alp.org.ua / Горный туризм / Игорь Новоселов — 600 километров в походе по плато Путорана

Игорь Новоселов — 600 километров в походе по плато Путорана

При обсуждении гибели Андрея Добрынина в одиночном походе по плато Путорана появилась информация о длительных походах других туристов. Оказалось, что проходить 500-600 км. в автономном режиме вполне реально.
В 2003 году в походе 6 к.с. под руководством И. Новоселова по плато Путорана — по самой технически сложной западной и центральной его части — за 25 ходовых дней (плюс 1,5 днёвки) был пройден маршрут протяженностью 600 км через 17 перевалов, 14 каньонов, совершены восхождения на 10 вершин.  В 2008 году был пройден еще один маршрут по Путоранам — 550 км. Этот поход занял первое место на Чемпионате России по пешеходному туризму. Из отчета о походе 2003 года: «Опыт этого автономного похода (без использования групп поддержки и организации забросок) убедил нас в возможности преодоления расстояний по 700-800 км очень хорошо подготовленной группой.«

Стоит обратить на темп движения группы Новоселова — 600 км. за 25 дней, т.е. в среднем 24 километра в день. Причем по достаточно сложному рельефу, в походе 2003 года в день проходили в среднем по  два линейных препятствия (перевала, каньона). В результате, продолжительность похода оказалась в два раза меньше, чем у Андрея Добрынина. Для сравнения, во время похода 2011 года Андрей и его спутники прошли 300 км. за 28 дней (чуть более 10 км. в день). Возможно, секрет успеха в этом? Ведь меньше продолжительность похода — нужно меньше продуктов — легче рюкзаки — легче идти.  Конечно, за высокой скоростью передвижения стоит отличная физическая подготовка, оптимизированное снаряжение и многое другое.

Путораны

Автор: Игорь Новоселов, опубликовано в журнале «Вольный Ветер» №63.

Далеко за Полярным кругом гигантским выступом вдаётся в неприветливый Северный Ледовитый океан полуостров Таймыр. На юге его расположен наиболее приподнятый и сильно расчленённый массив Среднесибирского плоскогорья — плато Путорана (высшая точка — гора Камень, 1701 м).

Команда туристов-пешеходников из Уфы и Приморья (всего 5 человек) с 26 июля по 21 августа 2003 г. совершила по плато Путорана поход 6 к.с. За 25 ходовых дней (плюс 1,5 днёвки) был пройден маршрут протяжённостью 600 км через 17 перевалов, 14 каньонов, 64 категорированные переправы, совершены восхождения на 10 вершин, первопрохождения 18-ти препятствий (из них 11 — 2А к.т. и 4 — 1Б). Отчёт о походе представлен на чемпионат России по спортивному туризму.

Желание попасть на Таймыр и увидеть самое северное в мире базальтовое плато появилось у меня лет 15 назад. Но началась «перестройка»… Много прошло времени, но плато Путорана по-прежнему остаётся одним из труднодоступных, сложных и престижных районов для спортивного туризма. Информации по нему мало. Хорошо освоены лишь крупные реки, популярные у туристов-водников. Что же касается самих «столовых» гор, то количество пройденных здесь лыжных и пеших походов совершенно несоизмеримо с количеством маршрутов, проложенных на Алтае, Урале, в Саянах и др. Так, в 2003 г. мы оказались в Путоранах единственной группой «пешеходников» (для сравнения: зарегистрированных групп «водников» было 16). Да и представители коренного населения, которые раньше кочевали вслед за мигрировавшими оленями, сейчас встречаются всё реже; нам в походе попадались только старые капканы.

Центральная часть Путоран является заповедником, одним из крупнейших в России. На его посещение обязательно надо получить разрешение в Норильске (ул. Комсомольская, д. 1). Но разрешения выдают редко и только хорошо подготовленным группам.

25 июля 2003 г. мы авиарейсом добрались до Норильска. Было 2 часа ночи, но тем не менее светло: в это время года солнце не опускается за горизонт. Температура к утру снижается почти до 0 грд, а днём — лето. Дальше на катере отправились на озеро Лама. Отсюда начинаются почти все туристские маршруты. Можно из Норильска вертолётом залететь и дальше, восточнее, но это дорого.

Далеко за полночь высаживаемся на берег озера. Тишина. На горизонте горит радуга на фоне тёмно-синих гор. Постепенно гаснут красно-бардовые верхушки склонов. Солнце прячется в облаках над горизонтом и только белый диск луны отражается на неподвижной поверхности озера. Первое впечатление от увиденного — самое запоминающееся. Позже похожие пейзажи встречались нам на всём маршруте и стали привычными.

Водопад на левом притоке реки Гагарья-1

Сидим, уютно устроившись у костра и ведём неторопливую беседу. Костя Бакланов вспоминает случай на реке Зилим (Южный Урал), как он с ружьём, заряженным на рябчика, встретился с медведем. Сергей Новоселов напоминает Косте о косолапом, быстро убегавшем вверх по снежному склону в июле 2002 г. на хребте Кодар. А Николай Лазарев в августе 2002 г. на Южно-Чуйском хребте (Алтай) неожиданно вышел на медведицу, отдыхавшую вместе с тремя медвежатами. Я объявляю «натуралистам», что директор заповедника предупреждал меня о том, что мы будем ходить и в совсем не посещаемых людьми местах. Там медведи никогда не видели людей и запросто могут принять нас за добычу. Очередь доходит до Геннадия Козлова. Он долго рассказывает об уссурийской тайге: собака бежала в 7-10 м от охотников, мелькнула быстрая тень, собака и мяукнуть не успела… Так что страшнее тигра зверя в лесу нет.

Начинаем маршрут с восточной оконечности озера Лама. Пробираться через заросли карликовой берёзки и ивняка, проваливаясь в мшаник, в первый день не очень-то хочется. Идём по песчано-галечным отмелям вдоль извилистого русла р. Бунисяк, делая частые броды с берега на берег. Заходим в узкий каньон. Бурные потоки воды несутся между завалами из крупных глыб. В одном из прижимов обнаруживаем грот. Николай — самый молодой участник, но самый опытный среди нас спелеолог, — бросив рюкзак, отправляется посмотреть пещеру. Небольшой грот заканчивается тупиком. Идём дальше вдоль реки. Только к вечеру удаётся пройти каньон. Почти отвесные скалы высотой до 100 м замыкают его. С них падает, ступенями около 25 и 20 м, водопад. Это первый в походе водопад, к которому подошли «вплотную». На фоне грозовых облаков он выглядит впечатляюще.

Подниматься с тяжёлым рюкзаком по разрушенным скалам опасно, так как проблематично организовать страховку. Но и оставаться в каньоне нельзя. В случае дождя выйти отсюда, пока вода не спадёт, будет невозможно. Остаётся одно: вернуться. Успеваем до дождя, к часу ночи, выйти в безопасное место. Хорошо, что взяли палатку с москитной сеткой — можно полноценно отдохнуть.

Водопад на притоке реки Токингда

Реки, стекающие с плато, пробивают себе путь в многослойном пироге лавовых пород. За тысячи лет, пересекая пласты более твёрдых базальтов, потоки воды образуют каньоны и водопады. Сколько водопадов в Путоранах? Во время таяния снегов их количество измеряется многими тысячами. Мы видели более сотни. Глубокие же каньоны или каньонные участки были на всех (!) пройденных нами реках и их притоках.

Классических перевалов здесь мало. Привычных седловин в хребте, как таковых, нет. Приходится делать частые разведки, чтобы найти приемлемый путь подъёма или спуска. Сложных путей хватает, а вот простых удаётся отыскать иногда только один или два.

Вот мы и на плато. Ландшафт резко меняется. Вместо тайги — зона арктической пустыни с голыми каменными россыпями и плоскими вершинами-сопками. Однообразие нарушается синевой небольших озёр, пестротой полей жёлтых маков, а на заболоченных местах — пятнами сочной травы.

Попадаем в туман. Это неприятно, поскольку плато тянется на десятки километров, края его изрезаны, и выйти по компасу к намеченному месту трудно.

Правый приток реки Хикикаль начинается из системы озёр, стекает по уступам и исчезает в тумане. Гигантский каньон появляется неожиданно. Он поражает своими размерами. Река падает в пропасть и исчезает, выныривая далеко внизу. Высота первой ступени водопада составляет 20 м. Спускаюсь по крутой осыпи и подхожу к краю. Долго ищу место для видеосъёмки, так как ступени каскада упорно не желают вмещаться в кадр. Вторая ступень — 55 м, третья — 25-метровая, а остальные не видны, их скрывают уходящие отвесно вниз скалы. О том, чтобы пройти каньон по дну, не может быть и речи.

Двое участников идут в авангарде. Впереди них мы замечаем медведицу с двумя медвежатами. Наши разведчики движутся прямо на нее! Мы начинаем кричать. Они, не расслышав, продолжают идти. И только когда опасный хищник встаёт на задние лапы, ребята начинают уходить от него по дуге. Медведица, видимо, так и не поняв, что мы за звери, уводит медвежат по крутой осыпи вниз.

Первая встреча с животным миром Таймыра заканчивается удачно. Теперь сигнальные и отпугивающие средства держим поближе — в клапане рюкзака. Скоро прямо на нас выскакивает… заяц! Мы идём на него. Он бегает вокруг. Затем прыгает на большой камень, садится, смотрит на нас и, похоже, ухмыляется. Да, зайцы здесь, не то что медведи, наглые. В Косте просыпается охотничий инстинкт. Заяц подпускает его к себе метров на пять, и бросается наутёк. Брошенный альпеншток летит мимо цели; ну и ладно, начало похода — продуктов много. Вторая встреча c фауной заканчивается тоже удачно (уже для зайца).

Были и другие встречи. Так, в дельте реки Иркинда мы делали видеосъёмку утки с утятами, которые спокойно плавали не дальше 5 м от нас. В истоках реки Гулями-Икэн снимали лосей, а на плато между реками Хойси и Бунисяк — северных оленей. У озера Дюпкун за одним из участников шёл волк и как только его заметили, ушёл.

Несмотря на то, что звери и птицы здесь непуганые, всё же они чаще успевают спрятаться. Об их присутствии на бескрайних просторах Таймыра можно судить, в основном, по многочисленным следам. Особенно отчётливые отпечатки видны на песчаных отмелях рек и озёр.

Через два дня, пройдя 2 каньона и 2 перевала, выходим к озеру Кутарамакан. Оно узкое (2 км) и длинное (65 км), со всех сторон окружено крутыми склонами «столовых» гор с узкой полоской леса вдоль берега. Временами идёт дождь. Обходя очередной прижим, заходим в лес и там на камне замечаем четырёх уже взрослых птенцов какой-то хищной птицы. Трое при нашем приближении спрятались. Нас не испугался только один. Вот он-то и остался на фотографиях.

Далее путь предстоял через завалы плавника (здесь ветер и волны прибивают деревья к берегу). Неприятный участок. Стволы скользкие, в случае падения, да ещё с тяжёлым рюкзаком…

Костя — заядлый рыбак, он специально купил дорогой спиннинг, чтобы группа могла лакомиться в походе рыбой. Он уходит на берег, и спустя несколько минут доносятся его «неодобрительные» возгласы по поводу застрявшей в камнях блесны. К сожалению, график похода был напряжённым, и рыбачили очень редко.

Продолжаем движение и около водопада на р. Иркинда выходим к палаткам «водников» из Москвы. Это была единственная наша встреча с туристами за всё время похода. Обмениваемся впечатлениями. Спасибо москвичам за батарейки к фотоаппарату, иначе пришлось бы снимать только на видеокамеру.

«Водники» ждут вертолёт. Мы же уходим в лес. Нам предстоит в очередной раз найти место подъёма на плато, теперь уже между реками Иркинда и Китобо-Чаякит, и пройти по верху около 50 км. Данных об этом участке нет. Поэтому идём по принципу «самая короткая дорога — это прямая». Проходим траверсом через 6 вершин (это проще, чем их обходить, хотя подъёмы и спуски при траверсе приводят к дополнительному набору высоты более 2 км). Прямо по курсу скопление грозовых туч. Решаем спускаться к реке Иркинда, пока не началась непогода. Проходим каньон и выходим к озеру Манумакли. Здесь устраиваем короткий отдых (полуднёвка с баней), и снова в бой (вверх по левому притоку реки Иркинда).

8 августа. Идёт снег! Пробираемся берегом каньона через заросли стланика, по руслу реки выходим под перевал. Далее поднимаемся на широкую каменную седловину перевала. Метель свирепствует, намело сугробы высотой почти полметра. Холодный сильный северный ветер швыряет заряды снега в лицо. Мёрзнут руки. Надо уходить с открытого места в долину. На спуске с перевала Коля, студент-авиатор, неудачно проваливается между камнями, засыпанными снегом, и подворачивает ногу. По-видимому, начинает сказываться усталость, внимание притупляется. «Молодым» участникам не хватает выносливости, а также умения частично восстанавливаться, как это ни странно звучит, в движении, на маршруте. Этот навык вырабатывается в процессе прохождения большого количества сложных походов, то есть, как правило, после 30 лет.

…Два рыбака-охотника Костя и Николай решают отдохнуть от тяжких трудов и порыбачить. Мы же втроем уходим в «радиалку». Геннадий Евгеньевич, уже дважды побывавший на Таймыре, обещал грандиозное зрелище: самый мощный водопад в России — Большой Курейский. Евгеньичу 53 года, он находится в очень хорошей спортивной форме, совершает до 5 походов ежегодно. Его основное хобби — съёмка видеофильмов.

Река Курейка ниже водопада

Река Курейка течёт в глубоком каньоне, со склонов которого падают водопадами ручьи. Глубина реки большая. Такое впечатление, что течения нет. Клочья пены едва вращаются на чёрной глади огромного омута, тянущегося не один километр. Из леса несколько раз выходим к отвесным стенам. На голубику и красную смородину уже не обращаем внимания. Любуемся окружающими пейзажами.

Подходя к водопаду, сначала услышали низкий гул. Через несколько сот метров, выйдя из тайги, увидели, как 150-метровой ширины река всей своей мощью низвергается с высоты 5-этажного дома. Взбитая мощным потоком пена ещё долго плывёт в сужающемся каньоне. Столб брызг и водяной пыли постоянно висит в воздухе, рождая под лучами солнца радугу. С близкого расстояния заниматься видеосъёмкой сложно. Незаметно пролетают 1,5 часа. Близится вечер. Пора покидать это сказочное место. До лагеря путь не близкий, а завтра предстоит дорога к водопаду на реке Нерал, где мы увидим памятник группе туристов, погибших в 1983 г.

Озеро Аян — самая восточная точка нашего маршрута. Отсюда путь к озеру Лама. В начале похода мы просмотрели склоны в местах слияния рек Бунисяк — Талая и Бунисяк — Хойси. Они тогда удивили нас необычной формой рельефа. Плато относительно ровное, но его склоны круто обрываются к реке, образуя многочисленные уступы (до 10-15 рядов, с уклоном 50-70 грд.). Вид со стороны озера Лама на верхнюю часть склонов не внушает оптимизма — Пройти там очень непросто. Средняя часть — разрушенные скалы с каскадом водопадов. Нижняя же часть — поросшие стлаником, а ближе к реке густым лесом пологие склоны. По карте перепад высот более километра. Заканчивая поход и имея в активе прохождение нескольких плато, а также большой горный и альпинистский опыт, решили провести поиск более простых и близких путей прохода к озеру Лама. Да и рюкзаки уже достаточно лёгкие. А в случае неудачи всегда можно вернуться к реке Бунисяк и выйти к озеру по пути подходов к нашему маршруту. Сергей и Костя уходят севернее, а мы южнее реки Бунисяк. Каждой подгруппе снова предстоял 40-километровый траверс до западного края плато, да ещё по неизвестному пути.

Повторяющийся пейзаж каменистой пустыни не отличается большим разнообразием красок. Прошло короткое «бабье лето». Солнце уже уходит за горизонт. Кончились и белые ночи. К утру наступают заморозки. Скорее в долину, там уже созрели все ягоды, а краски осени ярче.

После многочисленных разведок Сергею и Косте удаётся найти спуск к реке Бунисяк, а нам — к реке Хойси. Работники заповедника крайне удивлены, что в этих местах можно спускаться. Десятки лет они ходят по плато и тайге, изучают жизнь путоранского горного барана (занесён в Красную книгу), но даже с вертолёта спуск здесь не просматривается.

Катер придёт только через день. Совершаем восхождение на гору, расположенную на северо-восточном берегу озера Лама. Наверху осень, ветер, туман, а на озере солнечная, ясная погода!

За время путешествия (а это почти месяц) нам не удалось увидеть знаменитого путоранского горного барана. Есть повод вернуться!

Фото автора

P.S. Опыт этого автономного похода (без использования групп поддержки и организации забросок) убедил нас в возможности преодоления расстояний по 700-800 км очень хорошо подготовленной группой. Это позволит избежать дорогостоящих вертолётных забросок в сложных и труднодоступных районах, которых в России пока ещё много.

Игорь Новоселов

Игорь Новоселов — турист и путешественник из Уфы. С середины 80-х годов Игорь начинает заниматься альпинизмом, ходит в походы, в основном горные, лыжные и спелео. В 80-е и 90-е годы он разрабатывает и шьет облегченное снаряжение: палатки, рюкзаки, одежду… В последние 15 лет жизни интерес резко сместился в сторону спортивного туризма.

Игорь Новоселов, турист и путешественник

Он участвовал в экспедициях на пик Ленина (1992 и 1993), в Гималаи (1995), на зимний Эльбрус (1994), международных гонках одиночек (Кубок Азии) по скоростному восхождению на пик Хан-Тенгри (1996, четвертые гонки), в автопробеге г. Уфа – пик Ленина – г. Уфа (7000 км, 1993). Количество пройденных им походов приближается к 100 (из них 4 к.с. и выше – 22). Он путешествовал во многих районах: Камчатка, остров Сахалин, плато Путорана, Хибинские тундры, Полярный, Приполярный, Северный и Южный Урал, озеро Байкал, Кодар, Восточный и Западный Саян, Восточный и Центральный Алтай, Западный, Северный и Центральный Тянь-Шань, Памир, Западный и Центральный Кавказ (Цей, Приэльбрусье, Домбай), Памиро-Алай (Фанские горы, Дугоба, …), Крым, Чехословакия, Гималаи (Непал). В феврале 2010 года Игорь погиб в автокатострофе.

Материал подготовлен: Проект ALP

Источники информации: Вольный Ветер и др.

При попытке пересечь плато Путорана погиб путешественник Андрей Добрынин

Андрей Добрынин — попытка пересечь плато Путорана

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...

1 комментарий

  1. Вот еще один мега-поход по Путоранам
    Лыжная 5-ка апрель-май 1977 – пересечение плато Путорана 630 км, 26 дней, пос.Чиринда-оз.Дюпкун-оз.Харпича-оз.Аян-оз.Лама-г.Норильск —
    в точности маршрут А.Добрынина как он планировал в 2011.

    Руководитель: Шурыгин И.А.; Томск
    Отчет есть на Тлибе — tlib.ru/doc.aspx?id=31849&page=1

    Понятно, что на лыжах темп передвижения обычно выше, чем пешком. И нести груза можно больше, если использовать санки или волокуши. Но все равно — маршрут впечатляет, тем более что пройден 35 лет назад

Добавить комментарий