alp.org.ua / Лыжный спорт / Лавина на горе Гемба (Закарпатье), январь 2013. Разбор трагедии

Лавина на горе Гемба (Закарпатье), январь 2013. Разбор трагедии

О лавине в Карпатах в районе горы Гемба, неделю назад снесшей со склона двух человек, я узнал из теле- и интернет-новостей.

Информация была скудной: «район села Пилипец»… «лавина»… «поиски продолжаются»… «нашли»… «один – жив, с переломами ног»… «второй – погиб». Но я отчётливо сознавал, что это – вершина айсберга.

Меня же интересовало всё – где, как, при каких обстоятельствах. Поэтому, выдержав паузу в пару дней, я позвонил своему давнему другу, одному из опытнейших спасателей Закарпатья, человеку с незаурядным альпинистским опытом в горах Кавказа, Памира и прочих, вплоть до Перуанских Анд – Жене Чизмару. У меня не было ни тени сомнения, что именно он будет брошен на поиск (поэтому я и выдержал паузу перед звонком – чтобы не отвлекать). Так оно и произошло. Теперь я представляю полную картину событий.

Суббота, 12 января. В этот день Женя как раз дежурил на станции Пилипецкого горнолыжного подъёмника. Погода была не лучшей – на Боржавском хребте туман, ветер. Но на склоне было приемлемо — катающихся было много.
Около двух часов дня к спасателям обратились взволнованные сноубордисты с информацией о ЧП. Они получили СМС от своего друга. Смысл из СМС вытекал следующий – не взирая на туман, два человека со сноубордами пошли вверх от канатки на вершину горы Гемба. На спуске попали в лавину. У приславшего СМС сломаны ноги. Находится в зоне леса. Где – неизвестно. Что со вторым – не знает. Ждёт помощи. Всё. И группа вышла на поиск.

Схема лавиноопасности на г.Гемба

Склон г.Гемба вблизи

Обследована вершина Гембы, площадь которой сопоставима с площадью футбольного поля. Видимость – метров 20. Вероятность определить направление спуска бордеров либо увидеть сверху лавинный конус свелась к нулю. Тут же принимается решение спуститься обратно, к лесу, и траверсом прочесать всю его границу влево и вправо от Гембы. Это – километры пересечённой местности. Но если лавина достигла зоны леса (а это следовало из СМС), на неё можно будет наткнуться даже в тумане. Однако несколько часов пахоты по «пересечёнке» результата не дал – лавины не было. И тут пришло понимание худшего развития событий – бордеры съехали на противоположную сторону Боржавского хребта. В дикое, никем не посещаемое ущелье. От верховьев которого до ближайшего села – километров двадцать по буреломам.
И стало ясно, что нужно заказывать машину, объезжать Боржавский хребет (порядка 90 километров), и пробиваться к лавине с противоположной стороны хребта.

Восьмой час вечера. Полная темень. Подготовка к выезду, который назначен на утро. К Жене обращаются друзья попавших в лавину – они рвутся сейчас, ночью, перевалить напрямую через хребет и попробовать найти пострадавших. В полной темноте и тумане это — затея без шансов. Так подсказывал разум. Более того – риск самим влететь в лавину возрастает в разы. Но аргумент парней был единственным и не бьющимся никакими доводами – пострадавший до утра может и не дожить.
Профессиональным долгом спасателя в такой ситуации было бы сказать «Я вам запрещаю». И любой чиновник от МЧС произнес бы именно это. Но у Жени у самого гибли в горах друзья. И на месте этих ребят он поступил бы точь-в-точь как они. В результате – группа была жёстко проинструктирована о мерах безопасности, и Женя лично попросил канатчиков специально включить кресельный подъёмник, чтобы сэкономить ребятам время и силы при забросе на Гембу (за что, конечно же, получил жуткий «втык» по телефону от МЧС-овского начальства).

… Парни вернулись обратно ночью. Чуда не произошло. Перевалить хребет в темноте и тумане им не удалось.

Наутро Евгений, в качестве руководителя группы из восьми человек, был заброшен машиной в село Березники, на юг от Боржавского хребта. От места, куда смогла пробиться машина, предстояло пройти километров семнадцать-восемнадцать по буреломам, с несколькими переправами через реки. Снег – по пояс. В снегоступах – по колено. И всё это – с набором высоты.
Скитуровские лыжи с камусом – у одного Жени. Лыжная палка входила в снег по рукоять – это отражено на снимках, которые делались для отчёта.
Часа через четыре такого движения выбивается из сил один из спасателей. Его оставляют в лесу, снабдив рацией и всем необходимым для «холодной ночёвки». Носилки, которые до этого тянули с собой – также оставлены. Они тормозят движение, и уже очевидно, что через буковый подлесок, через который приходится продираться, протащить носилки с пострадавшим будет нереально. Сейчас главное – поскорее его найти.

Оставшись всемером, спасатели поднялись к границе леса часам к четырём дня. Запаса светлого времени оставался час максимум. В складках рельефа обзор хребта – минимален. Женя оставляет всех отдохнуть, а сам поднимается на лыжах на один из отрогов, чтобы сверху открылась взору хоть какая-то часть гребня Боржавы. И, поднявшись, он видит четыре лавины. Одна – далеко слева, практически у горы Великий Верх. Но так далеко сноубордисты уйти не могли.
Ещё две лавины – уже в районе Гембы. Но они не дошли до леса. И последняя, просматривающаяся за перегибами, с внушительной линией отрыва от гребня метров в 300, таки уходит в лес.

Свист ветра. Где-то внизу – шум деревьев. И тут Женино ухо улавливает едва различимый звук, не характерный природному шуму. Темнеет. Но нужно стоять, напряженно вслушиваясь – не послышалось ли?.. И вновь — звук… Это таки – едва доносящийся издалека крик! Быстро – вниз. Всем — подъём, и – к лавине. Ещё час траверса по бурелому. Тело лавины. И в надвинувшихся уже сумерках спасатели находят лежащего на лавине молодого парня — Диму.

Он пролежал на снегу около 28 часов. Рядом – несколько смятый лавиной термос. Содержимое — выпито. Это то, что вложило свою мизерную, но всё же крупицу в выживание Димы при температуре, опускавшейся ночью до -10 градусов.

Дима выпивает почти залпом весь чай из Жениного термоса. И тут нужно знать Женю (сделаю отступление). Не взирая на дикую жажду при нечеловеческой пахоте в течение многих часов, он за весь день не сделал ни единого глотка из своего термоса. Именно потому, что чай мог пригодиться пострадавшему… если тот ещё будет жив… Вот чай и пригодился…

Возвращаясь к Диме. Он адекватен. Отвечает почти связно. Да, периодически кричал в надежде, что кто-то из горнолыжников или бордеров его услышит… Т.е. Дима так и не понял, что в тумане съехал в ущелье, в которое бордеры по своей воле не спускаются никогда.

Осмотр. Переломы ног очевидны даже при беглой пальпации. Под Димой кровь, но не много. Т.е. переломы открытые, но артерии не задеты. Сноуборд сорван – трещотки креплений вырвало с мясом. Но именно борд до отрыва, как вертящийся в лавине пропеллер, и привёл к закручиванию и множественным переломам ног (врачи в дальнейшем насчитают их порядка двенадцати).

Уколы противошокового, обезболивающего, наложение шин, и всё – полная темень.

И тут я сделаю ещё одно отступление сплошь в сослагательных наклонениях:

— если БЫ спасатели не оставили носилки на полпути, и из-за буреломов и глубокого снега шли чуть медленнее;
— если БЫ они вышли к кромке леса в ином месте — чуть дальше от сошедшей лавины;
— если БЫ Женя влез не на «этот» отрог, а на другой, с которого из-за перегибов рельефа не увидел лавину и не услышал бы едва уловимый голос;
— если БЫ Дима вовремя не закричал…
… вторую ночь на снегу с открытыми переломами он бы уже не перенёс.

Целый ряд случайных факторов сложились в счастливый для Димы пазл. И помощь к нему подоспела как раз к исходу светового дня.

Далее — работа при налобных фонарях. Из двух Жениных лыж и шести пар снегоступов связываются носилки, к которым привязывают Диму. Теперь, всемером, нужно отпахать обратно с нагруженными носилками те же семнадцать километров, увязая в снегу уже без снегоступов.

Сразу принято решение спускаться по ручью, в который ушла часть лавины – здесь пока меньше завалов. И буквально через пятьсот метров транспортировки луч фонаря одного из спасателей отражается от поверхности снега несколько неестественно. «Дядя Женя – там щось блищить…». Это был выступающий на поверхность крохотный элемент ботинка второго пострадавшего, полностью скрытого под поверхностью снега.

Это был один шанс из тысячи – при транспортировке одного пострадавшего наткнуться на второго… Именно в нужную точку упал луч фонаря… Именно там блеснуло. И если бы не вновь сложившийся пазл случайностей – поиск второго пострадавшего с помощью лавинных зондов мог бы затянуться на долгие дни. А в худшем случае – до весны.

Раскопки. Второй пострадавший – Максим, был, к сожалению, мёртв. Причём без шансов на выживание изначально. По всей видимости, его сильно ударило о дерево с сучьями. В районе брюшной полости просматривались открытые раны. Дыхательные пути были забиты снегом – т.е. Максим после остановки лавины уже не дышал. Смерть наступила мгновенно.

Отметив местонахождение Максима маркерами на деревьях, спасатели продолжили путь вниз, транспортируя Диму. Часы показывали около восьми вечера.

Транспортировка по буреломному ущелью ночью включала в себя весь набор природных преград. Спуск с заснеженных валунов с помощью верёвки перемежался проваливанием в реку, которую нужно было преодолеть пять или шесть раз. В одном из мест Женя провалился по грудь в снег, ощутив под ногами ручей. Опереться – не на что. Выдернуть ноги быстро – исключено. И пластиковые скитуровские ботинки наполнились водой полностью. Вылез, вылил из внешних ботинок воду, натянул на ноги насквозь пропитанные ледяной водой «внутренники», и пошёл тащить Диму дальше.

Силы таяли. Но снизу, получив информацию о нахождении Димы, навстречу спасателям вышла группа лесников. К полуночи они, забрав оставленного на полпути спасателя с носилками, подошли к транспортировочной группе. Это была почти победа. Свежие мужики сменили полностью выжатых, пашущих уже более четырнадцати часов кряду, спасателей. Транспортировка до поджидающей внизу машины заняла ещё четыре часа – до четырёх утра.

На машине Дима со спасателями был отвезен в Сваляву. Местные врачи резонно заметили, что с такой политравмой и подозрением на обморожения пострадавшего нужно срочно везти в стационар Ужгорода. Куда Дима и был тут же отправлен. Спасателям же были предоставлены места в местной гостинице – для отдыха.

Мечтой было разуться и высушить обувь. Но, войдя в номер, Женя почуял неладное. Прикоснулся к батарее – холодная. В общем – температура в «отеле» была ненамного выше забортной. Постояльцы получали электрические конвекторы (без вентилятора), экземпляр которого и был вручен Жене. Идея высушить одежду и обувь потерпела фиаско.

И тут поступила новая вводная. На мобильный позвонило МЧС-овское начальство, и всепонимающим голосом всё же попросило Женю с утра сопроводить группу свежих спасателей к месту нахождения погибшего. Он лишь спросил: «Когда выход?». «В семь утра» — прозвучал ответ. На часах было полшестого. Через полтора часа нужно было выйти и вновь проделать путь по снегам и завалам – опять семнадцать километров вверх и семнадцать вниз. Что и было сделано.

Моему другу, Железному Человеку — Жене Чизмару, в этом году исполнится 61 год.

Евгений Чизмар

Источник информации: Николай Дроботенко

Рекомендации занимающимся фрирайдом на участке Боржавского хребта от вершины Магура (минуя Гембу) до вершины Великий Верх

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...

14 комментариев

  1. terrorist (Гость) :
    Николай! Вы так хорошо описали всё, но почему же нет фотографии Евгения? Страна должна знать своих героев в лицо.

    Поддерживаю Сергея Террориста.
    Если, разумеется, сам спасатель не возражает — здорово было бы его фото в студию. И притом крупным планом. Необходимо создавать альтернативу бигмордам с политиками ).

  2. Какая ЛОЖ.Все было далеко нетак,поехавна поиски спасатели сами потерялись на помощ им пришли местные лесники и охотникии благодаря именно им нашли парня иеслибы не охотники то все могло сложиться куда трагичнее.И чаем напоили постражталого не ваш женя а имонно охотники иблагодарить нада именно их а не вашего Женю.А что касается второго то действительно ево нашли случайно,и ваши спасатели тянули ево из гор как каковото зверя веревками дажа впакет для трупов непаковали.А стянувши на дорогу бросили тело сели у машину и поехали даже непогрузи его на машину Уж потом месные парни из уважения к человеку хоть и мертвому погрузили и отвезли куда надо.ПОЗОР ТАКИМ СПАСАТЕЛЯМ/

  3. аноним, ваш ник (анонимный) ни разу не внушает доверия, поэтому вы бы представились для начала официально, прежде чем оперировать такими безапелляционными выводами.

    А что касаемо «и ваши спасатели тянули ево из гор как каковото зверя веревками дажа впакет для трупов непаковали.» — таковы уж реалии нашего спорта. Именно в таком формате и проводятся спасательные операции, а по вашему как же труп нужно транспортировать с гор, на шезлонге и с оркестром? Простите, но вы сами хоть раз поучаствуйте в спасработах и поймете, какой это нечеловеческий труд и сколько опасности в себе таит спуск с горы тела, не говоря уже о спуске живого пострадавшего.

  4. Я неоднократно участвовал в поиске пропавших людей,слава богу трупов неприходилось транспортировать с гор.Но поверте мне я ети горы истоптал вдоль и поперек,и очень большого труда ненадо чтоб погипшево доставить как полагается а не стянуть как собаку и бросить псреди дороги.Уж поверте мне я там вырос.Аблагодарить вам нада других людей за спасение друга,а ваш Женя цепляет себе чужие ордена и благодарности. PS.Закарпатье моя родина а горы моя жизнь,удачи вам в вашем спорте и помните горы ошибок непрощают они беспощадны хоть и нетакие уж и страшные как вы их описуете УДАЧИ

  5. Без вопросов, благодарность всем, принимавшим участие в спас операции.. и вряд ли охотники и Женя будут оспаривать свой вклад… Статья, все же, ставит целью не наградить отважных, а предупредить горячих.. Эту миссию она и выполняет.. Жене, местным лесникам и охотникам низкий поклон..

Добавить комментарий