alp.org.ua / Альпинизм / Без права на ошибку: специфика соло-восхождения

Без права на ошибку: специфика соло-восхождения

На леднике Котопакси. Фото: Дмитрий Супонников

Незапрещаемые, но и непоощряемые соло-восхождения как были, так и остаются желанным деликатесом для гурманов альпинизма. Каков интерес к одиночному альпинизму сегодня, какова специфика подготовки и к каким основным сложностям надо быть готовым.

Павел Киричек, мастер спорта СССР по альпинизму, 26 лет в альпинизме, промышленный альпинист.

Соло-восхождения, соло-походы, по моему мнению, – это определённый этап в развитии спортсмена. Многие из тех, кто переходит из любительского в профессиональный спорт, проходят эту ступень.

Иногда в соло идут и просто потому, что сложно найти партнёра. Ведь встретить «родственную душу» не так легко, а для скал психологический фактор очень важен.

А иногда мотивом для соло является чувство лидерства. Когда человек – лидер по своей сути и ему необходимо выразить себя, а в группе это, зачастую, очень сложно. Здесь каждому приходится работать на команду, подстраиваться под неё.

Я пошёл в соло-восхождение после того, как во время службы в армии посмотрел фильм «Жизнь на кончиках пальцев». Французский скалолаз Патрик Эллинджер над морем, красиво, без верёвок, поднимается на скалы… И мы в армии пытались это повторить. Не стоит, конечно, забывать, что это была за армия. Я служил в СК-13, альпинизмом мы занимались постоянно, много времени проводили в горах, и подготовка у нас была такая, что многим спортсменам до неё далеко.

Начинал с простого, но уже сотни раз хоженого маршрута. Когда знаешь скалу, каждую её зацепку, провёл по ней не один десяток групп, тогда реально попробовать такое соло-восхождение.

В соло я ходил и в больших горах, но опять же полагаясь на свой опыт и на знание того, как себя вести в сложных ситуациях.

Отправляясь в одиночный поход, надо быть подготовленным процентов на 200. К сожалению, в Украине не существует такой профессиональной спасательной службы, как на Западе. Нет, наши спасатели, конечно, профессионалы, но у них нет должной технической базы. Нет вертолётов, нет всего необходимого снаряжения. Поэтому в горах фактически нужно рассчитывать только на себя. Либо на друзей, если кто-то из них есть внизу.

К решению отправиться в одиночное восхождение следует подходить осознанно. Во-первых, нужно быть психологически готовым к самому плохому. Нужно отдавать себе отчёт в том риске, на который идёшь. Здесь мельчайшая ошибка может стоить жизни, надо быть предельно внимательным и ответственным.

И второе: человек обязан обладать высоким профессионализмом и всем комплексом необходимых навыков. Так, чтобы кто-то более опытный мог бы сказать: «Да, ты готов на 200 процентов».

Возвращаясь мыслями к тем восхождениям, могу сказать, что одним из самых ярких впечатлений для меня было чувство «невыраженности». Когда я встречал рассвет в палатке на высоте выше 4-х тысяч. Лежал, смотрел на всю эту красоту, и очень хотелось с кем-то поделиться впечатлениями.

Соло – это такая линия в жизни, ещё один шаг к познанию себя.

 

Дмитрий Стефановский, мастер спорта Украины по альпинизму, 24 года в альпинизме, директор компании Commandor.

Соло-восхождения ни раньше, ни сейчас не были массово распространены. Советская школа считала альпинизм командным видом. Учебные этапы так же, как и спортивные восхождения совершались командами, но в то же время были и «восходители-одиночки» как среди сильных спортсменов, так и среди любителей, не всегда понимающих сложностей соло-восхождения и недостаточно для него подготовленных.

Причин, по которым человек выбирает соло, на мой взгляд, может быть несколько. В таких восхождениях часто присутствуют элементы пиара, рекламы, спонсорское участие в проекте. Также это случается, когда альпинист созревает и чувствует вкус: солист не ощущает себя одиноким, он, напротив, является частью большого мира, фрагментом природы, и это чувство единения и является основной ценностью сольного проекта.

В Украине, как, впрочем, и в СНГ, в соревнованиях по альпинизму соло-восхождения не присутствуют, но и запретить восходить в одиночку никто не может. Традиционно мощные соло-проекты получают высокую оценку у понимающего сообщества. Если при соло-восхождении зарегистрироваться в местной контрольно-спасательной службе и обеспечить связь – очевидно, это будет весьма полезно для обеспечения безопасности.

Для соло-восхождения, на мой взгляд, необходим, как минимум, серьёзный опыт прохождения сложных участков первым в связке, важно обладать специфическими навыками страховки соло, а также уметь спускаться по пути подъёма. Ну и, безусловно, если говорить о снаряжении, оно должно быть максимально лёгким и надёжным.

Дмитрий Журавский, мастер спорта СССР по альпинизму, 33 года в альпинизме, главный инженер строительной компании

 У меня такое впечатление, что сейчас одиночные походы менее распространены и интересны, чем раньше. И связано это с тем, что люди хотят больше увидеть, узнать, получить больше впечатлений от своего путешествия. Когда идёшь в соло, очень много внимания приходится уделять, собственно, самому пути. А если уже идёшь с тем, кто этот путь знает, то можно в большей степени переключиться на ландшафт, природу, эмоции. Поэтому лучше идти в коллективе с теми, кто уже многое знает в этих местах. Мои товарищи, которые отправляются в путешествия и на Камчатку, и на Алтай, всегда привозят массу впечатлений. С этой точки зрения, в компании, несомненно, интереснее.

По каким причинам человек выбирает одиночный поход? Мне кажется, что часто – для самоутверждения. К сожалению, касательно длительных восхождений, которые можно назвать «поход по высоким горам», у меня есть один отрицательный пример. Наш товарищ, молодой альпинист, ходил в горы сначала под лозунгом «Панки України на вершинах світу». А потом в одиночку отправился на Безенгийскую стену. Он пытался сделать это уже второй раз и пропал там. В поиски было вложено много сил и денег, но они не увенчались успехом. Огромное пространство, конец сезона – все эти обстоятельства были не на руку спасателям.

Он шёл в так называемый «траверс Безенгийской стены», это был чемпионский маршрут. В своё время лучшие команды Советского Союза, чтобы пойти на этот траверс, готовились многие и многие месяцы. А это был молодой парень, у которого за плечами – всего несколько восхождений. Его первую попытку я имел возможность наблюдать, потому что он тогда пошёл как бы в одиночку, но перед ним и за ним шли группы. Т.е. он сам себе создал такую подстраховку, хотя всем говорил, что идёт в одиночку. Я шёл во второй группе. Несколько раз у меня на глазах он срывался, но задерживался.

Ещё одна причина, по которой спортсмен выбирает соло, – великолепная подготовка. Возьмём, к примеру, того же французского скалолаза Патрика Эллинджера. Сколько времени он проводит на скалах! Он знает на маршруте всё наизусть. Но и с ним однажды произошёл курьёзный случай, когда он сунул руку в знакомую зацепку, а там оказалось гнездо пчёл.

Таким занимаются люди, знающие все способы страховки, великолепно работающие как чистые скалолазы, которые лезут от зацепки до зацепки. К тому же нужно обладать бешеной физической силой для того, чтобы не терять времени на подъёме на верёвках, использовать всевозможные технические средства, зажимы. Ну и, естественно, нести всё это на себе.

Никто никогда соло официально не разрешал. За одиночное восхождение при Советском Союзе даже дисквалифицировали. Если у спортсмена уже было какое-то спортивное звание или высокий разряд, то за нарушение правил горо-восхождения (соло) могли снять уже то, что есть. То, что было честно наработано в коллективе.

Сейчас при самостоятельном прохождении маршрута можно зарегистрироваться. Сообщить КСС о желании совершить одиночное восхождение по такому-то маршруту. Служба выдаёт рацию, и если что-то случится – есть возможность сообщить.

У спасательной службы есть закон – если нет 3-х сеансов радиосвязи, спасатели выходят на поиски. Например, вы зарегистрировались, получили от спасателей рацию (или настроили свою рацию на частоту спасателей) и выходите на связь. Обычно это происходит два раза в день: утром и вечером. Также можно договариваться о дополнительном времени связи, скажем, в 12 часов дня и в 4 часа дня. Многое зависит и от сложности, и от конфигурации маршрута. Допустим, именно в этом месте человек планирует быть в 4 часа, пройти ключевую точку маршрута. В 4 часа солист сообщил: «Всё хорошо, я прошёл ключевую точку маршрута», – а дальше у него путь лёгкий. Если в 4 часа с ним нет связи, спасатели ждут: если с ним не будет и вечернего сеанса, – это уже сигнал тревоги. Поэтому всегда лучше зарегистрироваться.

Теоретически маршрут надо знать досконально. Для одиночного восхождения важна также и психологическая подготовка. Понятно, что человек, который привык всё делать по команде в коллективе, если он не лидер сам по себе, априори не пойдёт в одиночку.

Есть много спортсменов, известных своими одиночными походами. Например, Алек Самодед. Он очень любит ходить в компании. Очень давно, ещё в социалистические времена, компания, с которой он ходил, его не приняла: он был сильнее группы. Потому он начал ходить сам. А сейчас снова ходит с сильными людьми. Алеку уже далеко за 50, но он до сих пор увлекается альпинизмом.

В Крыму живёт известный солист Юрий Лишаев, по прозвищу Фантик. Это просто супер-одиночка. Он стал ходить в соло, потому что ему не понравился принцип, по которому для альпинистских достижений необходимо было долго-долго зарабатывать какие-то разряды, писать какие-то отчёты.

Есть очень интересная история касательно его прозвища. Одна мощная команда прошла свой золотой маршрут на Кавказе, чуть ли не на Ушбу. Поднялись они на эту чемпионскую вершину и в каменном туре нашли фантик. На этом фантике от конфеты, оставленном Юрой, было написано: «Здесь был я». Вот после этого случая за Лишаевым и закрепилось прозвище «Фантик». Человек доказал, что он сильный. Доказал, не ожидая официального признания со стороны спортивных чиновников и не сдавая в спортивные комитеты никаких отчётов.

А ведь в Союзе чемпионов в альпинизме определяли именно по этим отчётам. Но если судьи в глаза не видели маршрута, как они могут объективно оценить восхождение? В отчёте можно написать всё, что угодно. Я сам был свидетелем случая, когда ключевые фотографии висящих ночёвок и прохождения карнизов для отчёта о высотном восхождении где-то на Памире снимались в скальном карьере за Тетеревом.

Немного о специфике снаряжения для соло. В одиночном походе, или восхождении, или даже погружении (у дайверов соло тоже проходит отдельной статьёй) снаряжение должно быть самое лёгкое, самое прочное, самое надёжное. Также обязательно должна присутствовать запасная снаряга.

Допустим, вы идёте в команде. У вас, например, на четверых одна палатка, один примус на несколько газовых баллонов. А в соло – всё то же самое, но несёшь один. Хоть маленькую, но палатку, хоть маленький, но примус. Нагрузка увеличивается значительно. Надо всё заранее продумать. Если есть вероятность, что что-то может потеряться, испортиться или пропасть, необходимо иметь запасное.

У одиночного восхождения на крутую стену (но не в стиле Патрика Эллинджера, конечно) со страховкой существует и своя специфика. Идёшь со страховкой, страхуешь себя сам. При этом путь увеличивается автоматически в три раза. Почему? Необходимо подняться вверх на длину верёвки, а это приблизительно отрезок в 40–50 метров. Закрепить верёвку, спуститься по ней. Развязать всю страховочную систему, повынимать все промежуточные точки страховки, крючья (если страховка с помощью крючьев), закладки, отвязать исходную страховочную точку. И по закреплённой верёвке подняться до следующей точки. И так далее. Фактически, маршрут наверх проходится три раза.

Источник статьи: prox.com.ua

3 Комментариев

Добавить комментарий