alp.org.ua / Альпинизм / НС на Эльбрусе, Ачкерьякольский лавовый поток, материалы разбора НС

НС на Эльбрусе, Ачкерьякольский лавовый поток, материалы разбора НС

В один день, 1 августа 2006 на восточном склоне Эльбруса, в районе Ачкерьякольского лавового потока произошло три аварии, в результате чего 4 человека погибли, один пропал без вести и еще один был травмирован. НС случились в двух украинских группах, которые шли независимо одна от другой, но причина одна — срыв участника на снежно-ледовом склоне (в одном случае это привело к срыву всей связки).

1 августа 2006, группа из 13 человек под руководством Г. Тополенко, т/к «Арсенал», планировала совершить восхождение на Эльбрус по Ачкерьякольскому лавовому потоку (АЛП). Во время подъема вокруг кратера произошло два последовательных НС в одной группе, в результате три человека погибли, один пропал без вести. Только два человека (включая руководителя) из 13-ти имели опыт походов в высокогорье.

В ночь с 31 июля на 1 августа группа находилась на верхней осыпи у подножия скального гребня — северной кромки кратера. Высота ночлега — 4550…4600 метров над уровнем моря. 1-го августа, после уменьшения ветра в 9 часов утра, группа начала готовиться к выходу. Выход группы (11 человек, двое по рекомендации руководителя остались в лагере из-за плохого самочувствия) состоялся в 11 часов.

Схема НС на Эльбрусе, 2006. Вид с севера.

После преодоления трещины группа поднималась по снежно-фирновому склону до высоты более 5000 метров вдоль южной кромки кратера. Характер пути — снег, фирн с выходами ледового наста, крутизной от 20 до 35 градусов, преимущественно 30 градусов. Во время движения группа собралась вместе в точке прохождения трещины, и снова растянулась при наборе высоты. Максимальное расстояние между первым и последним из участников составляло не менее 200 метров.

В 13-45…14 часов, достигнув верхней точки южного скального обрамления кратера, была произведена остановка на 30 минут с целью отдыха и сбора группы. За время остановки часть группы собралась вместе. Отставшие Куценко, Усов, Фельдбарг, Любарский не успели за 30 минут остановки догнать остановившуюся группу. Дальнейшему ожиданию препятствовал мороз и ветер.

После остановки подъем продолжили Кузнецов, Иванченко, Шепеленко, за ними через несколько минут последовали Овчаренко, Гаврилюк, Давыдова, еще через несколько минут Тополенко. От скального выхода (высота 5250…5300) направление движения изменилось, группа начала траверсировать склон над кратером. Переход от подъема к траверсу был инициирован Григорием Тополенко, для чего он при подъеме обогнал Давдову, Овчаренко и Гаврилюка и криками направил на траверс Кузнецова, Иванченко, Шепеленко (которые двигались в сторону вершины и уже поднялись над скальным выходом).

Дальнейшие траектории движения участников не совпадали. Кузнецов, Иванченко, Шепеленко повернули на траверс по самой верхней траектории. Тополенко, после отдыха, вызванного погоней за лидерами, последовал ниже их, обходя скальный выход сверху. остальные повернули ниже скального выхода. При выходе под скалу отставшие Любарский, Фельдбарг, Куценко, Усов разделились. Любарский пошел без набора высоты, Фельдбарг стал набирать высоту над скалой, Куценко и Усов (поднимавшиеся в связке-двойке) остановились. По возвращении Любарского к Усову, они завернули Фельдбарга и пошли траверсом ниже скального выхода в связке из четырех человек.

Порядок движения на траверсе был следующим: Кузнецов — Иванченко -Шепеленко (сверху) — Гаврилюк-с-Овчаренко — Давыдова (снизу с отрывом 150 метров) — Тополенко (сверху вниз) — Любарский — Фельдбарг — Куценко -Усов (снизу с отрывом до 1 часа). Разрыв между участниками составлял до 200 метров. Траверс завершался подъемом на скальный гребень северной кромки кратера. Вследствие разрозненности группы на гребень выходили в разных точках (и в разное время).

В 15…15-30, в начале подъема на скальный гребень северной кромки кратера, произошел срыв Шепеленко со скольжением и самозадержанием. Свидетелями срыва и самозадержания являются участники Овчаренко и Гаврилюк, отставшие от Шепеленко на 150 метров. Следовавшая перед Шепеленко связка оторвались от него вперед и в момент срыва могла находиться за перегибом скального гребня северной кромки кратера.

Не установив с Шепеленко голосовой связи, участники Овчаренко-Гаврилюк продолжили движение и потеряли его из вида. Не дожидаясь руководителя они продолжали движение, вышли на осыпной скальный гребень северной кромки кратера и начали спуск в лагерь.

Схема НС на Эльбрусе, 2006. Вид с юга

Возвращение в лагерь проходило в следующей последовательности: Кузнецов с Иванченко — Тополенко — Давыдова — Овчаренко с Гаврилюком. Группа спускалась разными путями — как по осыпному гребню (Кузнецов, Иванченко, Давыдова), так и левее (по ходу) гребня по снежно-фирновым склонам. Время завершения спуска и прихода в лагерь этой части группы — с 17-00 до 17-50.

Замыкающая четверка вышла на скально-осыпной гребень северной кромки кратера в 16-30…16-50 часов (движение в связке замедляет скорость по сравнению с одиночным передвижением) и с учетом позднего времени приняла решение спускаться в связке по снежно-фирновому склону левее (по ходу) гребня.

Примерно в 17 часов 25 минут, связка Любарский-Фельдбарг-Куценко-Усов подошла к телу погибшего ранее человека (Е.Недоля, см. ниже) . К этому времени склон перестал освещаться солнцем, фирн начал замерзать. Продолжив движение, идущий нижним Любарский сорвался на склоне крутизной 30 градусов в точке перехода фирна в лед и сдернул всю связку. Попытка задержания находившегося выше Фельдбарга не удалась. Самому верхнему из связки Усову удалось зарубиться (воткнуть клюв ледоруба в склон на глубину 5-6 см). После рывка веревки клюв ледоруба был вырван, Усова оторвало от склона в воздух.
Срыв произошел на высоте порядка 5100 м, остановка связки произошла на выположении склона на высоте порядка 4700 м., расстояние скольжения по склону — 600…700 метров. Скольжение связки сопровождалось ударами о склон, с отрывом от него и переворотами в воздухе.

Свидетелем срыва являлся Г.Тополенко, находившийся в лагере и наблюдавший за спуском в бинокль. Из лагеря немедленно вышли Тополенко, Гаврилюк, Кузнецов, взяв с собой коврики и веревку. Предварительно Тополенко дал указание Ольге Давыдовой сообщить по мобильному телефону спасателям в пос.Терскол о несчастном случае. Добравшись за 40 минут от лагеря до места остановки сорвавшихся, оценили их состояние и пришли к выводу о необходимости транспортировки в первую очередь Фельдбарга (активное бессознательное состояние). Пострадавший Усов находился в сознании, пострадавшие Любарский и Куценко не подавали признаков жизни, Гаврилюку не удалось обнаружить пульс.

Погибшие на склоне Эльбруса

Погибшие на склоне Эльбруса

Общими усилиями пострадавшие Фельдбарг и Усов были спущены в лагерь, их транспортировка закончилась в полной темноте. Тела Любарского и Куценко остались в месте остановки после срыва. Ориентировочно в 2-30 ночи Фельдбарг скончался, не приходя в сознание.

2 августа в 11 часов к лагерю группы пешим порядком добрались две группы спасателей из Терскола, началась транспортировка пострадавших. Вертолет прибыл во второй половине дня (после 13 часов) и после «висячей» высадки третьей группы спасателей улетел вниз искать приемлемое место погрузки. Все члены группы были доставлены вертолетом в долину на поляну Иткол на протяжении 2-го и 3-го августа из разных точек.

Спасработы на Ачкерьякольском лавовом потоке

В ходе поисковых работ в зоне исчезновения Шепеленко, 3-го и 5-го августа спасателями были обнаружены тела ранее погибших лиц (3 чел), самого Шепеленко не обнаружено.

Заключение о причинах несчастных случаев.

1. Мотивацией к выезду группы на Кавказ было авантюрное желание посетить «престижную» вершину. Участники группы не имели реального представления о технической сложности и об опасностях предстоящего маршрута.

2. Принявший обязательство провести группу не имел достаточного опыта руководства. Подавляющее большинство членов группы не имели фактическогоопыта прохождения локальных препятствий в горных походах третьей категории сложности.

3. Запланированные маршрут и график движения и набора высоты существенно превышали технические и физические возможности большинства участников. Альтернативный классический маршрут восхождения при ясной погоде проще и безопаснее.

4. Усложненный выбор траектории акклиматизационного выхода вокруг кратера, вместо подъема-спуска по осыпному гребню.

5. Грубые нарушения правил безопасного прохождения технически сложных участков в горах:
— не оговорен порядок движения группы, не назначены ведущий и замыкающий, вследствие чего разрывы между участниками группы составляли по времени до 1 часа и превышали дальность голосовой и визуальной связи;
— отсутствие взаимного контроля при прохождении участниками технически сложных участков;
— самостоятельный выбор траектории движения при отсутствии необходимого опыта;
— движение по замерзшему фирновому склону в связке с одновременной страховкой;
— отсутствие касок.

6. Сопутствующей причиной срыва связки является психологическая неготовность и деморализация при обнаружении трупа на склоне.

Наиболее вероятная версия пропажи без вести Константина Шепеленко.
Во время траверса над кратером Константин Шепеленко осуществлял съемку видеокамерой и отстал от Кузнецова и Иванченко на расстояние не менее 70 метров. В месте перехода от траверса к подъему на скальный гребень северной кромки кратера, на линии изменения свойств фирна (отмечалось половиной опрошенных членов группы), произошел срыв Шепеленко, свидетелями которого были Овчаренко и Гаврилюк.
Остановка Шепеленко произошла в месте с более рыхлым снегом. Возможно, это была снежная пробка над трещиной. При попытке встать он уперся в снег одной ногой, увеличив нагрузку на снег — продавил пробку и провалился в трещину. Оставшееся отверстие небольшого размера не было замечено спасателями при осмотре, либо ночью могло быть занесено снегом.


В этот же день, немного ранее, при спуске с вершины Восточный Эльбрус на высоте 5600 сорвался и погиб Е. Надоля. Группа спускалась с вершины в направлении Ачкерьякольского потока, у погибшего сломалась одна кошка. Он продолжил движение, сняв кошки и вскоре сорвался на фирновом склоне. По словам участников группы, ему предлагали подождать, пока кто-то из них вернётся и принесет кошки, но он отказался и начал спускаться.

Как рассказывает руководитель группы Валерий Горошко,турист с 30-ти летним стажем: «Перед восхождением мы ходили в поход 2-й к.с., в который официально выпускались, а по его окончании решили взойти на Эльбрус, потому что все были в хорошей форме, акклиматизированы и стояла хорошая погода. Шли на Восточную вершину со стороны Ириков по Ачкерьякольскому лавовому потоку.
Это один из самых простых путей на вершину, в случае плохой погоды трудно заблудиться, — все время есть скалы, осыпи и можно по этим скалам идти. В нашей группе сначала вышло на Эльбрус 11 человек. Но одна девушка вернулась, потому что у нее спадали кошки и на вершину пошло 10 человек. Вышли в 6 утра, на Восточной вершине были в 13 час. Срыв произошел на спуске. У Жени Надоли сломалась старая ВЦСПС-вская кошка — у нее сломался хвостик, который соединяет заднюю часть с передней. В принципе, я бы просто привязал задник и ковылял бы с одной частью. Но он снял кошки и положил их в рюкзак, хотя этого и не надо было делать… Он сорвался и покатился. Когда мы к нему подошли, мне сказали, что уже все… Такое впервые в моей группе случилось. Все вроде бы делалось правильно, и этот участок можно было пересечь и без кошек, в другие годы мы кошки в рюкзаке носили. А в этом году кошки были нужны. Погода была отличная, ветреная, но ясная и снег был особенно плотным.«

Источник информации: Киевская областная федерация спортивного туризма, Украина

Материал подготовлен: Проект ALP

Добавить комментарий