дожди.
    Реки вздулись, галечные пляжи, по которым в основном и предпологалось движение, залило — шли обходами по склонам (а они у Котуя крутые, по ним надо карабкаться).
    Рыба из мутного после дождей Котуя большей частью ушла в притоки, а та, что осталась, равномерно рассредоточилась по акватории, а не стояла, как обычно, группами на ямах и за камнями на перекатах. Кроме того рюкзаки получились довольно тяжёлые – 40 кг на брата.

    Всё это в итоге вылилось в малую скорость передвижения в условиях постоянной влажности (здесь много всего: и усложнившиеся переправы, и мокрый курумник, и залитые водой болотистые полки и низины) и, что пожалуй самое неприятное, голодного пайка. Расчёт был на подножный корм, в первую очередь на рыбалку, а её в начале пути вообще практически не было, на подходах к Харпиче стало немного получше, но всё равно на еду не хватало. При норме в 3500-4000 ккал ежедневное потребление составляло 500-1000 ккал.
    Я, например, от сочетания голодания со сложным рельефом несколько раз падал и не мог минут по 10 подняться, один раз, похоже, был обморок от перенапряжения. Вот такие дела. В день проходили от -200 метров (неудачная переправа через Котуй с переворотом лодки) до 19 км (длительный спуск от верховьев р. Мороло в долину Котуя), в среднем — 8 км.

    У оз. Харпича должна была быть переправа через Котуй, строили плот – лодка к тому моменту практически пришла в негодность, держала на воде около 7 минут одного человека без рюкзака. Для плота надо было навалить сухостоя, за одним из стволов Ринат полез по склону и сорвавшийся камень сломал ему ногу. Через 2,5 дня его с Игорем (тому было совсем тяжело от истощения, да и продуктов на двоих на остаток пути не хватило бы) забрал санрейс.
    Я остался и попытался пойти по маршруту один. Однако рюкзак получился на одного в районе 54 кг и с таким весом я по местным буеракам был не ходок – сам к тому моменту весил не на много больше (в норме — около 70 кг).
    Через неделю после ребят вылетел с попутным вертолётом, который забрасывал тургруппу водников. Местные жители знали, что я там остался, и очень хотели меня забрать – иначе, по их мнению, шансов выжить у меня было бы не много. К тому же, из-за деградации авиаотряда в Норильске на участке от оз. Харпича до оз. Аян вертолёты не летают, т.е. случись что звонить бесполезно. Поэтому местные скорректировали точку заброски этой тургруппы (изначально те хотели лететь на оз. Люксина, в 60 км от меня), чтобы попасть в район моего предполагаемого местонахождения.

    По моей оценке, успех похода — 40%. Целиком запланированный маршрут не пройден. Тем не менее, восточная, самая нехоженая, часть плато Путорана сделана и, по моей информации, даже получившийся маршрут — первопрохождение. Разведаны проходы и броды в этом малохоженом районе — самое важное для пешеходника. Кроме того, приобретён уникальный опыт по многим позициям, а это дорогого стоит. Налажены контакты с местными жителями, живущими к востоку от плато в д. Чиринда и пгт. Тура (охотники-промысловики, вертолётчики).

    Вот так сходили. По приезду месяц ел с утра до ночи, не переставая. Набрал килограмм 15, даже небольшое брюхо появилось. Через несколько месяцев поуспокоился, пришёл в норму.

  2. Из интервью Андрея Добрынина Общественному сайту Борка.

    М.Минькин: Ваша экспедиция и попытка покорить плато Путорана вызвала большой интерес у читателей нашего сайта, уверен, у кого-то пробудили романтику путешествий, изучения неисследованного. Уже одно это придаёт большую значимость событию, пусть и пока незавершённой экспедиции. Планируете ли Вы повторить попытку прохода через плато Путорана? Требуется ли скорректировать маршрут с учётом первого опыта?

    Андрей Добрынин: Да, я хочу повторить попытку пересечения плато. Конечно, на основании полученного опыта, думаю внести некоторые изменения и в набор снаряжения и в схему прохождения маршрута. Впрочем, эти модификации носят характер скорее уточнений, чем каких-то радикальных нововведений.

    М.М. Насколько важен человеческий фактор и фактор психологической совместимости в столь сложных экспедициях?

    А.Д. Человеческий фактор очень важен. Снаряжение, план прохождения – это всё хорошо, но идут-то люди. Вообще, там быстро слетают обычные для социума маски, и сразу становится видно, кто чего стоит. Как сказал один мой товарищ, тайга может очень много дать человеку, но прежде очень много от него потребует. Кто-то эти каторжные условия воспринимает нормально, кому-то очень тяжело, но держится, кто-то ломается. Всё зависит от того, какой прочности внутренний стержень у человека. Нередко люди преображаются кардинально: кто-то в лучшую, кто-то в худшую сторону. Всякое бывает.

    М.М.Эвенкийский автономный округ — один из самых малонаселённых регионов на Земном шаре. Каково ощущение человека, который попадает в «зону», где никогда не ступала нога человека?

    А.Д. Ощущения у каждого, наверное, свои, поэтому говорить могу только за себя. Эвенкия – это не «зона», это страна, очень большая страна. А когда идёшь по ней пешком, то временами она кажется бесконечной. На большей части этой страны нет людей, нет законов, каждый сам себе хозяин. Абсолютная свобода, которую здесь, в цивилизации, даже представить себе тяжело. Но и помощи кроме как от своих товарищей (если они есть) не будет. Так что делать можешь что хочешь, но если делать будешь не то, что надо, то расплата будет суровой – «Закон тайги» и не все люди готовы его принять, взять на себя ответственность за собственную судьбу.
    Я стараюсь влиться в природу вокруг себя и, насколько это возможно за столь короткий срок, стать её частью – это помогает лучше понять окружающее, быть к нему внимательнее и, следовательно, увеличивает шансы выжить. Поэтому «там» я становлюсь язычником – приношу в жертву конфеты и сигареты (а их жалко, ибо всего в обрез), говорю «спасибо» рекам, горам и камням, «извини» пойманной рыбе, подстреленной дичи, срубленным деревьям. Когда человек воспринимает окружающие предметы как одухотворённых, равных себе (как минимум равных) существ, то он смотрит на них внимательней, лучше пытается их понять. В конечном итоге это возвращается ему сторицей.

  3. Из обсуждения на форуме скитальца.

    Николай Александров (известный путешественник из Печеры, ходил в одиночку трансуральский поход)
    У меня с Андреем была длительная личная переписка. Грешно.. но я предвидел такой конец, предупреждал. Советовал ему отложить эту идею, не горячится и получше подготовится. Но нас одержимых разве этим остановишь? Твердил мне, что это смысл его жизни – надо пройти срочно, пока молод и есть ещё здоровье…
    Причина смерти скорей всего банальна. На фоне общего истощения и непомерных нагрузок проявились рецидивы со здоровьем.
    И всё таки… физической подготовки у него было недостаточно (из блога Андрея):
    Только что вернулся с первой тренировки — 3 дня бродил по окрестностям с выходным весом 40 кг. В первый день по дури дал весь норматив — 20 км (а ведь знал, что не надо, но уж больно хотелось). На утро второго всё болело — еле выполз из палатки, даже дров на костёр собрать не смог — сготовил на газу. Немного оклемался только после обеда, в итоге с кряхтением и стонами прошёл всего 6 км, да и то большей частью по дорогам.
    Для сравнения.. я на трансурале при выходном весе рюкзака 43 кг после 20 км пешки дневного перехода не терял силы и не отлёживался. а спокойно в штатном режиме продолжал маршрут, продолжая делать норму 20 км/день. Это можно узнать прочитав мои дневники. в еде я себя не урезал и при раскладке 750 гр./день мне на 30 дней хватило. А тут… 350 грамм это какое-то истязание над собой. за два месяца на такой раскладке.. точно ноги протянешь.

    Владимир (напарник Андрея по путешествию):
    Мы с Андреем совместили наши маршруты (о чём я сильно пожалел) и шли вместе первую неделю, до 24 июля. Долго обсуждали его маршрут. Реальный вариант, как я его вижу, был 20 км в день в спортивном стиле от точки до точки. В качестве промежуточных точек, где можно отдохнуть и теоретически набрать продукты — это кордон на Аяне, изба на Харпича, база Однолько на Дюпкуне. И Андрей со мной согласился, что надо либо идти быстрее, либо сниматься с маршрута. Андрей планировал идти 10 км в день. Я настаивал на более высоком темпе. Договорились на 15 км, 6 переходов по 30 минут до обеда, 5 переходов после. Так и шли по ночному Хонна-Макиту, я выполнял роль руковода-повара-«навигатора». Но несмотря на разногласия, негатива и споров не было.

    Да дело в том что, он был … не спортсмен, у него не было спортивных категорийных походов (для меня это было большой новостью). Он был полевик-экспедиционщик с большим опытом. Экспедиции в Алтай, Якутию, Карелию… Про рецидивы со здоровьем говорить не буду, а они имелись уже на второй день, что для меня было ещё одной большой новостью. Отговаривать было бесполезно, он был не тот человек, кто прислушивается к советам.

    Я люблю Путораны, лето было действительно благодатное, для пеших походов просто сказка. Чего-чего, не думал что так фатально все завершится. Да и никто не ожидал. Я расчитывал, что Дюха таки доберется до Однолько и просидит у него до зимы, вместе улетят на зимовку в Туру.

    Застали самый пик жары. Днём в тени на плато было за +30. Сгорели руки, растаяли все продукты. Переключились на ночной график. Я весь свой поход, 20 дней, прошёл в футболке. И это на крайнем Севере. Мне кажется, для пешего похода такие условия скорее подспорье, чем препятствие. Русла рек пересохли, для ходьбы условия более чем комфортные. Для сравнения в 2007 году (ходили в горы Богатырь) на плато неделями лил дождь. Средняя температура была около +10.

    Хроника следующая.
    5 августа Добрынин был на Котуе в 30 км от перевала. Это был единственный звонок мне. До избы на Харпича от туда порядка 70 км. Вполне возможно, он долго там находился, что подточило силы и резервы (в 2011 году он сидел там 2 недели). Погиб в 10 км от устья Котуя в озеро Дюпкун. Добрынин не дошел до базы Однолько порядка 40 км.

    Добрынин расчитывал продукты 500 г на 40 дней. Дальше — подножный корм. Я же расчитывал (скорее надеялся), что к 40 дням он доберется до Дюпкуна, а там жильё и продукты. Очень удивила принципиальная позиция Андрея, он говорил, что на продукты нигде не расчитывает, так как это бы нарушило его концепцию автономного пересечения (?!!). Но к Однолько на Дюпкуне обещал зайти (на что я и надеялся), т.к. это его знакомый.

    За совместную первую неделю из раскладки не съедали положенного, просто не хотелось (у меня 600г/20 дней, в походе скинул 5 кг, ощущения абсолютно нормальные, единственное медведи погоняли на Гулэми-Икэн, зарёкся ходить туда без пушки).

  4. Вот еще показательное обсуждение в 2012 году со Скитальца: диалог Николая Александрова (Н.А.) и Андрея Добрынина (А.Д.) Обсуждают итоги похода 2011 года и планы следующего путешествия по Путоранам.

    Н.А.:«Гораздо более логично и проще, пересекать Плато Путорана пеше-водным вариантом.»

    А.Д.:Ставилась задача именно первого пешего пересечения плато Путорана. Пеше-водным вариантом это уже делали. Кстати, был бы весьма признателен за ссылку на упомянутую Alexandrov статью в Вольном Ветре по пешеводному пересечению (у самого найти описание этого похода таланту не хватило, хотя о его существовании слышал и местные охотники его в разговоре упоминали).

    Н.А.:«Вполне реально более тщательно проработать маршрут, чтобы не месить потом болота и лезть на скалы.»

    А.Д.: Для любого похода необходимы точки входа и выхода. Теперь задача — пересечь пешком плато Путорана. Спецрейс вертолёта нам не по карману (110 тысяч рублей за час, оплата в оба конца). При ближайшем рассмотрении карты выясняется, что на востоке такими точками могут быть либо д. Чиринда (более простой вариант) либо п. Ессей (длиннее и сложнее). На западе оптимальный вариант — оз. Лама. Теперь рисуем нитку маршрута. По всей видимости, в оптимальном варианте она будет выглядеть так: Чиринда-р. Котуй-оз. Дюкун-оз. Харпича-оз. Аян-р. Большой Хонна-Макит-оз. Лама. В случае если идти от Ессея, то длина маршрута около 820 км, от Чиринды — около 750 км расчётных (в дальнейшем за счёт информации от местных удалось сократить участок Чиринда-Дюпкун на 30 км). Как видим, львиная доля маршрута проходит по долинам рек и берегам озёр. Оно и лучше — в долинах рек есть дрова, можно наловить рыбы (но об этом позже). Но болотам в первой части маршрута, пока не выйдешь к Котую, идти всё равно придётся. Про скалы — дальше.

    Н.А.: «Весьма страннным выглядит тот факт, что при таком немалом бюджете экспедици… сэкономили на GPS навигаторе. Загрузили бы туда растр, и плутать бы не пришлось.»

    А.Д.:Навигатор, а точнее два, разумеется, были. Основной — Garmin Oregon 550, запасной — Garmin 60Cx. И карты в них, конечно, были загружены (векторные, сам собирал из кусочков — «растром» ИМХО удобней пользоваться в бумажном варианте). Однако надо учитывать, что никакой информации по пешкам в восточной части Путорана найти не удалось. Было несколько описаний водных маршрутов, в том числе взятых из книги Афанасьева «Водные путешествия по плато Путорана», но плыть по реке и идти вдоль неё пешком — это, как говорится, две большие разницы. Не было никакой информации по бродам вообще и их изменениям в зависимости от погоды в частности. На практике это вылилось в то, что после дождей притоки Котуя в местах впадения часто становились непроходимы и приходилось подниматься по ним ним вверх и искать броды там. Та же ерунда с болотами, хоть там крюки и поменьше.

    А.Д.: Много вопросов по раскладке и, соответственно, выходному весу рюкзаков.
    Предпологаемая длина маршрута в минимальном варианте — 750 км. За месяц по целине с рюкзаком такое расстояние не пройти,я, во всяком случае, точно не смогу, рассчитывал на 60 дней с учётом днёвок. Месяц — срок критический. По моему мнению, на месяц продуктов можно набрать, но больше — уже никак. То есть мы сталкиваемся с необходимостью добычи еды на месте. То есть надо брать с собой средства лова, а это дополнительный вес и ежедневно затрачиваемое время на сам лов. Из этих средств были взяты: сеть 40-ка, два спининга, комбинированное ружьё ИЖ-94 «Север» с запасом патронов (но по нему — это отдельная тема). Кроме того, поскольку часть маршрута проходит по гольцам, был взят запас продуктов на 20 дней (10 кг), плюс немного чая, сахара, крупы, соли и специй на остальные 40 (плюс ещё 2 кг). В «гольцовой» раскладке были и сублиматы Гала, более того, в некоторых случаях им отдавалось предпочтение (о чем я, кстати, в дальнейшем иногда жалел). Кроме того, на верху плато может быть довольно холодно (как оказалось, и в долинах около нуля по ночам — тоже не редкость), т.е. надо брать тёплую одежду. Добавьте сюда лодку для переправ, навигаторы, фотик, спутниковый телефон, аптечку, научное барахло, ещё кое-какие мелочи, вот и получается рюкзак в 40 кг (у меня лично был выходной вес 41,5). На весе экономили как могли. Никаких «эмалированных мисок» у нас, конечно, не было. Вообще, приорететы при выборе снаряжения были расставлены так: функциональность (здесь же и надёжность), вес, цена. Как видим, цена на последнем месте (обидно двинуть кони из-за съэкономленной тысячи рублей). Поэтому и сумма затрат получилась такой впечатляющей (в ней, кстати, и затраты на тренировки — просто корреспондент просила общую сумму, вот я и выдал затраты на всё про всё), поэтому и копил я на этот поход 3 года. Кого интересует полный список снаряжения и продуктов- могу выслать, пишите.
    54 кг появились когда я остался один и забрал с народа все оставшиеся продукты и часть общественного барахла.

    Теперь о том что получилось по прохождению и продуктам в реальности. В районе плато Путорана в этом году были: а) аномально рання весна (на месяц раньше обычного), б) почти постоянные дожди. Из-за ранней весны раньше обычного подтаяла мерзлота на болотах, они стали «мягче» и хуже для прохождения — мы там здорово застревали, кроме того раньше встали на крыло выводки куропаток (охота была только в первую неделю). Из-за дождей вздулся Котуй и притоки. На Котуе залило почти все галечные пляжи — приходилось постоянно идти по тайге (а там заросли ольховника — кто ходил, занет что это такое) или забираться на верхние полки для обхода прижимов. Резко осложнились переправы через вздувшиеся притоки — частенько приходилось уходить в поисках бродов в верховья (т.е. постоянно в горы подниматься), а там эти притоки сплошь и рядом текут в каньонах, т.е. надо ещё искать спуски-подъёмы в эти каньоны, в общем — длинная песня. Кроме того, рыба из мутного от дождей Котуя большей частью ушла — в день ловили в среднем 3 хариуса на человека (а надо бы хотя бы 12-15). «Гольцовую» раскладку берегли до зоны гольцов потому как в долине Котуя есть хоть какая-то надежда что-то добыть, а там и того не предвидется. Когда становилось совсем плохо, то брали из неё немного (оттуда те самые 120 гр манки), но, подчёркиваю, раскладку берегли. В итоге получилось что охоты нет, рыбалка — дохлая, прохождение резко усложнилось. Вот и начались сильная слабость, «падёж» с голодухи и вместо 15-20 км в день проходили при хорошем раскладе около 10-12.
    По итогам некоторые изменения и в список снаряжения и в схему прохождения я планирую внести, но этот вопрос пока в процессе проработки.

    Н.А.: «Но вообще-то полностью автономный переход сроком в два месяца без предварительной продуктовой заброски — чистой воды авантюризм с надеждой на божью помощь, либо чудо.»

    А.Д.: Что считать «чистой воды авнтюризмом», а что «допустимым риском» — вопрос субъективный. Его можно определить как отношение реального риска (вероятности погибнуть) к личной ценности маршрута для человека. В тех случаях когда это отношение превышает некую величину (например, личную трусость или инстинкт самосохранения — кому как больше нравится, личный страх оставить семью без кормильца, могут быть и другие критерии), то это — авантюризм, если нет — то допустимый риск. Скажем, если шанс погибнуть на маршруте 10% и он вам просто интересен и не более того — то на фиг такой маршрут нужен. Если же этот маршрут для Вас смысл и цель жизни (здесь можно вспомнить наших первооткрывателей Арктики), то Вы в него пойдёте.
    Насчёт продуктовой заброски на плато Путорана есть ещё такой момент. Возможна она только вертолётом. Середина маршрута находится в районе озера Харпича. Спецрейс вертолёта туда из Туры (из Норильска не летают) обойдётся в 700-750 тыс. рублей. Кусается, лично у меня таких денег нет.

    Н.А.:«Причем, не какие нибудь 50-70 метров, а полный подъем на плато. с набором высоты почти 1000 метров. Это (к стати) все вынуждены проходить, кто идет с озера Лама на Хоннамакит или Бучарму.»

    А.Д.: Подъём с Ламы (а точнее от р. Геологической) к истокам Б. Хоннамакита крутой, но без откровенного альпинизма и не длинный, проходится обычно за 1, максимум 2 дня.

    Н.А.: «Если на вашем маршруте было много притоков текущих в каньонах — следовало предвидеть это и взять верёвку и крючья.»

    А.Д.: Верёвка, обвязка, карабины у нас были. Но не в этом суть. Гораздо проще сделать крюк в 10-15 км в обход каньона, чем лезть по двум вертикальным стенкам высотой 50-100 м с организацией на них промежуточных лагерей, затягиванием туда рюкзаков и т.д. Кстати, для ползанья по скалам верёвка нам так и не пригодилась, использовали только для страховки на переправах.

    Н.А.: «Ну как Вы сами уже убедились, идти долинами рек — спорный вопрос. Отнюдь не всегда это проще, а иной раз даже невозможно.»

    А.Д.: Этот вопрос тщательно обдумавался перед составлением маршрута. Да, идти по гольцам проще, но там кроме камня и воды ничего нет. То есть мы встаём перед выбором: идти быстро и только на своих запасах (там, правда, придётся периодически делать те самые спуски-подъёмы по 1000 м) или медленнее по долинам с шансом что-то поймать-подстрелить. При ближайшем рассмотрении выяснилось что пройти весь путь даже по гольцам за месяц не получится. Поэтому и был выбран «долинный» вариант.

    Н.А.: «Я в далёкие 80-е прошел в одиночку по хребтам Полярного Урала 460 километров за месяц автономки, и никакого экстрима (тем более упадка сил) не ощутил.»

    А.Д.: Посмотрел, отличный маршрут. Но прошли Вы именно что 460 километров за месяц, к рассматриваемому варианту это, к сожалению, не применимо.

    Н.А.:«Ну и последнее — если ситуация действительно хуже некуда… разумней не упиратся рогом — типа любой ценой, а разумней сойти с маршрута. Учесть опыт прежних ошибок и изменить стратегию.»

    А.Д.: Вы совершенно правы, именно так я и поступил 17 августа, когда понял, что идти с такой скоростью мне придётся ещё около 70 дней и я, скорее всего, в районе Б.Хоннамакита попаду в зиму. Отношение риск/ценность превысило порог моей личной трусости (инстинкта самосохранения) и я решил сворачивать маршрут.

    Н.А.:«На полном автономе без пополнения раскладки, сковозное пересечение Путоран возможно лишь пеше-водным вариантом с озера Лама и далее на Котуй.»

    А.Д.: Это можно проверить лишь на практике. Пока правы Вы, но в 2013 г. надеюсь Вас переубедить. Правда начинать и пеший вариант действительно лучше от Ламы. Когда принималось решение идти с востока там были свои резоны, связанные в основном с заброской и временем таяния снега и льда, но они не оправдались.

Добавить комментарий