alp.org.ua / Альпинизм / Ральф Дюймовиц о зимней Нанга-Парбат и восхождении на Эверест без кислорода

Ральф Дюймовиц о зимней Нанга-Парбат и восхождении на Эверест без кислорода

Через две недели после прекращения одиночного зимнего восхождения на Нанга-Парбат и возвращения домой в городок Бюль у подножия Шварцвальда, немецкий альпинист Ральф Дюймовиц дал интервью порталу «Deutsche Welle». Он рассказал о подробностях своей зимней экспедиции в Пакистан и поделился планами на будущее, в частности о желании совершить 4-ю попутку подняться на Эверест без дополнительного кислорода..

Ральф, как тебе немецкая зима по сравнению с зимой в Пакистане на Нанга-Парбат?

Когда я стоял в аэропорту Франкфурта, а затем на железнодорожных станциях в Мангейме и Карлсруэ — на мне была рубашка с короткими рукавами, а вокруг все были одеты по-зимнему. Мне снова нужно привыкать к теплу. Наши теплые зимы очень сильно отличаются от того, с чем я столкнулся в Пакистане. Зато теперь я чувствую себя дома и снова наслаждаюсь теплом.

Ты разочарованы тем что был вынужден отступить на высоте всего 5500 метров?

Да, я все еще разочарован. И мне очень грустно что мой план не сработал. С другой стороны, когда я просматриваю фотографии того склона, по которому я должен был подниматься, я снова прихожу к мнению, что я все же принял правильное решение. То, что мы чудом избежали попадания в большую лавину в последний день — был знак, что нам пора убираться домой.  Так что мое огорчение не так уж и велико.

Зимнее восхождение на Нанга-Парбат, на высоте 5400

Ты говорил о ледовой лавине, которая прошла рядом, когда вы снимали ваш верхний лагерь. Насколько близко?

Крайние куски льда остановились в 15 метрах от нас, некоторые из них были размером с холодильник. Нам с Дариусом действительно очень сильно повезло. Мы спускались вниз так быстро, насколько это было возможно в глубоком снегу.

И после этого инцидента вы поняли, что прекращение экспедиции — это правильное решение?

Да, именно так. Я опасался, что лавины стали угрожать подходам к высотному Лагерю 1 на маршруте Кинсхофера (Kinshofer Route) . Именно тогда я задумался о будущем экспедиции. Это было предупреждении. Хотя всегда, когда вы поднимаетесь по «стандартному» маршруту, вынуждены проходить под этими опасными ледовыми сбросами.

Нижняя часть маршрута Месснера по стене Диамир. Маленький кружок — Лагерь 1 (4900), «Х» — заброска и место Лагеря 2 (5500). Выше отмечены сераки.

Твой план заключался в быстром восхождении после прохождения акклиматизации на другой вершине и в других условиях. Стоило ли так делать на Нанга-Парбат?

Для реализации этого плана отпущено не так уж и много времени. И я это знал заранее. И я на своем опыте узнал, что начинаются проблемы, когда погодное окно не открывается как это ожидалось. Начинаешь задавать себе вопросы — а сработает ли мой план, достаточно ли я хорошо акклиматизировался? Фактически нужно запланировать временной интервал порядка  10-14 дней, и брать запас еды исходя из этого. Если сработает — вы можете достичь успеха,  иначе придется возвращаться домой ни с чем. И конечно, главную роль зимой играет погода.

Или для успеха нужно больше терпения? Сейчас, на другой стороне Нанга-Парбат,  польская и итальянская экспедиции поднялись только к отметке 6000 метров.

Дарек Залусский (напарник Ральфа в восхождении на Нанга Парбат) сказал мне что обычно все так и поднимаются. Альпинисты продвигаются вверх медленно, провешивая перила, расходуя все больше и больше сил. Эта тактика очень сильно выматывает. В этом случае, шанс пройти ключевую часть маршрута и перейти на высоте 7400 на сторону Диамир очень низок.

Перед поездкой в Пакистан, ты говорил что своей экспедицией хочешь показываете миру, что после теракта летом 2013 года на стороне Диамир все спокойно. Это так?

Это не простой вопрос. С одной стороны талибы все еще остаются на территории Пакистана, в окресностях Нанга-Парбат. Но я думаю, что большая проблема вытекает из социокультурной ситуации в долине Диамир выше Чиласа. Люди, живущие в этом регионе очень консервативны, их взгляды можно назвать фундаменталистскими. В Пакистане все еще много распрей. Если давным давно у дедов был спор, то сейчас их внуки и правнуки будут продолжать его. Очень мало пакистанцев можно охарактеризовать как «открытых» людей по отношению к чужеземцам. Это немного не то, что наз относится к гостеприимству. И сейчас я не на все 100% уверен что этот расстрел альпинистов был устроен именно радикальными группировками талибов. Я говорю это совершенно откровенно, утверждая что мои взгляды изменились от первоначальных.

Что ты планируешь дальше?

В этом году я буду много путешествовать. В конце февраля я поеду на Огненную Землю, где буду снимать документальный фильм о жизни местных индейцев. Кроме того мы (Ральф, его жена — Герлинде Кальтенбруннер, Ральф Гантцхорн и Райнер Пирчер) хотим подняться на вершину горы Сармьенто (Monte Sarmiento). После этого я на пару дней вернусь домой, прежде чем начать экспедицию на Эверест.

Четвертая попытка подняться на вершину Эвереста без использования дополнительного кислорода?

Да, это будет моя последняя попытка. Я попытаюсь снова, на этот раз по маршруту с Северной стороны Эвереста.

Как участник международный экспедиции?

В базовом лагере я вероятнее всего буду вместе с другими альпинистами. Но на маршруте я хочу подниматься полностью самостоятельно и выбрать тот маршрут, который сочту наиболее подходящим. Я не хочу, чтобы кто-то влиял на меня в принятии решения. Было бы здорово, если бы я смог в верхней части подняться по кулуару Нортона, но я рассматриваю и другие варианты. Сейчас я не беспокоюсь о своей физической форме. Я надеюсь что на этот раз все сложится успешно, я сделаю для этого все возможное .

Перевод: Проект ALP

Источник информации: http://blogs.dw.de

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...

Добавить комментарий