alp.org.ua / Альпинизм / Отчет комиссии PZA о польской зимней экспедиции на Броуд-пик

Отчет комиссии PZA о польской зимней экспедиции на Броуд-пик

Опубликован 24-х страничный отчет комиссии PZA (Польского Союза Альпинистов) о расследовании причин и обстоятельств гибели в марте 2013 года польских альпинистов Мачея Бербеки и Томаша Ковальского при восхождении на Броуд-пик. Отчет был подготовлен еще в сентябре, однако первоначально его публикация не планировалась, решение об обнародовании должна была принять PZA.
Данный отчет вызвал неоднозначную реакцию в польском альпинистском сообществе, многие оценивают его как односторонний и предвзятый. Персональная ответственность возложена на Адама Белецкого, оставляя «за скобками» ошибки, допущенные другими участниками восхождения. Краковский Высокогорный клуб (KW Kraków), членом которого является Адам Белецкий, уже заявил свой протест, назвав отчет «односторонним и несправедливым«. Предлагаем вашему вниманию сокращенный перевод текста отчета.

Отчет комиссии PZA о расследовании причин и обстоятельств гибели в марте 2013 года польских альпинистов Мачея Бербеки и Томаша Ковальского при восхождении на Броуд-пик.

При подготовке отчета использовались все доступные комиссии материалы — видеозаписи, записи переговоров по рации, были опрошены участники экспедиции на Броуд-пик, участники поисковой экспедиции Яцека Бербеки, а так же участники других зимних экспедиций на восьмитысячники.

Авторы отчета: Анна Червинская, Богдан Янковский, Михаил Кочанчик, Роман Мацик, Петр Пустельник (руководитель).

Подготовка к экспедиции

Подготовка к экспедиции, материальное и медицинское обеспечение и пр. оценены положительно. Единственное замечание — выбор используемой модели раций, которые хорошо работали на протяжении всей экспедиции, но во время финального штурма вершины дали сбои (об этом ниже).

Подбор участников: изначально число польских участников было ограничено 5-ю, поэтому в состав экспедиции не был включен врач. Мачей Бербека и Кшиштоф Велицкий не прошли медицинских обследований, обязательных для участников программы PHZ (Polski Himalaizm Zimowy), но их опыт и текущая активность в горах позволяют считать, что они были в надлежащей форме. У Томаша Ковальского не было опыта 8К, но известно достаточно случаев успешного участия людей без такого опыта в восхождениях на восьмитысячники, в том числе и зимой. В остальном замечаний к составу участников нет.

Подготовка к штурму

Подготовка к штурму: акклиматизация, размещение высотных лагерей и прочее — оценивается положительно. На акклиматизацию отрицательно (но не существенно) сказалась длительная отсидка в БЛ перед штурмом — 11 дней. Также медицинский кислород не был доставлен в Лагерь 4 (7400 м), а находился в нижних лагерях.

Восхождение

Прим.: в отчете к сожалению не приведен хронометраж восхождения. По имеющейся информации, расклад по времени был такой:
5:15 — выход из Лагеря 4 (7400)
11 — пройдена трещина на 7850
12:30 — седловина (7900)
К 16:00 достигли предвершины «Rocky Summit» (8027)
17:20-18:00  — выход на вершину
22:10 — Адам Берецкий спустился в Лагерь 4
2 ночи — Артур Малек спустился в Лагерь 4

Тактический план: первоначально планировался выход на восхождение двумя двойками через день, но участники настояли на одновременном выходе. При этом не были оговорены действия в случае непредвиденных ситуаций, медленного темпа подъема или прохождения точки возврата, не назначен (выбран) руководитель.

До Лагеря 4 поднялись в хорошем темпе. В Лагерь 4 пришли к обеду, что оставило достаточно времени для отдыха и подготовки к штурмовому выходу. Выход был назначен на 5 утра. По мнению комиссии, это слишком поздно, с учетом того что при подъеме нужно преодолеть разлом при выходе на седловину и длинный гребень при выходе на вершину, а так же то, что важным было успеть вернуться за один день (без ночевки). В то же время нижнюю часть подъема была знакома участникам экспедиции по предыдущему выходу, что уменьшало вероятность заблудиться при спуске в темноте. Опрошенные участники других зимних экспедиции считают 5 утра вполне приемлемым временем для начала восхождения зимой, при первом зимнем восхождении на Эверест старт был в 7:15. Слишком ранний выход сопряжен с низкими температурами и риском обморожения.

Восхождение. Быстрый с начала, темп подъема замедлялся и стал очень медленным на гребне. Однако участники не прервали восхождение, хотя во время связи в 15 часов, когда группа находилась под РС, Велицкий предложил такой вариант.

Особо следует отметить очень плохое качество связи во время штурмового выхода, хотя до этого рации работали нормально. По сути, ни одна из раций не работала нормально: рация Малека не работала вообще, у Белецкого перестала работать на спуске. Рация Ковальского работала, но на спуске база его практически не слышала или с трудом могла разобрать речь. Бербека связывался с БЛ только по рации Ковальского.

Информация о том, что ночью после штурма вершины были переговоры БЛ и Мачея Бербеки, не подтвердилась. Она исходила от повара экспедиции Яцека Бербеки, который работал поваром и в зимней экспедиции — однако другие участники, в том числе пакистанский альпинист Карим Хаят, ее не подтверждают.

До момента, когда перед Rocky Summit первая связка — Малек-Белецкий решила развязаться, альпинисты поднимались вместе, сохраняя визуальный контакт. После этого Адам Белецкий оторвался от остальных участников, разрыв при выходе на вершину между первым и последним составил 40 минут. В отчете вина за дезинтеграцию группы возлагается на Адама Белецкого и Артура Малека. Аргументы Адама, что даже короткая остановка могла привести к переохлаждению, в расчет не принимается. (Прим. В своем интервью Адам пояснял, что изначально оделся не слишком тепло, чтобы избежать перегрева при подъеме. Однако в результате он не мог останавливаться надолго, т.к. начинал мерзнуть. Длительная остановка или слишком медленный темп передвижения грозили ему переохлаждением).

Так же ставится под сомнение, что Бербека «дал добро» на разделение группы, обращается внимание, что Велицкий по рации рекомендовал спускаться со страховкой (т.е. в группе). По мнению комиссии, Белецкий и Малек нарушили обязательное правило PZA — поддержание визуального контакта при восхождении.

Комиссия считает, что не было объективной причины, например угрозы жизни или здоровью (гипотермии, обморожения), которая бы оправдала разделение группы, хотя и допускает, что субъективно Белецкий и Малек могли такую угрозу ощущать.

Не удалось установить, как спускались с вершины Бербека и Ковальский, какую часть пути они прошли вместе, а какую — отдельно. Можно предположить, что радио контакта между ними не было. Из анализа переговоров по рации видно, что когда Ковальский первый раз сообщил о проблемах со здоровьем (находясь под Rocky Summit) , Бербеки рядом с ним не было.

Тело Ковальского участники поисковой экспедиции нашли на крутом узком гребне под последним (при подъеме) скальным взлетом на пути к Rocky Summit. Он был пристрахован к петле основной веревкой. Рядом не было ни его рюкзака, ни камеры. Тело Мачея Бербеки найдено не было.

Оценка поисковых работ: в целом действия экспедиции во время спасработ оценены положительно, высоко оценены действия Карима Хаята, быстро поднявшегося в Лагерь-4, а затем до высоты 7700 во время поиска пропавших альпинистов. Отмечен Артур Малек, который не смотря на усталость попытался выйти на поиски (но смог подняться только на 30 м), а затем остался в Лагере 4 вместе с Хаятом. Комиссия отрицательно оценивает действия Адама Белецкого, покинувшего Лагерь 4 до того, как прояснилась судьба пропавших (при этом не принимается во внимание, что Велицкий не возражал против его спуска).

Причиной смерти Томаша Ковальского считается крайнее истощение и переохлаждение. Причина смерти Мачея Бербеки не установлена, это могло быть как истощение, так и травма в результате срыва или другого НС.

Общая оценка экспедиции

Экспедиция была подготовлена хорошо, снаряжение и квалификация участников — на высшем уровне. Единственное замечание — не было проведено обследование физических кондиций Мачея Бербеки и Кшиштофа Велицкого перед выездом в горы. Неожиданной проблемой стали неполадки со связью во время штурмового выхода.

Первый этап экспедиции проведен в соответствии с правилами акклиматизации в высоких горах.

Комиссия отмечает, что руководитель и участники экспедиции не согласовали тактический план штурмового выхода, действия в случае непредвиденных ситуаций или истощения кого-либо из участников восхождения. Действия при штурмовом выходе были далеки от оптимальных, и даже от приемлемых: выход был совершен слишком поздно, темп слишком низкий (с учетом условий и сложности подъема), недостаточное внимание уделено организации стабильной связи. Команда не предприняла никаких действий в связи с медленным продвижением и разделилась на подходе к вершине.

Персональная оценка участников экспедиции:

Отрицательно оцениваются действия Адама Белецкого, который изначально запланировал возможность самостоятельного восхождения, о чем не проинформировал  однозначно других участников экспедиции. Так же критикуется его спуск из Лагеря 4 до окончания спасработ.

Высказаны претензии к действиям Артура Малека, который отказался от совместного спуска, хотя по его ощущениям Бербека предложил это заботясь о безопасности Малека, а не его собственной. Положительно оценен тот факт, что Малек оставался в Лагере 4 до окончания спасработ.

Мачей Бербека, благодаря спокойствию и уравновешенному характеру, оказал благоприятное влияние на психологический климат в экспедиции.

Положительно оценена деятельность Кшиштофа Велицкого. К руководству экспедицией высказаны такие замечания:

1) Решения принимались совместно К. Велицким и М. Бербекой как самыми опытными участниками. Перед штурмовым выходом не был оговорен способ принятия решений и разделение ответственности, по сути во время штурма принятие решений было делегировано Мачею Бербеке. Однако, руководитель экспедиции несет ответственность за (не)принятие ключевых решений, например о прекращении восхождения.

2) В БЛ не работала система фиксации переговоров по радио, которая была рекомендована по результатам экспедиции на Макалу. В то же время, руководитель использовал свой личный диктофон, записи которого оказали неоценимую помощь в работе комиссии.

3) Руководитель не настоял на доставке медицинского кислорода в Лагерь 4.

Заключение

События на гребне Броуд-пика в ночь с 5 на 6 марта 2013 могли бы развиваться по-другому, если бы команда до конца оставалась единой. Мы не можем предполагать, как бы развивались события в этом случае. Но мы считаем, что факт разделения оказал отрицательное воздействие на настроение идущих позади, вызвав в них чувство одиночества и отсутствия надежды на помощь. Мы глубоко убеждены, что принцип целостности команды, даже в условия зимнего Каракорум, является основополагающим. При восхождении никто не предполагает быстрое истощение себя или напарника, приступ высотной болезни или травму, но такое развитие событий нельзя исключать. Для нас очевидно, что идя вместе, проще заметить первые симптомы и предпринять необходимые действия для предотвращения развития НС.

Мы отдаем себе отчет, что командные действия не всегда способны предотвратить НС, но считаем, что необходимо пытаться оказать помощь даже тогда, когда это связано с повышенным риском. Это является свидетельством зрелости и ответственности партнеров по восхождению, выражением мужества и товарищества. Тех качеств, которыми должно обладать наше сообщество. Одно из них, на наш взгляд фундаментальное, — взаимовыручка (партнерство).

Рекомендации

Анализ зимней экспедиции на Броуд-пик подтолкнул нас к формулировке рекомендаций, которые позволят повысить безопасность последующих экспедиций.

1. При подборе участников должны учитываться не только их опыт и уровень подготовки, но также психологические особенности и способность к командной работе.

2. Старшие участники экспедиций, не смотря на их огромный опыт, должны проходить медицинские обследования (которые требуются для заполнение карты здоровья альпиниста) наравне с остальными участниками, а во время экспедиции выполнять задачи, ответствующие их кондициям.

3. Медицинский кислород и необходимое оборудование должно доставляться в верхний лагерь максимально быстро.

4. Все участники должны быть обучены работе с средствами связи, и продемонстрировать возможность работы с ними в экстремальных обстоятельствах.

5. Рекомендуется запись переговоров на протяжении всей экспедиции.

6. Рекомендуем предпринять максимальные усилия для поиска и приобретения радиотелефонов тех моделей, которые оптимально соответствую требованиям и оснащены регистратором переговоров.

7. Руководителям экспедиций, особенно многочисленных, рекомендуется четко определять правила принятия решений, распределение ответственности, особенно во время штурмового выхода.

8. В состав зимних экспедиций, особенно многочисленных, следует включать профессионального врача, который бы обеспечивал контроль состояния здоровья и лечение на протяжении экспедиции.

9. Рекомендуется подготовить «перечень удачных решений» — организационных, медицинских, тактических —  при проведении экспедиций PZA в высокие горы.

Материал подготовлен: Проект ALP

Перевод: Проект ALP

Публикация данного материала на других ресурсах запрещена!

Денис Урубко о польском альпинизме: Польский НЕлистопад — 1

Денис Урубко о польском альпинизме: Польский НЕлистопад — 2

Мачей Павликовский: Вышли вместе – вместе умрем?

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...

Добавить комментарий