alp.org.ua / Альпинизм / Денис Урубко о восхождении с Адамом Белецким в Татрах

Денис Урубко о восхождении с Адамом Белецким в Татрах

Денис Урубко в настоящее время обосновался в Польше — он стал членом Польского Альпийского Клуба, получил звание инструктора по альпинизму. Предлагаем опубликованный в его блоге рассказ Дениса о совместном восхождении в Татрах с польским альпинистом Адамом Белецким. Год назад Белецкий в составе польской команды совершил первое зимнее восхождение на Броуд-пик. На спуске с вершины погибли Мачей Бербека и Томаш Ковальский, и обстоятельства этого восхождения вызвали неоднозначную оценку в польском альпинистском сообществе. Денис Урубко неоднократно высказывался в защиту Адама Белецкого.

Трава — лучший друг татерника

В зимней экпедиции 2002-2003 годов на К2 участвовал замечательный человек Мачек Павликовский. Потом все разбежались в разные уголки мира, по делам и семьям. Но однажды судьба закинула меня в Татры, и я снова встретился с Мачеком. Он прикатил на крохотной машине в Буковину, где приходил фестиваль Польского Клуба Альпейского. На переднем сиденье этого «самохода» ничего не было слышно, потому что мои колени закрывали уши – я едва поместился. А на следующий день поднялись с другом на гору Каспровый Верх неподалеку от Закопане. Погода была ужасной, мы едва видели друг друга в тумане. Мачек неведомым чутьем нашел путь вниз к отелю Мурованец, где работала его жена. И потягивая «каву дюжу с млеком» (большой молочный кофе) я поздравил себя с первым восхождением в Польских Татрах. Надеясь, что следующий маршрут – не за горами.

Прошло семь лет. В такой же сумрачный день я выдавал веревку напарнику, что лез впереди. По Татрам расползалось серое «нечто», из которого периодически сыпало еще что-то более «нечтовое». Но в душе царил праздник.
— Это маршрут Робаковича, — отвечая моим мыслям крикнул сверху Адам Билецкий. – Стоило сюда приезжать, чтобы по огородам шарахаться?!

На маршруте

Подобное я уже слышал от Игоря Чаплинского в Крыму. И в самом деле! Татры были вызовом, мечтой. И теперь, когда появилась возможность порезвиться в колыбели польского Гималаизма, я предпочел свалить ответственность на Адама. Это были его горы, где он вырос и знал каждый уголок — ущелье озера «Морские Око». И пошли куда глаза глядят.
Билецкий очень бодро и смело пролез первые пятьдесят метров, исчез в какой-то пещере. Принялся выбирать веревку. Так что я без сомнений отправился следом. Словно всегда лазил здесь. Как будто зима навеяла привычные образы.

Все было кратко и лаконично – как привык. Команды, лязг тяпок и скрежет кошек по скале, позвякивание «железа», спокойная уверенность на сложных участках. В последний год мне не хватало этого дорогого ощущения. Хотелось зимних восхождений в близких горах. Чтобы тренироваться, чувствовать локоть и мастерство напарника, преодолевать холод, делать рискованные выходы… Это было в ущелье Туюксу. Когда-то… давным-давно… в прежней жизни. А теперь отозвалось эхом Татр.

Денис Урубко

— Это ты абсолютно правильно сказал, — поблагодарил я, подкорячившись ближе. – Что-то необыкновенное. Здесь невозможно лазить по-другому.
— Ты про траву? – кивнул Адам из сумрака.
— Так, барзо лепше, — я осклабился, зафиксировавшись на ледовых молотках. – Трава, это лучший друг альпиниста.
— Татерника! – поправил он.
После первой веревки я поверил в слова Адама. Вечером они воспринимались шуткой, однако, на деле оказались правдой. Смерзшиеся влажные кочки, участки почвы и пучки травы были идеальной породой. Тяпки входили в нее легко и надежно. Надо было точно ставить их, не сильно вбивая – самыми кончиками. И доверять. При том, чтобы основная нагрузка элегантно распределялась в ноги. Каждым шагом убеждая, что не зря тренировался на скалах весь февраль.
— Монозубу поверил? – ухмыльнулся Билецкий. – Работает?
Я вщелкнул самостраховку, закинул ногу на стенку небольшого грота, где расположился на станции напарник. И с интересом потрогал кончик однозубой кошки. Это был первый опыт.
— Твоими устами мед пить, — проворчал себе под нос с нескрываемым восторгом. – Он реально во всех направлениях работает. На такой точке можно чудеса вытворять.
— Так! После того, как я его попробовал на драйтулинге, к прежним кошкам не вернусь.

Адам Белецкий

Через час на соседней вершине, прорвавшись сквозь облака, вертолет высадит нескольких человек. Они будут отрабатывать какую-то схему, словно на тренировке. «Наверное, спасатели», — оценит Адам. Мы вопреки обыкновению долезем до вершины Мних (2069м) по одной из заковыристых линий на скальной башне. Вечером в Рефьюдже «Старый Моко» соберутся ребята со всех концов Польши, будут обсуждать пройденные маршруты, строить планы «назавтра», пытаться (безуспешно) обыграть Адама в шахматы.
По дороге будут гулять красивые девушки, с интересом разглядывая альпинистов. Туристического вида дядьки с завистью будут глядеть на Адама, вслед которому несется восторженный шепоток… А завтра мы пролезем гребень на Большой Мегушавецкий Щит по интересной микстовой линии. Это такой мир. Обыкновенная планета Польского Альпинизма. Где волею случая удалось оказаться и мне.

Автор: Денис Урубко

Источник информации: http://urubko.blogspot.com

Денис Урубко об Алексее Болотове и Эвересте, о событиях на Броуд-пике, о себе и своих планах на будущее

Денис Урубко о польском альпинизме: Польский НЕлистопад — 1

Денис Урубко о польском альпинизме: Польский НЕлистопад — 2

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...

Добавить комментарий