alp.org.ua / Альпинизм / История советского альпинизма в лицах: Александр Шейнов «Киргиз»

История советского альпинизма в лицах: Александр Шейнов «Киргиз»

Александр Шейнов «Киргиз» (1958-1992), г.Москва.
В классификаторе не найдете маршрутов Шейнова, а в Гугле его фото. О нём не знает мировое альпинистское сообщество. Прожил то всего 34 года. 10 лет активных занятий альпинизмом, более 70 восхождений 5-6 к.т. При жизни стал легендой и неоспоримым авторитетом. После гибели остается недостижимым эталоном альпиниста для тех, кто в теме.

Начало карьеры вот такое:

В 1979г., в возрасте 21 года увлекся альпинизмом.
В 1981г. стал чемпионом Москвы по скалолазанию и выполнил КМС по альпинизму.
1983г. – восхождение на п.Энгельса 6 к.т.
1984г. – восхождение на п. К.Маркса 6 к.т.
1985г. – п.Энгельса, Замин-Карор.
1986г. – Чатын, Ушба, Джигит, Коммунизма.
Всё это были командные достижения.

А с 1986г. Александр окончательно поселился в ущ. Адыр-су на Кавказе и ходил в горы круглогодично, в основном соло. Жил в палатке, работал кочегаром в «Уллу-тау». В это время он и стал «Киргизом». Возможно, благодаря своей экзотической загорелой внешности, а может «по мотивам» песни Визбора:

«…Остаться под видом советских киргизов
И шляться всю жизнь по горам»

За 2 года, проведенные в Адыр-су, Киргиз сходил соло без веревки все маршруты на Уллу-тау, причем лучшее время его было 1ч.45 мин. (т.е. бегом). Отметился соло на Тютю-баши и умопомрачительным забегом на Донгуз-Орун по «Семерке».

г.Донгузорун

Его называли кавказским Месснером. Фактически, Киргиз еще тогда делал то, чем знаменит сейчас Ули Штек.
И хотя официальные чиновники за такие подвиги  «раздели» Киргиза (лишив всех разрядов), с легендой невозможно было не считаться, и его, безразрядника, приглашали в команду СКА МВО для участия в чемпионатах.
1988 – траверс п. Победы от Западной вершины до п. Военных Топографов, 6Б к/тр.

1989 стал для Киргиза звёздным.
Зимой «отборки» в сборную СССР для восхождения на Канченджангу. В забегах на Эльбрус он уступил тогда только А.Букрееву и В.Хрищатому – легендарным казахстанским альпинистам, специализировавшимся на «высоте». В самой экспедиции Киргиз поднялся на две вершины Канчи, оба раза без кислорода.

А летом  – участие в чемпионате СССР в техническом классе в Приэльбрусье (капитан В.Елагин).
Соревнования проходили в течение 20 дней «нон-стоп», с обязательным перерывом в 1 сутки после 5Б и 2 суток после 6А, которые были использованы командами для перехода от одного объекта к другому. Горы – Тютю, Джайлык, Шхельда, Ушба, Чатын, Донгузорун. Все в разных ущельях, подходы неблизкие. Зачастую, восхождение начинали после обеда, ночевали там, где застала темнота, по возможности, двигались и ночью.

В этом регламенте команда СКА МВО прошла рекордное количество маршрутов – 8!!!
Для примера: в 2 часа ночи они выезжают на машине КСП в Терскол. От поляны стартуют на Донгуз-Орун по «Семерке», и в 14.00 спускаются опять в Терскол. Перепад маршрута 1800 м, команда 6 человек…

Ушба Южная (м-т Коломыцева, 6А) – 7 часов до вершины;
Шхельда 2-я Зап. (м-т Субортовича, 6А). В 12 ночи старт, в 14.00 на вершине, ночью спустились на «Немецкие ночевки».
Я там был как раз, поэтому имел возможность расспросить ребят, в чём секрет такой скорости.

И понял вот что.

Во-первых, очень высокий уровень индивидуального мастерства и физической подготовки каждого. Надёжное лазание. Исходя из этого – способность большую часть маршрута идти одновременно, независимыми связками.
Во-вторых: максимальная облегченность рюкзаков. Из аварийного набора на шестерых они несли одну палатку и одну газовую горелку. Никакого бивуачного снаряжения больше.

Неприхотливость к комфорту и к снаряжению, ведь ничего ультралёгкого тогда не было. (Железо самодельное. Ботинки пластик и гортекс не у всех даже.) Но у  всех фонари, движение ночью – норма.
В третьих: очень грамотно построенный тактический план. Всё заранее известно и отработано.
Ну, и основное — громадная мотивация победить, быть лучшими!

Как сказал потом Киргиз – «Жаль, чемпионат быстро кончился… у меня еще стоял…» )))
Конечно, он был главным идеологом и тактиком этого стиля,  который позже к нам вернулся из Европы под модным названием «фаст энд лайт», быстрый и лёгкий.

(После этого чемпионата «прогрессивный» стиль обрёл большую популярность на Кавказе и мы тоже тянулись за лидерами. Ночевки на 5Б считались тактическим промахом, ходили без бивака, зимой в том числе)

Закончил сезон Киргиз в декабре сенсационным соло-прохождением северной стены Шхары, за 12 часов.

г.Шхара (Кавказ)

Вот его рассказ:

«Северная стена массива Шхары в районе Безенги, эта огромная стена, была моей заветной мечтой. Я хотел пройти стену своим путем в стиле соло. И решился на это только в 1989 году, выбрав зиму, декабрь-месяц, когда лавинная опасность минимальна. Мой товарищ помог мне подойти под стену и наблюдал за моим подъемом.
Мы провели целый день в хижине на Австрийских ночевках, изучая стену и пытаясь наметить наилучший и наименее опасный маршрут. Стена молчала, лавин не было, как если бы они дожидались, пока я начну подниматься. Было очень холодно, на леднике лежало много снега и совсем мало — на стене: только голубой лед и ледяные башни на пути, словно приглашавшие меня подняться.

В следующую ночь, захватив с собой лишь два ледовых инструмента, легкую 8-мм веревку, лопату, примус, немного еды и ничего более, задолго до первых лучей солнца я уже отправился в путь. Лед был зимний, очень твердый. Такой же я уже встречал предыдущим летом на Канченджанге в Гималаях, поэтому он не был для меня непривычным. … Поднявшись выше, я услышал шум внизу, на первом участке маршрута: это был крупный обвал, который обрушился прямо на то место, где я карабкался несколько минут назад.

Я остановился, пребывая в некотором сомнении и думая, не лучше ли повернуть назад, однако я опасался другого обвала. И потом повернуть назад после того, как я столько лет мечтал об этом восхождении? Эти размышления придали мне сил. Я представил себя двигающимся по леднику подобно танцору, исполняющему сольную партию в балете. Вокруг меня никого не было, только внизу оставалась моя маленькая палатка и мой друг, который наблюдал за моим восхождением. Я продолжил лезть, пытаясь двигаться как можно быстрее.
На середине стены я решил изменить направление движения, сместившись немного вправо, поскольку выше располагалась огромная глыба льда, нависающая над моей головой. Боже мой, как мне повезло! В результате ударов моего ледового молотка по льду глыба, хотя ее ничто не касалось, начала рушиться, сметая все с того участка, с которого я только что свернул. Вся стена, покрылась тучей снега, и минут на десять я потерял всякую видимость, с трудом понимая, на каком свете нахожусь. Наконец, проглянула вершина. Я начал буквально бежать по крутому 50-60-градусному ледяному склону, чувствуя, что обледеневаю изнутри, настолько холодным был воздух, который я вдыхал. К двум часам пополудни я был на вершине. Итак, мне удалось преодолеть перепад высот в 1600 метров стены за 12 часов.

Для спуска я выбрал классический маршрут через «краб», северо-восточный гребень, где меня встретил очень сильный юго-западный ветер, который в отдельные моменты, казалось, стремился сбросить меня с гребня. Вниз я спустился, когда уже наступила темнота, ориентируясь на свет налобного фонаря моего товарища, вышедшего мне на встречу и указывавшего нужное направление. Выпив немного горячего чая, я рухнул без сил на спальник и провалился в сон. Я был счастлив, что остался жив и моя мечта наконец сбылась. Это было одно из самых лучших моих восхождений.»

По итогам 1989г. Александр Шейнов был признан лучшим альпинистом страны.

1990г. – при восхождении на Ушбу, был «сдернут» с маршрута своим напарником. Получил многочисленные травмы – 5 переломов, включая перелом основания черепа, и огромная гематома мозга. Трое суток его транспортировали по Ушбинскому леднику. 2 месяца в реанимации. Врачи были уверены – все это должно было поставить крест на дальнейших восхождениях. Но как только Киргиза выписали из больницы с условием постельного режима, он бросился в горы. Мотивировал – «Только горы смогут вылечить меня». Началась жесткая борьба за восстановление. Через полтора года поле травмы – попытка восхождения на Эверест. Тяжелейший отек головы, горняшка – пришлось спуститься. Через пару месяцев история повторилась на Аннапурне.

Киргиз не сдавался, и чтобы вернуться в строй, истязал себя интенсивными тренировками, постоянно жил в любимом ущелье Адыр-су.

Там я и видел его в последний раз в феврале 1992 года. Мы поднимались зигзагами по крутому кулуару на п. Зимний, когда на спринтерской скорости мимо нас пробежал человек на скитурах, прямо вверх, не закладывая виражей. В ярком оранжевом комбинезоне, черные индейские волосы развеваются на ветру, на загорелом лице обычная доброжелательная улыбка. (На фоне всеобщего советского однообразия, Киргиз всегда выделялся «фирменной» внешностью, соответствующей статусу легенды.)
А через полчаса с перемычки он уже летел на параплане! И в этом увлечении он был одним из первых на Кавказе. Ежедневные тренировки – 2 восхождения в день со спусками на крыле. Не менее 2000м перепада по высоте.
К сожалению, как и другие великие альпинисты, Киргиз не учился искусству пилотирования поэтапно, как новичок. Ему, как и Фантику, параплан казался увлекательной забавой. Душе, привыкшей к постоянному выбросу адреналина, хотелось всего и сразу.

В августе 1992 года Александр Шейнов разбился при падении с крылом. Похоронен дома, в ущелье Удыр-су.
Он был отчаянно дерзким и в тоже время целеустремленным альпинистом. И дело не в том, какие горы он успел сходить, а в том, КАК он это делал. Понятие «стиля» в советском альпинизме тогда еще не было, главным был результат.
Киргиз одним из первых в стране возвел альпинизм в ранг высокого искусства.

Александр Шейнов «Киргиз» (1958-1992)

(Использованы материалы Анастасии Даниловой (г.Москва) и рассказ про Шхару, записанный В.Копыловым со слов А.Шейнова с сайта www.mountain.ru).

Автор статьи: Павел Швец (г.Кривой рог)

Источник статьи: alpkr.pp.ua

Александр Шейнов (Киргиз) — партизан советского альпинизма

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...

22 комментария

  1. Всегда считал альпинистов, скалолазов, парапланеристов сумасшедшими. Пока сам не приобщился к этому. И ни капли не жалею. Жизнь меряется количеством прожитых ощущений, а не количеством прожитых лет.

  2. В 91 году Киргиз в марте регулярно утром шел на склон для катания а\л Улутау.
    Оставлял там маленькие лыжи и шел на перевал. К обеду он был внизу на лыжах.
    Воля к победе была железная.

  3. Я должен уточнить, что эта статья писалась для нашего местного сайта, т.е. для молодежи, и несет только пропагандисткий смысл и не претендует на энциклопедическую точность. Здесь она размещена без моего согласия. Мне не жалко, дело не в этом. Просто некоторые факты я писал по памяти, за давностью лет могу и ошибаться. Так что не судите строго.

  4. Здесь она размещена без моего согласия.

    Паша, я вчера списалась с Сергеем Дидорой, который является руководителем сайта — источника этой статьи, он мне разрешил ее взять для репоста на alp.org.ua.
    Надеюсь, ко мне никаких претензий нет?

  5. boffin :
    Здесь она размещена без моего согласия.
    Паша, я вчера списалась с Сергеем Дидорой, который является руководителем сайта — источника этой статьи, он мне разрешил ее взять для репоста на alp.org.ua.
    Надеюсь, ко мне никаких претензий нет?

    Юридических претензий нет.
    У меня есть претензии к качеству этой статьи. Если бы я считал, что по информативности она годится для общеукраинского ресурса, я бы сам мог её здесь разместить.
    Дело в том, что про Киргиза вообще мало что известно, поэтому в тексте есть некоторые мои «догадки» ( с какого года он жил в Адырсу, в каком году ходил на Шхару, сколько часов до вершины №… и т.д.), которые я допустил ради общей целостности статьи. То, что приемлимо для узкого круга, (т.е для наших новичков, которые вообще не слыхали о Шейнове), совсем не годится для сайта с широкой аудиторией. Тем более под названием «История…»
    Сайт читают люди, которые гораздо больше меня знают о Киргизе и могут обвинить меня в искажении фактов, мягко говоря.
    Поэтому мне пришлось объясняться.
    Хуже, если статью растащут по другим сайтам, где я уже не смогу объяснить откуда взались эти факты…

  6. Ну тогда ее можно либо удалить с этого сайта, либо дополнить :)

    Хотя, альпинистам нашего поколения нравится читать такие темы больше, чем, например, про новинки снаряжения. История — всегда объемна и познавательна.

  7. Если нам бояться писать про настоящих альпинистов то о них не знали и не будут знать . Пусть те , кто был близок к Шейнову дополнят и напишут что то хорошее, уточнят если это надо. Терзаться здесь лишнее.

  8. Ребята, даже если что-то и не очень точно, но зато многие теперь узнали или вспомнили об этом настоящем альпинисте. И действительно, как жаль, что мы редко вспоминаем о хороших и смелых людях, настоящих альпинистах. И хотелось бы узнать побольше.
    Спасибо всем! И особенно Тане, которая, часто дает нам возможность вспомнить нашу историю.
    Лавриненко Л.

  9. Благодарю за хорошую статью. Приятно осознавать, что у нас были и есть свои солисты — такие люди как Александр Шейнов и Юрий Лишаёв, а не только Уэли Штек и Алекс Хоннольд.

  10. Спасибо за публикацию.
    О Киргизе и его стиле подробно услышал в 96 г от киевлян (Паша Киричек). В тот же год познакомился с Капыловым. Это был переворот в моем альпинистском сознании
    Удивительный человек, которого советская система не смогла остановить от выражения самореализации. Вообще вторая половина 80-ых была богата на Личности. Старшие товарищи расказывали, что Канченджанга дала мощнейший толчок альпинисткому движению ( плюс обновившееся ледовое снаряжение — ледовые молотки, ледобуры, передние зубья кошек). А когда наши ребята вернулись с Непала — многие пытались по максимуму использовать физическую форму с Канчи — отсюда и феноменальные результаты 88-90 годов.

    не знаю насколько это в правилах сайта — упоминать другие ресурсы, но нашел интересные факты про Шуру на Джайлык.ру.

    Редактору сайта отдельное спасибо за выбор статьи о Шуре и этой эпохе.

  11. «не знаю насколько это в правилах сайта — упоминать другие ресурсы, но нашел интересные факты про Шуру на Джайлык.ру.»

    Все в пределах, конечно давайте ссылки на интересные статьи и любую полезную информацию.

  12. Вот еще из воспоминаний о Шейнове
    —————-

    С «Киргизом» встречались часто — он просто жил в «нашем» Джайлыке, почти круглый год (чаще даже с дизелистами в одной каптерке). «Воспитывал» (если подходит это слово к такому сильному парню) его Рудольф Ефимов — сильный в прошлом альпинист, поломавшийся на восхождении ( в сборной «Уллу-Тау»), и … оставшийся жить в а/л Джайлыке. Он там был завскладом и первым «профессиональным» соло-альпинистом Союза — прошел соло почти все маршруты ущелья (зимой и летом) — а потом учил этому «Киргиза» и Андрея Протасова (инструктора КСП ущелья) — двух закадычных друз-зей (Они так и лежат вместе — две могилы рядышком у могильного камня альпинистов ущелья Адыр-Су). Андрей погиб раньше в зимней лавине на Койавгане, а Киргиз — разбился на параплане у чегетской морены.
    Рудольф был удивительным человеком — мог проконсультировать по любому маршруту в ущелье, буквально по зацепкам: «когда чувствуешь что срываешься — протяни подальше левую руку — там «ручка», ее просто не видно» — это по 5Б Инюткина на Джайлык — до сих пор помню — все совпало, вплоть до: «чувствуешь что срываешься».
    Ну а его высказывания с серьезным видом — это были просто шедевры, передаваемые из сезона в сезон:
    — «лучшая музыка — тишина»,
    — «разрядникам не нужны плащи («плащи-серебрянки» — мечта третьеразрядника — по нему сразу отличали приходящих в лагерь «троешных зубров» от новичков-значков) — они ходят в зоне ТВЕРДЫХ ОСАДКОВ» ,
    — » ты же значок — еще раз спросишь «костюм ассенизатора» — лично выгоню из лагеря — на второй год уже надо иметь свою, сшитую для АЛЬПИНИСТА, одежду » — это было сказано мне!
    Про Киргиза ходило много легенд, человек был действительно одаренный. Например в 85-м на чемпионате при восхождении на Ягноб (Замин-Карор) — подвел команду: заявили темп прохождения «шестерки» (Ефимова) — четыре дня, а Киргиз первым пролез стену за два … команда получила штрафные очки — за «несоблюдение графика восхождения».
    Восхождение по Северной стене Уллу-Тау (Ли), соло — 58 минут .
    В забеге на Эльбрус на время (отбор на Канч) проиграл только Букрееву и Хрищатому — признанным высотникам-бескислородникам (да и то с Хрищатым — примерно одно время, разница — секунды).
    Ну и из разговоров с его женой — Ленкой, в конце 90-х: «все время на сборах, все время в палатке с ним и маленьким сыном, никогда не было денег, иногда даже на еду — а теперь все есть (Ленка вышла замуж, живет чаще в Лондоне, чем в Москве) … а вот Счастья — нет!!!»
    Одно слово: Киргиз!

  13. Бывало в марте подбегешь к башне в царицыно-Шура — Я Вальтер(Бонатти),в ботинках заруливает.
    Ходил в конце восмидисятых на марчеку через отщеп,мой напарник до этого ходил с Шурой.Напарник говорит Шейнов более аккуратно проходил,страховался железно .Но не помогло.Какая сволочь его сдернула на ушбинском ледопаде.Похоже он же оторвал кусок скалы на ушбе(чуть не прибило).

  14. Элементарно сходить Семерку на Донгуз,а Шура,тренировался ежедневно,пордон мне приходилось тренироваться как угорелому вдень 150 раз подтянуться, лыжи,и 7 раз в год крым в год за раз 5000 м это была гонка вооружений-и тогда Семерка на Донгуз как легкий подарок.

Добавить комментарий