alp.org.ua / Альпинизм / Зимний траверс Безенгийской стены

Зимний траверс Безенгийской стены

Группа питерских альпинистов — Виктор Коваль (руководитель), Николай Тотмянин, Петр Кузенков и Сергей Кондрашкин — впервые в истории прошла зимний траверс Безенгийской стены, от Ляльвера до Шхары. Прохождение  заняло 13 дней — с 28 декабря по 9 января. Группы обеспечения и поддержки под маршрутом не было, поддержка и наблюдение осуществлялось с альпбазы «Безенги».

Траверс Безенгийской стены от Ляльвера до Шхары имеет сложность 6А, впервые пройден группой под руководством К. Кузьмина в 1953 году. В обратном направлении маршрут пройден в 1938 ленинградской командой под руководством Е.А. Белецкого. Зимний траверс Безенгийской стены совершен впервые.

Ориентировочная сложность маршрута: ED/VI/W1/13000.

Хроника восхождения.

28 декабря — выход на маршрут

29 декабря  заночевали между Ляльвером и «4310». Погода и прогноз — хорошие.

1 января. Новогоднюю ночь группа провела под главной вершине Джанги-тау, и 1 января двинулась дальше по маршруту. Идут с некоторым отставанием от графика, но, в целом темп нормальный.

6 января. Группа Виктора Коваля ночевала на Шхаре Главной. Пять дней занял путь от Джанги до Шхары, в том числе прохождение знаменитой «пилы Шхары».

7 января в 20:30 группа питерских альпинистов подошла к хижине «Джанги-кош», закончив зимний траверс Безенгийской стены.

Оконченный траверс

Рассказ о восхождении Виктора Коваля (СпБ).

Нас было четверо. Все имели достаточный опыт и технических и зимних и высотных восхождений, который позволил нам не только задуматься о таком проекте, но и реализовать его:
В двойке с Сергеем Кондрашкиным мы прошли северо-восточный контрфорс пика Победы на Тянь-Шане, вместе стояли на вершине Лхоцзе в Гималаях.
Петр Кузенков имел за плечами не только несколько альпинистских шестерок, но и богатый опыт лыжных походов.
Николай Тотмянин – человек-легенда. Заслуженный мастер спорта, шестикратный (!) снежный барс, по праву лидер современного отечественного альпинизма. Наверное нет более опытного, сильного и мудрого альпиниста, чем Николай. Надежность – вот слово, которое ярче всего характеризует этого человека.
Для меня это был седьмой зимний сезон в Безенги. Зимой пройдены и Гестола по северной стене, и Мижирги, и пик Пушкина, и Крумкол…
В разные годы ходили маршруты и на Джанги-тау, и на Шхару: что такое Безенгийская стена знали не по-наслышке.

Заехали в лагерь перед Новым Годом, для акклиматизации дважды поднялись в Теплый угол, переночевав на перемычке Думала – Укю (прим. пер Укю — 3800).
Погода звенела, а душе у каждого из нас была абсолютная уверенность в том, что мы пройдем этот траверс.
27 декабря наша команда выдвинулась из лагеря в сторону Безенгийской стены. Первый раз ночевали на перевале Кель. К полудню второго дня достигаем перевала Цаннер, откуда собственно и начинается наш маршрут.

Начались трудовые будни. Короткий 9-ти часовой световой день диктовал свои правила игры: за это время нужно было не только стартовать и полноценно отработать на маршруте, но и найти и обустроить место для будущей ночевки. Первую, наиболее простую треть траверса (до Катына), это удавалось без особого труда. А далее все чаще приходилось заканчивать работу ночью, при свете фонариков.

Эта зима была малоснежной, что существенно отразилось на состоянии маршрута. С одной стороны мы были избавлены от изнурительной тропежки. С другой стороны, практически весь маршрут, за исключением Катынского плато, был крайне опасен для одновременного движения. Ветер оголил склоны и гребень до льда, и даже фирн по своей твердости скорее напоминал летний лед, чем снег. Оступишься – шансов на задержание нет. Шли только с попеременной страховкой, крутили буры и забивали снежные якоря и ледорубы. Даже пологий западный склон Гестолы был залит зимним льдом… Из 13-ти километров траверса где-то 9 с попеременной страховкой.

Ляльвер, Гестола, Катынское плато, наконец «пила» Катына. Узкий скальный гребень с многочисленными жандармами. Скалы залеплены вертикальным снегом, прежде чем лезть тщательно очищаешь зацепки и возможные места для установки точек страховки. В ход идут закладки, эксцентрики, якорные крючья.

Наступает вечер 31 декабря, становится темно, вся страна в едином порыве пьет шампанское и ест салат оливье. В это время мы, жадно оглядываясь на горящие огоньки грузинских сел, преодолеваем жандармы гребня Джангитау Западной, при свете фонариков перелезаем через карнизы, бьем крючья и крутим буры. Но Дед Мороз милостив к нам, и незадолго до полуночи мы уже сидим в палатке в мульде за первым пятитысячником, встретившимся на нашем пути.
Кстати, с собой у нас была можжевеловая веточка, символизирующая собой новогоднюю елку. Так что Новый год получился самый настоящий. За ненадобностью, а также в силу суровой брутальности нашего мероприятия елка была съедена вскоре после праздника.

Подобрались к «пиле» Шхары. Все те же жандармы, залепленные вертикальным снегом, острые как нож гребни и карнизы, свисающие на северную сторону. Короткий световой день и состояние маршрута не позволили преодолеть этот участок за световой день. Места для палатки решительно нет. Два часа работы и у нас чудесная сидячая ночевка на небольшом скальном выступе с видом на дружественную Сванетию. Надежная станция держит наши самостраховки, и мы дружно прижавшись друг к другу и болтая ногами в пропасти, встречаем очередной январский день.

Сидячая ночевка

Кстати, чтобы понапрасну не быть обвиненными бог знает в чем, официально заявляю, что наша группа из уважения к законам Российской Федерации тщательнейшим образом соблюдала установленную стометровую зону и ни разу не приближалась к государственной границе нашей Родины. Все вершинные туры были предварительно и по указанию Анаева Алия Хусеевича перенесены на расстояние не менее 100 метров от государственной границы России, что было подтверждено официальными замерами и оформлено соответствующими документами. Хотите верьте, хотите – нет!
На следующий день добрались до удобной мульды и из тактических соображений устроили полудневку: до следующего места ночевки при нынешнем состоянии маршрута нужно добираться не менее 8-9 часов, а повторять сидячую ночевку на гребне Шхары при всей ее романтичности не хотелось.

Гребень Шхары зимой представляет собой особенное творение природы и альпинистский объект одновременно: острый как нож гребень, вертикальные снег или склон, залитый зимним льдом, гигантские карнизы, свисающие на север. Где-то сбоку, где-то верхом, где-то задом-наперед, где-то балансируя как цирковой каскадер: есть где разгуляться фантазии. Везде тщательно страхуемся. Один неверный шаг и ты больше не у дел.

На пиле Шхары

Наконец-то долгожданная вершина Шхары Главной. Весь Кавказ лежит у наших ног. Отсюда дорога лежит только вниз. Но расслабляться нельзя. Спуск через Восточную Шхару по маршруту 5А категории сложности – то еще приключение. Когда-то на вопрос как страховаться на этом снежном ноже наш добрый друг Адельбий многозначительно сказал: «Молиться надо…».

Идем на три такта: то с одной, то с другой стороны острого гребня, облезая карнизы. Потом дюльфера на подушку Безенгийского ледника. Выходим на ледопад. Огромные трещины шириной более 20 метров, пересекающие от края до края расстояние между северным ребром Шхары Главной и гребнем Шхары Восточной и висящие сераки напоминают ледопад Кхумбу. Нам предстоит преодолеть это последнее препятствие, которое про себя мы в шутку назвали «веселый лабиринт». Снега здесь выше колена, а кое-где и по-пояс, нужно быть предельно внимательными, чтобы не провалиться в закрытую трещину. Вправо, влево, на этот серак, на тот снежный мост, дельфер, снова вправо, снова влево… Николай безошибочно находит верный путь.

Вниз по ребру Шхары

В темноте выбираемся из лабиринта. Поднимается сильный ветер, начинается метель. Некоторые порывы стремятся повалить с ног. Хорошо что мы уже не на гребне стены. Гора показывает нам свой нрав и дает понять, что легко могла расправиться с нами.

Но вот и спасительная хижина Джанги-Кош. Было 7 января, 11 день траверса, 12 день с момента выхода из лагеря. Тонкий расчет не подвел нас, ровно на такое количество дней мы и рассчитывали, выходя на маршрут. В запасе ровно пять бульонных кубиков и несколько кусочков сахара. На следующий день буквально за четыре с половиной часа спускаемся в лагерь, где нас ждут наши верные друзья — Адельбий и Алим. Все, теперь можно расслабиться. Траверс пройден.

Экспедиция проходила при поддержке Федерации альпинизма, скалолазания и ледолазания Санкт-Петербурга, и лично ее президента Тимошенко Татьяны Ивановны.

Особая благодарность компании Red Fox, предоставившей отличное бивачное снаряжение: палатку CaveFox 4 и модернизированные спальные мешки Big Wall Team.

Ну и конечно без традиционного кавказского гостеприимства команды лучшего российского альплагеря «Безенги», ее директора Анаева Алия Хусеевича, наших друзей Акхубекова Адельбия и Хапаева Алима эта экспедиция бы не состоялась. Спасибо Вам!

Из истории зимних восхождений в Безенги.

Первое сложное зимнее восхождение в Безенги — команда А. Мошникова (все тот же СпБ, тогда еще Ленинград) по маршруту Тимофеева, 6А на Крумкол.

Через 2 года, в 1988 — сольное прохождение Северной стены Шхары за один день, которое совершил Александр Шейнов (Киргиз).

2001-2003 — программа «Пятитысячники Безенги зимой» московской команды во главе с Сергеем Щепачковым. Ими зимой были пройдены Дых-тау, Коштан и пик Пушкина.

Зимой 2006-го в Безенги появился молодой 25-летний перворазрядник Виктор Коваль. Мысль сунуться на зимние пятитысячники пришла в голову одновременно ему, а так же Сане Гукову, Сергею Кондрашкину, Леше Букиничу. В результате было совершено восхождение на пик Пушкина. Это стало началом целой череды зимних восхождений под руководством Коваля в Безенги.

В 2007 — группа Коваля проходит директ Хергиани по Северной стене Гестолы. После первопрохождения в 1959 году этот маршрут был повторен всего дважды, группа Ковале совершила 4-е прохождение.

В марте 2007 года московская группа (руководитель Максим Землянников, Максим Быков и Анастасия Стаканкина) пытаются пройти траверс Стены от Шхары до Гестолы, используя оставленые летом заброски. В районе Джангитау в результате срыва руководитель группы погиб. Остальных участников через несколько дней с гребня Безенгийской Стены снял спасательный вертолет.

В 2010 восхождение на Коштан, которую планировала команда Коваля, было отменено из-за сильной лавинной опасности (тогда же произошла авария с учебной группой при восхождении на Гидан).

В 2011 Виктор Коваль и Алексей Лочинский прошли зимой маршрут Е. Полтавца, 6А (1000 м VI, А2/А3) на Каракаю.

В январе 2012 г. московская команда Сергея Нилова проходит маршрут Тимофеева, 6А на Крумкол.

В январе 2012 г. этот же маршрут идет команда Коваля (А. Артюхин и А. Петрова), одновременно по маршруту Колчина, 5Б поднималась команда В. Шамало (С. Балагурин, К. Мазуров, Д. Царегородцев). Обе команды встретились на спуске на Крумкольском провале, откуда их снял вертолет «PRO-движения».

Сложность прохождения траверса Безенгийской стены зимой в первую очередь связана с экстремальными условиями на высотах около 5000 метров, когда даже у подножия стены температура нередко опускается до –25…–30°С. При этом необходимо преодолеть трудный гребень протяженностью около 13 километров.

Траверс Безенгийской стены

Большая часть маршрута проходит на высоте около 5000 метров. И на север и на юг Безенгийская стена обрывается 2-х километровыми скально-ледовыми сбросами. Острый гребень Безенгийской стены состоит из чередующихся снежных и скальных участков, с многочисленными жандармами и снежными карнизами, страховка на которых крайне затруднительна и требует психологической уверенности при прохождении. Особенностью Безенгийской стены является отсутствие простых маршрутов на любую из ее вершин, спуск с траверса возможен только в конечных точках маршрута или в середине, после преодоления 6.5 километров гребня.

Первую попытку траверса Безенгийской стены с запада предприняли в 1932 братья Абалаковы вместе с Алексеем Гермогеновым. Но из-за непогоды на восьмой день восхождения , альпинистам пришлось спуститься на ледник Безенги, так и не пройдя массив Шхары. В 1935 году группа Сергея Ходакевича прошла три вершины Безенгийской стены (Катын-тау, Гестолу, Ляльвер), начав восхождение с ледника Безенги.

Впервые полный траверс Безенгийской стены был пройден в 1938 году ленинградскими альпинистами под руководством Евгения Белецкого, с востока на запад (от Шхары к Ляльверу).

В 1938 г. траверс прошли две команды. Ленинградцы – Е.Белецкий (мс), А.Бердичевский, Д.Гущин (мс), И.Леонов. Они прошли траверс за 18 дней! Вторая команда была из Москвы: С.Ходакевич, П.Глебов, В.Крючков, А.Лапин. Была еще и группа А. Гвалии, которая стартовала с юга (из Грузии), но прошла только Гестолу и Катын. Команде Белецкого первоначально восхождение не было засчитано, Белецкий и Гущин были лишены званий “мастер советского альпинизма”. Белецкому звание МС вторично присвоили в 1941, а ЗМС – в 1946. Дело в том, что группа Ходакевича заранее заявила прохождение траверса, группа Белецкого фактически вышла «на перехват», да еще и просрочила контрольный срок на 8 дней из-за ухудшения погоды.
Примечательно, что в книге “К вершинам советской земли” (1949, составитель списка первовосхождений — П.С.Рототаев), указано что группа Ходакевича прошла траверс с запада на восток, а — Белецкого с востока на запад. В нынешнем классификаторе первопроходцами траверса от Шхары значится команда Е. Белецкого (1938 год), от Ляльвера — команда под руководством К. Кузьмина (1953 год).

В 1961 украинская команда Владимира Моногарова получила золото на Чемпионате СССР по альпинизму, пройдя траверс Безенгийской стены. А неудачная попытка траверса, совершенная этой же командой в 1959 году, заняла третье место на Чемпионате.

траверс Безенгийской стены за 4 дня

В настоящее время траверс Безенгийской стены продолжает оставаться «тропой мастеров», хотя проходят его быстрее — рекордное прохождение (с запада на восток) 4 дня: питерские альпинисты Саша Гуков, Алексей Букинич и воронежцы Юра Гайдамакин, Тимур Барабанов в 2009 г.

Пила Шхары - самая трудная часть маршрута. ФОто прохождения 2009 года

Пила Шхары — самая трудная часть маршрута. ФОто прохождения 2009 года

В 2010 харьковчане Евгений Полтавец и Александр Заколодний прошли маршрут с востока на запад за 6 дней, поднявшись на Шхару по ребру Томашека (5Б).

Материал подготовлен: Проект ALP

Источники информации: vk.com/exmagazine, http://www.russianclimb.com/

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...

Добавить комментарий