alp.org.ua / Альпинизм / Конфликт на Эвересте — версия шерпов

Конфликт на Эвересте — версия шерпов

Спустя три месяца после конфликта в Лагере 2 под Эверестом, когда трое альпинистов — Симоне Моро, Ули Штек и Джонатан Гриффит подверглись нападению толпы шерпов, после чего были вынуждены прервать свою экспедицию, целью которой было пройти новый маршрут на Эверест, один из непосредственных участников конфликта со стороны шерпов — 30-тилетний Таши-шерпа, дважды зашедший на Эверест как гид IMG, дал интервью корреспонденту Deepak Adhikari в Катманду. Беседа велась на непальском, затем была переведена на английский.

На наш взгляд, это интервью вызывает больше вопросов, чем дает ответов и не проясняет ситуацию. Впрочем, судите сами.


До сих пор все комментарии о событиях на Эвересте 27 апреля исходили либо от западных альпинистов, либо от шерпов, не принимавших участия в конфликте, а иногда — даже не бывших его свидетелями. Рассказы об инциденте были противоречивы, и зачастую основывались на информации не из первых рук. Никто из шерпов, принимавших участие в конфликте, не высказался. В этом интервью шерпа, который был в команде, провешивавшей перила (rope-fixing team) и непосредственно был вовлечен в конфликт, представляет свою версию событий.

На Эвересте альпинистов избили непальские шерпы! Экспедиция Симоне Моро и Ули Штека под угрозой срыва

Описание шокирующего события на Эвересте: нападение группы непальских шерп на альпинистов. Отчет Симоне Моро

Джон Гриффит о событиях на Эвересте

Денис Урубко о нападении на экспедицию Симоне Моро и Ули Штека. «Военные действия Кхумбу»

Давай восстановим хронологию. Расскажи, что случилось на склоне Лхоцзе.

На собрании в Лагере 2 мы (прим. — кто «мы»?) решили, что никто не должен подниматься, пока мы не закончим свою работу. Мы знали, что многие альпинисты собираются подниматься выше Лагеря 2 для акклиматизации. Провешивание перил это большая и сложная задача. Поэтому мы строго предупредили всех, чтобы никто не поднимался выше (Лагеря 2).

Наша команда состояла из лидеров и страхующих.В нашей работе, если кто-то допускает ошибку, другие могут пострадать. Поэтому мы должны быть очень осторожны. Мы были на высоте 22000 футов (примерно 6700) в 8 утра 27 августа. Мы видели, что 3 иностранцев поднимались выше нас. Мы все используем одну и ту же частоту для переговоров по радио, поэтому мы попросили других шерпов остановить их, поскольку они могли сбросить лед на нас. Но они не остановились. Никто не знал, кто это. Кто-то сказал, что это русские. Когда мы запросили информацию по рации, нам сказали, что это русские и у них есть разрешение зайти на Лхоцзе. Но даже после этого мы пытались остановить их, но они продолжали подниматься, используя наши веревки. Как оказалось, это были Симоне Моро (Simone Moro), Ули Штек (Ueli Steck) и Джонатан Гриффит (Jonathan Griffith).

Ули Штек приближается к склону Лходзе, перед тем как возник конфликт в Лагере 2

Они сказали нам: «мы вам не помешаем, мы идем другой маршрут». После этого, мы позволили им продолжить движение. К этому времени мы достигли высоты 23000 футов (около 7000). Нашей задачей на этот день провесить перила до Лагеря 3 и еще 200 метров выше. Когда иностранцы траверсировали склон выше Mingma Tenzing, нашего лидера, был сброшен лед и попал в одного из нашей команды — в шерпу, работавшего на Adventure Consultants. Его лицо было в синяках. Ранее это не афишировалось (мы лгали, когда говорили, что он подскользнулся на склоне, на самом деле в него попал кусок льда). Я не знаю, сбросили ли они лед специально или это была случайность, но куски льда были сброшены вниз, и основной вопрос был в этом. Мингма сказал нам, что продолжать работать слишком опасно. Эти люди продолжали подниматься несмотря на наши призывы не делать этого. Мингма сказал, что мы должны спускаться, и мы последовали его указаниям.

Было отправлено сообщение нашему координатору Greg Vernovage (лидеру экспедиции IMG — International Mountain Guides), находившемуся в Лагере 2. Мигма закрепил веревку, и когда он спускался вниз, Симоне приблизился к нему и начал оскорблять. «Сколько еще денег тебе нужно?» В это время Уэли Штек вспылил и схватил Мингму за грудки (в оригинале — grabbed Mingma’s chest). Это было очень опасно — на такой высоте и в таком месте (на склоне). Я был в 30 метрах ниже в это время. Я лидировал правее, а Karma Sarki — на той стороне, что и Мингма. Мы решили спускаться, поскольку эти трое не только мешали нам, но и начали ввязываться в драку. Симоне произнес слова, которые были оскорбительными. Ули пригрозил ледорубом Мингме. Я был напуган тогда. Мы спускались, удивляясь почему они пренебрегли нашими предупреждениями и почему они заинтересованы в развязывании конфликта.

Мы спустились в Лагерь 2 к 2 часам дня. Все знали о том, что случилось на склоне Лхоцзе, поскольку у всех радио на одной частоте. Преобладающим настроением в лагере было чувство обиды.

Почему действия Симоне и Ули так всех разозлили?

Я сформулирую так: эти трое проигнорировали наши предупреждения и пошли вверх. Ули толкал Мингму, Симоне использовал бранные слова. Когда мы разговаривали с Грегом по радио, обсуждая наши дальнейшие действия, Симоне сказал «Посмотрим, мы еще поговорим с fucking шерпами. Мы вернемся и посмотрим.»

Позже мы узнали, что они продолжили нашу работу и провесили перила за нас. Шерпы провесили перила, а эти иностранцы получили благодарность. Не многие знают об этом. Именно шерпы, такие как как мы, выполняют тяжелую работу, рискуют жизнями, но никогда не получают за это благодарности. Симоне не чужой здесь, на Эвересте. Он был приглашен на встречу, организованную SPCC (the Sagarmatha Pollution Control Committee — организация, являющая руководящим органом в Базовом Лагере), на которой обсуждались вопросы провешивания перил. Но ни он, ни остальные двое не пришли.

Объясни, что произошло в Лагере 2.

В Лагере 2 мы решили поговорить с этими тремя и выяснить, почему они игнорировали нас и наши требования. Многие шерпы были озлоблены и говорили, что они должны быть наказаны и выдворены из страны. Это был уже не первый раз, когда эти люди унижали нас. Грег сказал нам, что будет с ними договариваться. Шерпы сказали, что все трое должны извиниться. Очевидно, шерпы были озлоблены. Мы так же были уставшими. Я думаю, нас было около сотни. Шерпы так же удивлялись по поводу Симоне — они слышали, что он пилот вертолета, но не видели его вблизи (ранее).

Мингма и я направились в лагерь, стоявший в 15 метрах в стороне. Мы приближались к палатке Симоне, когда из нее вышел иностранец. Как оказалось, это был Марти Шмидт, гид Kiwi Peak Freaks. Он набросился на меня и закричал «Зачем вы пришли сюда?» Он сказал «Я — Симоне. Что вам нужно?» Мы были в паре метров от палатки Симоне. Мы вынуждены были защищаться, и возникла драка. В это время, трое других шерпов присоединились к нам. Полетели камни, шерпы кричали на Симоне и остальных, требуя чтобы они вышли из палатки.

Ули Штек (внизу слева) на земле после нападения Tashi Sherpa. Симоне Море покидает Лагерь2 (в оранжевой пуховку вверху-справа)

Были ли у вас лица закрыты шарфами или кислородными масками, когда вы шли к палаткам Симоне и Ули?

Шерпы обычно носят шарфы для защиты от холода. Я так же был в шарфе.

Кто ударил Симоне, когда он был на коленях?
Симоне к тому времени сбежал. Позже, некоторые шерпы продолжали требовать его извинений. Тогда Симоне вернулся и извинился. Я не знал, кто его ударил, и я не уверен, что это было — удар или толчок.

Штек уверял, что его жизнь была в опасности. Как ты думаешь, европейские альпинисты могли быть убиты?

Я читал в блогах, что сотня шерпов атаковала их, что шерпы пытались убить их, что они вынуждены были бежать, чтобы спасти свою жизнь. Это не так. Если бы шерпы действительно хотели их убить, разве они были бы живы? Шерпы уважают западных альпинистов. Все мы уважаем их. Всегда были отношения доверия и дружбы. Но эти отношения дали трещину из-за одного человека — Симоне.

Аарон Мейнер удерживает Таши шерпу (слева) во время конфликта в Лагере 2 под Эверестом

На самом деле, мы беспомощны. Никто не подал голос в нашу защиту. В БЛ было много журналистов. Они постоянно ведут блоги и выкладывали новости об этой ссоре. Но ни один журналист или блогер не подошел к нам. Мы их просто не интересовали. Даже офицер связи не удосужился поговорить с нами.

Это был единичный инцидент, или есть какие-то глубинное чувство обиды, которое шерпы испытывают по отношению к западным альпинистам, как предположили некоторые из описывающих этот конфликт?

Обида всегда присутствовала. Но подобные инциденты не возникали прежде, поскольку шерпы не обижаются на мелочи. Но в этот раз было по другому. Ранее, большинство шерпов были необразованными, и они ухмылялись и терпели обиду. Раньше мы подавили наши чувства.

Даже в таких документальных фильмах как «Into Thin Air» и «Everest», вы не увидите шерпов. Мы в стороне. Но именно мы, несмотря на опасности и травмы, гарантируем, что на Эвересте все будет хорошо. Это наша жизнь, наша работа. Не только шерпы, но и наше государство получает прибыли от альпинизма. Более того, «западники» так же имеют от этого прибыль.

Люди склонны не обращать внимание на то, как иностранцы ведут себя на горе. Когда вспыхнула драка и мы были вынуждены защищать себя — это стало огромной проблемой. Наше правительство так же осталось в стороне. Для меня, альпинизм это выбор все жизни, мечта. Есть шерпы, которые не смотря на то, что им уже за сорок, продолжают участвовать в экспедициях. Большинство из них не образованы, но времена меняются. Многие шерпы старшего поколения не хотят, чтобы их дети работали гидами — ведь есть и другие возможности. Если они дадут образование своим детям, их ждет лучшее будущее. Я интересовался альпинизмом с детства. Я всегда ждал, когда мой отец — он сейчас живет в США — вернутся с горы. Я прошел альпинистскую подготовку в Ассоциации альпинизма Непала, я знаю свою работу и прекрасно понимаю свои обязанности.

Tashi Sherpa

Для нас Эверест священный. Мы поклоняемся ему перед началом экспедиций. Я думаю, что отношения между шерпами и западными альпинистами все еще хорошие. Они имеют долгую историю и скреплены долгими годами работы над общей задачей. Но этот инцидент назревал, а такое будет повторятся, пока шерпов будут унижать.

Симоне в Непале для того, чтобы зарабатывать на жизнь, он зависит от гор. Ранее никто не возражал ему. Шерпы боялись за свою работу. Раньше шерпы боялись что разозлят его и потеряют работу. Сейчас они больше уверены в себе.

Адаптированный перевод: Леонид Смидович (г.Харьков)

Оригинал на английском: http://www.outsideonline.com/outdoor-adventure/climbing/mountaineering/everest-2013/Tashi-Sherpa-Interview.html

Источник перевода: Проект ALP

Фотографии: Michael Chambers

Публикация данного материала на других ресурсах запрещена!

2 Комментариев

  1. Как говорил Станиславский, «не верю!»

    Ни с того ни с сего Симоне обругал этого Мингму, а Штек даже его толкнул? Таши явно что-то не договаривает (или просто лжет).

    Возникает вопрос, зачем решили вернуться к этому конфликту через 3 месяца?
    Вброс в свете новых правил, которые вводятся в БЛ Эвереста в следующем году?
    Или атака на бизнес Симоне в Непале? (учитывая, что самое важное как всегда говорят в конце)

Добавить комментарий