alp.org.ua / Альпинизм / Когда человек хочет подняться на Эверест

Когда человек хочет подняться на Эверест

Руководитель Донбасской экспедиции на Эверест — 2012 Сергей Ковалев — о трудностях экспедиции, успехе Виталия Кутнего и тех самых «ужасах перильного альпинизма».

— Сергей, с какими трудностями пришлось столкнуться в этот раз?

— Первая трудность — малобюджетная экспедиция. Денег не хватало, приходилось на многом экономить. Не могли себе позволить, например, съездить вниз отдохнуть. В общем, это накладывало на все отпечаток. Собственно, у нас и сейчас остался долг примерно 130 тысяч. грн.

Второе — в этом году очень тяжелые погодные условия: холодно, сильный ветер. Это замедляло темп восхождения, конечно. Ну а в целом, гора, высота — обычные альпинистские сложности.

Сергей Ковалев

Виталий Кутней

— Как Виталий перенес восхождение?

— Виталик — просто молодец, действовал отлично. 5 лет в альпинизме не прошли даром. Он очень хорошо продвинулся. Благо, маршрут на Эверест технически в разы проще, чем то, что Виталий уже ходил с нами. На Пумори было значительно сложнее, да и Тянь-Шань, и Ама-Даблам — сложные технические восхождения. А Эверест — это в первую очередь высота.

Поэтому технически он был готов полностью, а физически — все-таки крепкий здоровый человек. К тому же у него была колоссальная мотивация только на успех, он был заряжен только на восхождение, и готов был биться за него до победы.

Эверест (8848 м)

— Ты сам не хотел в это раз подниматься?

— Не то чтобы «хотел — не хотел», просто не сложилось. Однозначно, такой заряженности на восхождение, как у Виталика, у меня не было. Передо мной стояла основная другая задача, да и вообще я с возрастом стал спокойнее относиться к своему пребыванию на вершине.

Сергей Ковалев

Конечно, есть вершины, на которых хочется побывать. На Эвересте я уже был. Конечно, если бы расклад был немножко другой, мы бы поднялись втроем. Но здесь уже пришлось тактические хитрости применить. Страданий по этому поводу я уж точно не испытываю.

— Как с питанием дело обстояло?

— Еда простая и незатейливая. Наверху в принципе почти ничего не ешь. Удалось запихнуть в себя пачку мивины или растворимой каши — радуйся. А внизу была самая обычная еда. Повар у нас непалец, он этим занимался.

Кулинарная особенность этой экспедиции разве что в том, что я вообще не лез в этот раз на кухню. Наверное, просто устал, лень было. Обычно я участвую активно, борщ какой-нибудь заставляю готовить. Тут же дальше окрошки у нас дело не пошло. Окрошка на пиве, ингредиенты стандартные. Бананы туда добавлять мы все-таки воздержались :)

Лагерь АВС на 6400

Кухня

— Сильно устал?

— Не на Эвересте устал, а в целом. Осенью 40 дней на Пумори и Ама-Даблам, плюс сейчас почти два месяца. Полугода мало для восстановления после больших экспедиций.

— В первую попытку ставить лагерь на 7700 вам пришлось вернуться из-за непогоды, срывало палатки…

— Ну непогода. Ну срывало палатки. Да штатная ситуация, ничего особенного в ней нет. Приятно, что это происходило не на серьезной высоте. Ну да, 7000, но даже если порвет палатку, и ты останешься на улице, до утра доживешь.

Лагерь-1 на 7000

Лагерь-1 на 7000

В конце концов, можно просто спуститься, веревки висят. Это не было чем-то из ряда вон выходящим. Просто дополнительная усталость. В такой длинной экспедиции на большой горе силы нужно экономить всегда, с первого дня, потому как их все равно будет впритык.

Так что это была просто борьба со стихией, достаточно выматывающая, но страха никакого не было. Ну ураган, ну порвало палатку…

Лагерь - 2 на 7700

Путь на Северное Седло

— Планы на будущее?

Никаких пока. Вероятно, отдых. Обычно у нас заканчивался один проект, и уже была наготове следующая идея. Пока конкретных вариантов нет. Есть просто общее с Анатолием Романовичем желание делать массовые молодежные проекты. Но каким именно образом это будет развиваться, я пока не знаю.

— Сейчас активно обсуждают на экстремальных ресурсах «ужасы перильного альпинизма», очереди на Эвересте, как в час пик в метро и т.д. Твое отношение к этому?

— Да, людей достаточно много. С севера более ста человек европейцев, плюс человек сто шерпов, плюс китайская и индийская армия. Получаем реально человек 300, желающих подняться на вершину. По сравнению с южным, маршрут с севера проще (гребень шире и положе), есть где разминуться. И все равно существует пара мест, в которых по-любому все соберутся, как в бутылочном горле. Например, second step, вторая ступень, там висит дюралевая лестница. В нашем случае такого столпотворения не получилось. На фото видно, человек 20 идет, это вообще ничего.

— Это потому что с ночи вышли?

— Не только. Это потому что грамотно разделились и распределились. Еще утром народ разбился на группы человек по 20 с периодом выхода час. Виталик выходил в 11 ночи, утром были на вершине, они нигде не стояли, не застряли.

Штурмовой лагерь на 8300

К вершине!

Восхождение на Эверест

Такого столпотворения, как на Южном склоне, не было. И это очень хорошо. Причем не с точки зрения каких-то «высоких» материй и соображений, это просто вопрос безопасности. Лишняя ночевка на такой высоте может погубить. Те, кто выходили последними, не успели спуститься в тот же день ниже. Если Виталий в день восхождения уже ночевал в АВС на 6400, то тем, кто ночевал на 8300, конечно, пришлось гораздо хуже.

— Твое отношение в целом к коммерческим восхождениям на Эверест, так волнующим нынче экстремальную общественность?

— Очень спокойное. В вертикальном мире, в горах всегда есть место для приключений. Это не проблема. Отойди на 10 шагов, лезь по другому маршруту. Для кого цель оправдывает средства, тот идет таким образом. Почему нет? Люди точно так же любят горы, им точно так же хочется быть на вершине, как, например, Месснеру. Просто у них есть только эта возможность полезть на гору. С чего вдруг их нужно лишить этой возможности? Разговоры насчет «этично» — чушь. В этом вопросе каждый сам себе этик. Человек хочет подняться на Эверест. Ему предоставляется такая возможность. Всё.

Восхождение на Эверест

Непогода

— И при этом он не может или не хочет потратить полжизни на подготовку.

— Да. В конце концов, не готов тратить полжизни на подготовку, а готов потратить деньги. Не вижу препятствий.

Тем более, если уж совсем по большому счету, спортивный стиль так называемый, когда идет человек, допустим, без шерпов — это немного иллюзия. Одно дело — Месснер был один на горе летом, не в сезон, когда никого не было. Это спортивно, да. А когда ты идешь по перилам, провешенным шерпами, и как бы понимая, что если что — ты возьмешь кислород… И рассказывать про то, какой ты соло и одиночка, и вообще без кислорода — а вокруг тебя сто человек, и в общем-то ты всегда можешь взять кислород у кого-то, если вдруг…  Постараешься не взять, да. Но возможность — есть.

Тот же Ули Штек говорил, что подняться на Эверест без кислорода — это была его мечта, он ее исполнил, отлично. Но при этом перед восхождением подтвердил, что, конечно, будет использовать перила, потому что он адекватный человек.

Если ты сам ходишь всерьез, зачем тебе распространяются об «ужасах коммерческих восхождений»? Не обязательно же самоутверждаться за счет тех, кто идет иначе. Есть другие возможности для самоутверждения, в общем-то. Да, перила, очередь, кислород — это не так красиво и эстетично, теряется приключение. Ну так отойди на 100 метров в сторону от маршрута, и будет тебе приключение.

А прочее — пена. Так что, на мой взгляд, обсуждения высосаны из пальцы. Пойди сходи, а потом говори.

— Симоне Моро очень, скажем так, обтекаемо высказался об атмосфере базового лагеря.  «Это бизнес…» Что скажешь по поводу?

— Я не знаю, что такое ужасное прямо находят в этой самой атмосфере базового, честно говоря. Я только оттуда вернулся. Мне она никогда не казалась какой-то особенной, все обычно. Какой-то глобальной конкуренции из-за чего-либо я тоже не вижу. Перила провесили — лезьте все, в чем проблема? Не сегодня, так завтра, послезавтра.

Эверест (8848 м)

Не очень понимаю в принципе суть этих обсуждений. Вероятно, закон относительно замкнутого круга людей, который начинает со временем вариться в собственном соку, и возникают, сплетни, обсуждения, косые взгляды и т.д. С другой стороны, как заметил сам же Симоне Моро — в городе это все выглядит гораздо хуже.

В общем-то, никто же не мешает тебе не жить вообще в базлаге. Стань в трех минутах от него — такой же ледник. С юга мне вообще не нравится базовый лагерь. Огромная помойка на леднике. Поэтому мы прошлую экспедицию жили чуть в стороне, и я вообще не понимаю, о чем речь. Меня не интересовало особо, что там делается.

Все происходящее на Эвересте можно оценивать по-разному. Если человек хочет оставаться в стороне от чего-то, ему неприятного, он может просто отойти на 20 м. в сторону. Когда мы поднимались на Эверест в 2008 году, мы просто вышли на 3 дня позже всех. Не то что на вершине, на горе никого не было. С 7000 до вершины — мы были одни. Навстречу нам спустилась двойка бразильцев, и все.

— То есть вы переждали пик?

Да, хотя под горой было человек 400, из которых 300 поднялись. Мы их вообще не видели на горе. Так что для приключений место всегда есть, хочешь остаться один — подожди 3 дня или наоборот — выйди пораньше. Или таки отойди на 20 метров …

Источник статьи: vertikal.biz

  1. » Если ты сам ходишь всерьез, зачем тебе распространяются об «ужасах коммерческих восхождений»? Не обязательно же самоутверждаться за счет тех, кто идет иначе. Есть другие возможности для самоутверждения, в общем-то. Да, перила, очередь, кислород — это не так красиво и эстетично, теряется приключение. Ну так отойди на 100 метров в сторону от маршрута, и будет тебе приключение.»

    Хорошо сказал.

Добавить комментарий