alp.org.ua / Альпинизм / Страхование альпинистов и туристов

Страхование альпинистов и туристов

Нужна ли страховка в горах? Нет, не система элементов «веревка-крючья-закладки-карабины», а страховка, по которой, в случае НС, вы получите материальную компенсацию за травму и лечение.

О СТРАХОВКЕ

История, увы, повторяется вновь и вновь. Как только происходит очередное громкое ЧП, да еще с погибшими, начинается суета по поводу страховок, средств связи и т.п. Как будто до этого крутые перцы, покоряющие бурные пороги и крутые стены, слыхом не слыхивали о том, что страхование или связь в принципе существуют.

Страховка: первый опыт общения со страховыми компаниями:

Этот вопрос интересовал меня и в советское время, но тогда он казался не очень важным. Нет, конечно, в случае смерти семья могла получить какие-то деньги, но непосредственно страхуемого это касалось мало. Сам я уже 20 лет занимаюсь горным туризмом. И в моих группах были спасательные работы, бывали они и в группах моих друзей, но всегда как-то проходили без участия официальных представителей. Пострадавшего тащили участники группы, помогали встречные команды, но все это было на добровольной, не официальной и тем более не на денежной основе. Да, я защищал маршрут в МКК, регистрировался в КСС, но всегда четко понимал, что реальной помощи в случае ЧП они не окажут. Нет, в МКК обычно сидят квалифицированные люди, которые могут дать много полезных советов по маршруту, но что они могут сделать в случае ЧП? Максимум – организовать поиски тел после окончания контрольного срока.

На помощь всегда приходили другие группы. При этом наши и группы из Восточной Европы откликались всегда, а вот на западников надежды было мало. Видимо они считали, что спасательные работы – не их дело, а дело спасателей. Конечно, лучше, когда спасением занимаются профессионалы, особенно когда они в этом месте есть.

Решив сходить на Монблан, я вспомнил об этой особенности поведения людей Запада. Конечно, Альпы – самый спасаемый район на планете, здесь работают настоящие профи, получая за это настоящую, а не символическую зарплату. А кто же будет оплачивать такие расходы, если, не дай бог, что-то случится? Ведь обычная страховка, без которой вас не выпустят за границу, в горах не действует. Задумавшись об этом, я поехал в страховую компанию, в которой меня застраховали французы при оформлении визы – в «АВИКОС».

«Нет никаких проблем, – заверила меня улыбающаяся девушка. – Доплачиваете по коэффициенту за риск и получаете необходимую Вам альпинистскую страховку». «А вертолет на спасательных работах оплатите?» – спрашиваю я, вспоминая страшные суммы в которые обходился час полета вертолета на спасработах в советское время. «Конечно, не беспокойтесь, все будет нормально», – отвечает девушка и забирает деньги. После чего вписывает нужные дни в страховой полис.

Смутно проскальзывает мысль, что неплохо бы подробно изучить договор. Да и странно, что девушка не выдала мне новые документы, а просто вписала слово «альпинизм» в стандартный бланк. Но, может, так всегда и происходит, у меня же еще не было опыта оформления альпинистской страховки. Да и в реальность наступления такого случая не верится, ведь в горы мы ходим не для того, чтобы нас там спасали.

Август 2003 года. В Европе два месяца стоит страшная жара. Снег стаял, обнажились трещины, возросла техническая сложность маршрутов и, вдобавок, начались сильные камнепады. Очень сильно сыпало на классическом пути подъема на Монблан, в Большом Кулуаре Гуте, который за его плохую репутацию еще называют «кулуаром смерти». Моя жена Ирина как раз смотрела на поднимающегося там альпиниста, когда произошел большой обвал, накрывший группу из Македонии, и в парня попал крупный камень. Безжизненное тело повисло на страховке. Через пять минут появился спасательный вертолет и начал по одному человеку вытаскивать пострадавших и спускать к хижине Тет Рус. Тяжело раненого (перелом черепа) альпиниста даже не стали затаскивать в вертолет, а, закрепив на тросе, спустили вниз в больницу. Также прошла транспортировка убитого. Ирина была в шоке, и я сильно сомневался, стоит ли продолжать маршрут. Смерть на глазах – большое нервное потрясение, но на следующее утро мы все же прошли кулуар, поднялись к хижине Гуте и через день пошли на вершину. За время восхождения ситуация еще ухудшилась, сыпало уже не только в кулуаре, но и по всему склону, несколько человек было убито, несколько ранено. В воздухе все время кружил маленький красный вертолет спасателей. В конце концов французские власти решили, что число жертв слишком велико и закрыли проход между хижинами Гуте и Тет Рус. Мэр открыл воздушный коридор к хижине Гуте для эвакуации застрявших там восходителей.

Вертолеты весь день спускали людей, и к нашему возвращению с вершины в лагере уже никого не было. Что делать? Спуск закрыт, да и сыплет так, что идти туда не хочется. Ждать, пока кончатся камнепады? А сколько ждать, хватит ли газа (топим снег) и продуктов, успеем ли на самолет в Москву?

Остается одно – спасательный вертолет, тем более что через час улетает последний. Эта эвакуация выполняется по распоряжению властей, тариф льготный – 500 евро за борт, но все равно сумма не маленькая. Но чего мне волноваться, я ведь как раз такую ситуацию оговорил со страховой компанией. Звоню по мобильному в Москву. Вежливый мальчик отвечает, что сегодня выходной и мне нужно перезвонить завтра. «Завтра будет поздно, это последний вертолет. Завтра сюда не будет воздушного коридора, и никто не сможет прилететь». «Хорошо, спускайтесь, но возьмите все документы».

Быстро собираемся и улетаем вниз. Беру официальный документ, в котором написано, что я эвакуирован с горы Гуте в связи с угрозой для жизни. Беру копии французских газет, описывающих ситуацию на Гуте. Звоню в Москву. Менее приветливый голос по телефону мне объясняет, что раз я не пострадал, то и страховой случай не наступил. «Впрочем, приходите в офис в Москве, разберемся».

Вернувшись в Москву, еду в красивый многоэтажный офис страховой компании. Меня встречает совсем неприветливая тетя: «Чего пришли? Никаких денег не получите. Вот посмотрите договор, пункт такой-то. Медицинской помощи ведь не оказывалось? А спасение жизни медицинской помощью не является. Людей убило? А на психические травмы страховка тоже не распространяется».

«А если бы я отказался от эвакуации, пошел под камнепад – я бы получил страховку в случае ранения?»

«Нет, так как спуск был запрещен, и это расценивалось бы как умышленное создание страховой ситуации, почти как самоубийство».

«То есть денег я бы в любом случае не получил?»

«Да, именно так».

Можно считать этот случай не типичным. В конце концов, иногда ведь платят. К сожалению, с примерами из жизни наших альпинистов и горных туристов очень туго. Но у горнолыжников такие случаи бывали. Например, мой приятель-горнолыжник катался в Швейцарии и сломал себе руку. Его спустили вниз и доставили в больницу. Перелом был сложным, и медики оценили стоимость операции в $10 000. Начальство страховой компании было на рождественских каникулах, а клерки среднего звена сначала отказывались дать гарантии на такую большую сумму. Пришлось потратить $300 на телефонные переговоры, прежде чем удалось уговорить фирму прислать подтверждение. Впрочем, это мелочи. В конце концов, компания все оплатила, включая счета на такси и телефонные разговоры. Но случай был самым простым, причем катался приятель на разрешенной трассе. Да и ездил он не самостоятельно, а через турфирму. А если бы организацией поездки он занимался сам? Смог ли бы он так легко получить деньги? А если бы отклонился от трассы? Ведь страховка действует только на конкретных, разрешенных спасателями маршрутах, и любители покататься по целине автоматически теряют её.

Вопросов много. Но все же страховаться надо. Прежде всего, для путешествий за рубежом. Ведь лечение может обойтись в такую сумму, которую вы в принципе не сможете потянуть. И не стоит надеяться на альтруизм местных властей.

Совсем недавний пример. Две девушки путешествовали автостопом по Ближнему Востоку. В Египте одной неожиданно стало плохо, ее положили в госпиталь, где она – увы – скончалась. Девушки, как это часто у нас бывает, не были застрахованы. Власти Египта потребовали оплаты долга за лечение. Кратковременное пребывание в госпитале потянуло на несколько тысяч долларов, и оставшаяся девушка через Интернет по всем клубам автостопщиков России набирала требуемую сумму. Другой случай – с автостопщицей из Самары, заболевшей в прошлом году в Таиланде. После оказания медицинской помощи ее задержали в госпитале Бангкока и включили счетчик – сумма возрастала на стоимость каждого последующего дня пребывания в больнице. Опять сборы денег через Интернет и выплата выкупа. А ведь обычная медицинская страховка для поездки за рубеж обошлась бы им совсем не дорого (в некоторых компаниях – меньше $1 в день).

Лично я всегда оформляю страховку при поездках за рубеж, хотя и нет уверенности, что ее оплатят. Во всяком случае, ее можно предъявить, получить медицинскую помощь, а потом уже судиться со страховщиками. Лучше подстраховаться и на период горных походов оформить альпинистскую страховку, хотя она и стоит в два раза дороже. В конце концов, поход обычно расписан по дням и заранее известно, в когда нужна страховка с повышенным коэффициентом риска. Например, при поездке в Уганду я оформил альпинистскую страховку только на дни планируемого восхождения на пик Маргерита. К счастью, проверить страховку не пришлось, но было как-то спокойней. Ведь в типовом договоре ясно написано, что страховым случаем не является причинение вреда здоровью или смерть застрахованного, связанные с занятиями альпинизмом, если дополнительный риск не был оплачен дополнительной страховой премией.

Кстати, обычно включается в договор и пункт, по которому страховкой не покрывается ситуация, когда человек подвергает себя неоправданному риску. Очень интересный пункт, дающий возможность для различных трактовок. Всегда ли можно заранее определить, оправдан ли риск, нужно ли именно в этом месте вешать страховку, бить крючья или винтить ледобуры? Задним числом, конечно, понятно, что если произошел несчастный случай, то была совершена ошибка, то есть риск был неоправдан. Значит, можно не платить?

Напоминает статью из договора о страховании гражданской ответственности автомобиля, по которой страховка не выплачивается, если участники нарушили правила дорожного движения. Сейчас, правда, такую чушь в договора не включают, ведь практически в каждом ДТП кто-то что-то нарушает, иначе и ДТП бы не было.

Как раз сейчас собираюсь в Турцию, на Арарат, и изучаю договора страхования различных компаний. Смотрю договор «РОСНО». Вот интересный пункт, по которому страховка не выплачивается, если причинение вреда здоровью (смерть) застрахованного связана с народными волнениями всякого рода и любыми последствиями войны, в том числе и необъявленной. В Турции за последние две недели произошло четыре теракта, причем последний в Стамбуле, через который я и собираюсь ехать. Вполне можно трактовать жертв этих событий, как пострадавших на необъявленной войне с мировым терроризмом. Да и курды много лет борются за свою независимость, а Арарат как раз находится в зоне их проживания. Чем не зона народных волнений? Получается, на нас страховка тоже не будет распространяться?

Звоню в страховую компанию и расспрашиваю специалистов. Они успокаивают – все будет нормально, в Турции войны нет, а пострадавшим при терактах все оплачивают. Например, сейчас деньги выплатили пострадавшим при взрыве в Египте. Замечательно. Значит, Курдистан не является зоной необъявленной войны. Ведь в таком случае, чем он отличается от Непала? Однако именно на основании этого пункта договора «Ингосстрах» отказался оплатить весной этого года лечение в госпитале Катманду Сергея Каймачникова, раненого гранатой. Его «Команда приключений» добиралась из Непала в Тибет для восхождения на Эверест с севера. В салон машины, в которой ехал Сергей, маоисты бросили самодельное взрывное устройство, в результате чего альпинист сильно пострадал и на военном вертолете был отправлен в больницу. Компания «Ингосстрах», в которой был застрахован Сергей, трактовала этот случай как народные волнения и отказалась оплачивать счета за госпиталь и вертолет. Более того, она отказалась оплачивать и медицинскую транспортировку на родину, которая по тарифу «Катар Эйрлайнс» стоила $15 000 (в итоге удалось договориться за $3000). Так что слова словами, а лучше все четко прописать в договоре. И тогда не будет разночтений. И у меня не будет претензий к девушке из «АВИКОС», которая мне на словах обещала оплату вертолета при спасательных работах, ничего не упомянув о том, что необходимым условием для этого является получение травмы или увечья.

С вертолетом и спуском с горы вообще все не очевидно. Например, в договоре «РОСНО» сама ситуация транспортировки пострадавшего до больницы не прописана. Говорится лишь о расходах при перевозке в другую больницу, или транспортировке в страну проживания. Да и реальные случаи говорят об этом. Например, в 1997 г. «Военно-cтраховая компания» застраховала нашу команду восходителей на Макалу. Двое погибли, а за снятие с высоты их тел местные запросили круглую сумму, которая, впрочем, укладывалась в сумму их страховки. Родственники дошли до Президента, но безрезультатно. Компания нашла предлог, сославшись на неправильное оформление страховки. Так что, скорее всего, на оплату транспортировки пострадавшего с горы вниз рассчитывать не стоит и нужно просто иметь необходимый запас денег. А вот как выйдет с оплатой лечения внизу и транспортировкой на родину, ответить трудно, но надеяться можно, оплачивают же по страховке услуги врача туристам, отдыхающим на зарубежных курортах.

Все вышеперечисленное касалось оплаты по страховке медико-транспортных расходов на время путешествия за границей. У нас в стране спасательные работы проводятся бесплатно и за вертолет и транспортировку вы, по идее, платить не должны. Но есть еще один вид страхования, который актуален и в нашей стране – страхование от несчастного случая. Тогда при получении травмы или увечья вам будет выплачена определенная сумма, причем она повышается при повышении группы инвалидности. Всю сумму, на которую вы застрахованы, получат родственники в случае вашей смерти. Правда, опять, конкретных случаев выплат такой страховки лицам, занимающимся горными видами спорта, я не нашел.

Для тех, кто бывает в высокогорье несколько раз в год, возможен другой вариант – членство в европейском альпклубе. Ежегодный взнос в размере 80 евро обеспечит вас страховкой на 25 000, причем, страховкой работающей, уже проверенной альпинистами. Да и вариант западных страховых компаний, во всяком случае, на первый взгляд, выглядит убедительней. Если уж вы собрались на Эверест, они не просто умножат сумму страхового взноса на усредненный альпинистский коэффициент, такой же, как для новичков, идущих в трек к базовому лагерю (именно так поступают наши страховые компании), а заставят заполнить подробную анкету, из которой выяснят ваш опыт, опыт фирмы, организующей восхождение, опыт руководителя, статистику несчастных случаев в его группах. Лишь после этого назовут сумму платы за страхование; причем не удивляйтесь, если сумма будет на порядок выше, чем в наших фирмах. Это, конечно, дорого и неудобно – хотелось бы оформлять страховые договора там, где живешь, а не ездить для этого в Европу.

Какие выводы можно сделать из моего первого опыта такого страхования? Страховаться при поездке в горы за рубеж все же надо. Желательно, в проверенных альпинистами страховых компаниях; лучше всего в таких, которые оплачивают счета на месте, так как выбить деньги задним числом, дома, гораздо труднее. Понятно, что не юристу трудно сразу уловить все подводные камни, на которые будет опираться страховая компания, отказывая вам в оплате спасательных работ, но все же надеяться на типовой договор, а тем более верить на слово симпатичным девушкам, не стоит. Лучше потратить несколько часов на детальное изучение пунктов договора и попробовать исключить не устраивающие вас разделы.

Автор: Николай Носов (г.Москва)

2 Комментариев

Добавить комментарий