alp.org.ua / Путешествия / Белый слон. Обсерватория

Белый слон. Обсерватория

г.Поп Иван (Карпаты) — 2020,5 м

Как строилась обсерватория на знаменитой карпатской вершине Поп Иван? Еще до недавнего времени в горах жили люди, которые были непосредственными участниками той тяжелой стройки.  Сейчас строение в разрушенном состоянии. А как оно выглядело в начале своего существования, что в ней было, как работала одна из самых значительных в Европе обсерваторий? Есть ли смысл ее восстановления?

Название горы
Относительно Поп Ивана или Черной горы гуцулы рассказывают, будто когда-то на ее вершине была огромная скала, и Довбуш — легендарный вожак  убил здесь «черную беду» (то есть черта). И будто от этого скала почернела, и гору назвали Черной.
Но основное своеобразие Поп Ивана в том, что его вершина увенчана грандиозным каменным строением. Зимой обсерватория так зарастает снегом и льдом, что поляки назвали ее «Белым слоном». Появление этого загадочного названия связывают и с другим фактом. Некоторые чиновники со скепсисом относились к обсерватории как к научному учреждению, которое требовало больших средств. В их понимании это был «белый слон» — безобразная ненужная идея.

Камни на плечах
Итак, сначала огласили конкурс проектов. В нем приняли участие пять авторов и творческих коллективов. Результаты публиковались в варшавском журнале «Архитектура и строительство» за 1935 год. Самым лучшим вариантом назвали предложение архитекторов Марчевского и Погосского. Согласно проекту, это должен быть замок оригинальной формы, адаптированный к суровым погодным условиям высокогорья и окружающего ландшафта. Авторы предусмотрели широкое использование местного стройматериала — песчаника. Это значительно облегчило транспортировку и уменьшило затраты на строительство.

В 1935 году Министерство военно-воздушной обороны Польши взялось сооружать метеорологическую обсерваторию. Символический камень в фундамент заложили летом 1936 года. Основателем обсерватории выступил генерал Бербецкий, исполнителем работ — капитан Антонович, управление строительством вел Адам Мейснер.
Для воплощения величественного проекта польская власть привлекла к работам множество людей из гуцульских сел. Местный камень и дерево везли на гору лошадьми, несли на руках и на спине. То же самое было почти с 800 тоннами стройматериалов, которые доставили от железнодорожной станции Ворохта (почти 70 километров). Особенно тяжело было транспортировать 33 ящика с оборудованием, самый громоздкий из которых весил 950 кг.

Петр Сокол, 1913 года рождения, житель села Зеленое Верховинского района, рассказывал: «Прежде всего, мы строили дорогу. По горным склонам постепенно прокладывали метр за метром. Работали тут сотни гуцулов разного возраста. Немало было подростков, женщин… Ученые приезжали туда зимой на нартах, их нередко засыпали снеговые лавины, и тогда на поиски выходило даже войско. Почтовая связь была организована слабо. Почту на Поп Иван доставлял ученый пес пана Зембича…».
Астрономо-метеорологическая обсерватория построена на рельефе в стиле конструктивизма. Стены выложены из песчаника, который добывали из огромной скалы на вершине. Чтобы иметь песок, толкли камни, а чтобы стены были крепче, кроме цемента в раствор добавляли еще белок куриных яиц. Толщина стен цокольного этажа составляла метр двадцать пять сантиметров. Для утепления помещений с внутренней стороны между сухой штукатуркой и кладкой делали прослойку из просмоленного пробкового дерева. Пробку доставляли по океану из Африки во Францию, потом железной дорогой в Варшаву, а потом — в Ворохту. Оттуда лошадьми возили в Шибене, а потом на плечах — на вершину.

Обсерватория на Поп Иван (Карпаты)

Собственная электростанция, отопление, водопровод
Обсерваторию торжественно открыли 29 июня 1938 года. По этому поводу на гору Поп Иван прибыли официальные лица, а также группа украинских и польских астрономов.
Здание обсерватории имело форму зеркального отображения латинской буквы L. Сооружение состояло из отеля, который с востока имел два этажа, а с запада, благодаря расположению на рельефе — пять уровней, а также из хозяйственной пристройки и башни. Башню-ротонду, где впоследствии установили телескоп, возвели на южной стороне. Она соединялась с главным корпусом переходом по первому этажу. На верхний уровень ротонды вели каменные спиральные ступеньки. Башню увенчал медный купол диаметром десять метров, который открывался автоматически. Над метеорологическим помещением располагалась смотровая площадка.
В отеле — коридорная система расположения комнат. С востока к основному корпусу пристроили хозяйственно-технический блок с подсобными помещениями и котельной. В доме было 43 комнаты и 57 окон. Как рассказывали очевидцы, с помощью двух мощных электронасосов к зданию подавалась вода по трубопроводу. Обсерватория имела локальную электростанцию. На стенах сохранились кронштейны, на которых крепились металлические фонари. Над главным входом были стилизованный герб-орел и надпись на польском языке: «Обсерватория астрономо-метеорологическая им.Маршала Пилсудского».
Территорию обсерватории оградили каменным забором. Главный подъезд и дорожки выложили камнем. Сохранились остатки постаментов, на которых, очевидно, стояли каменные скульптуры.

Возглавленная фанатом из Микуличина
Главным астрономическим инструментом был астрограф с объективом 33 сантиметра в диаметре. Его заказали в Шотландии, в Эдинбурге. Этот прибор еще осенью 1937 года доставили в Польшу и транспортировали на гору. Кроме астрографа, из Эдинбурга прислали еще несколько измерительных приборов. На астрографе велись фотографические наблюдения больших и малых планет, комет и изменяющихся звезд. В 1938-1939 годах работники обсерватории получили большое количество материалов наблюдений, на основе которых были подготовлены научные работы. Однако архивы «Белого слона» не сохранились.
В конце 30-х годов обсерваторией руководил уроженец села Микуличин Владислав Мидович, который вместе с женой и маленьким сыном практически постоянно проживали на Поп Иване. Как определили современники, он был фанатом своего дела, поэтому променял уютную сельскую усадьбу на туманную обсерваторию, которая находилась в необычайно суровых климатических условиях.
Дополняют историю про «Белого слона» воспоминания очевидцев тех событий — жителя села Бабин Косовского района Василия Палийчука, 1900 года рождения: «Участие в строительстве самой обсерватории я не брал, но когда она начала работать, поднялся на гору как столяр, чтобы изготовить различные столярные изделия (сундуки для продуктов, шкафы для инструментов, мебель и тд.). Как раз в это время инженеры из Варшавы поднялись на гору, чтобы испытать центральное отопление. Хотя еще было не очень холодно, его запустили и не останавливали на протяжении двух суток, чтобы прогреть помещение.
В сентябре 1938 года на Поп Иван вышел староста Косовского повита с одной богатой пани из Ясенова. Ее звали Грабина Боваровска и подарила она на строительство обсерватории миллион злотых. Пани пришла посмотреть, как использованы ее деньги. Я провел экскурсию по обсерватории и показал пани зал, названный ее именем.
В то время по своей значимости обсерватория на Поп Иване была на втором месте в Европе после Французской в Пиренеях и на шестом месте в мире. Так говорил астроном Хмелевский, который в то время там работал.
Движение телескопа обеспечивали двигатели, автоматически регулируемые специальным хронометром с секундными контактами. Астрограф размещался в куполе диаметром шесть метров, который также поворачивали электродвигатели. Через отверстие в куполе проводили астрономические наблюдения. Это было возможно только ночью, да и то при ясной погоде».

Была война
Начало второй мировой прервало обычное течение жизни обсерватории. Прекратилась телефонная связь с Варшавой, начался нелегальный переход границы, персонал начал готовиться к эвакуации.
Работники обсерватории эвакуировали самое ценное оборудование: пять линз большого диаметра и две меньшего, два микроскопа и два хронометра. Все это попало в Будапештскую обсерваторию, а под конец войны — в Вену, откуда вернулось в Польшу в первые послевоенные годы. Металлические части астрографа в мае 1942 года перевезли во Львов. Они сохранялись в физическом корпусе Львовского государственного университета. Менее ценный инвентарь разобрали местные жители.

На уровне идей
Целой эпопеей оказались попытки восстановить обсерваторию. Слухи об этом распространяются более 40 лет. Если восстановить обсерваторию на Черной горе, то можно было бы использовать ее в различных сферах. Не только в астрономии и метеорологии. Идей хватает. В свое время обсерватория успешно работала. Поэтому ее восстановление — реальное.

Текст: Василий Кобылюк

Перевод с украинского: портал AS TOUR


Поп Иван (Карпаты) — панорама

Фотографии взяты отсюда

2 Комментариев

Добавить комментарий