alp.org.ua / Скалолазание / Дэниэль Вудс о скалолазании и о том, куда оно движется

Дэниэль Вудс о скалолазании и о том, куда оно движется

В последнее время я много думал о том, куда движется скалолазание. Минувшие десять лет лазание развивалось семимильными шагами. Я помню, как читал новости о Fred Nicole, предложившего категорию 8С (v15) для Dreamtime, о Дейве, который проложил Историю Двух Миров 8С (v15) и Крисе Шарме, оценившего в 9a+ свой Realization (15a). Все эти прохождения стали прорывами в истории, а их авторы – пионерами «жесткого» лазания и иконами спорта. Я наблюдал за этими людьми с тех пор, как они совершили невозможное, и то же самое хотел совершить я сам.

По моему мнению, для своего поколения эти люди сделали не меньше, чем Джон Шерман (John Sherman), Гилл (Gill), Линн Хилл (Lynn Hill), Конрад Анкер (Conrad Anker), Питер Крофт (Peter Croft) и Вольфганг Гюллих (Wolfgang Gullich) сделали для своего. Шерманн изобрел шкалу сложности «V» и этим раздвинул границы, Линн свободно пролезла The Nose, Гюллих перепрыгнул целых две буквы и проложил свой Action Directe 9a. Конрад несколько раз взошел на Эверест без кислорода. Все эти люди кардинально изменили лазание и посеяли дух вдохновения в следующее поколение спортсменов.

Цикл этот кажется бесконечным. Сейчас у нас есть такие клаймеры, как Адам Ондра и Энцо Оддо, которые низвергают основы и устанавливают новые правила. Я назвал только двоих, но в реальности на подходе уже сотни мутантов, которые втопчут в грязь все наши современные ценности и поднимут скалолазание на новый уровень. Это логичное предположение.

Главное отличие, которое я вижу,- это ресурсы, имеющиеся сейчас и недоступные в прошлом. Тогда лазание было чем-то вроде катания на скейтах, когда подростки Догтауна прикручивали к доскам колеса и рвали улицы в клочья. Это был молодой спорт, которому еще много предстояло постичь. Стендов еще не было в таком количестве, а специфичные тренировки не были придуманы. Даже когда стал заниматься я, не было ни системных наработок, ни видео в HD-качестве, ни доступных скалодромов. И единственным способом совершенствоваться было само лазание. Да, это важно, но не менее важны и специфичные тренировки, которые могут поднять ваш потенциал на новый уровень. Вспомните о спортсменах-Олимпийцах. Они тренируются 4 года, чтобы подготовить себя к главному событию – Олимпиаде. Следят за диетой, смотрят кучу видео и во всем следуют указаниям тренеров, которые помогают им пройти в ад и вернуться обратно.

Когда я жил в Инсбруке, я был поражен тем, как много сильных атлетов там выросло. И я быстро понял, почему. Дети очень рано начинают тренироваться, получают базовые навыки, от которых потом могут прогрессировать. В Инсбруке одни из самых лучших возможностей для скалолазания — как в трудности, так и боулдеринге.

В этом схожесть Килиана Фишхубера, Анны Штор, Якова Шуберта, Дэвида Ламы и Ангелы Айтер – все доминирующие спортсмены отлично лазают на естественном рельефе. Если есть ресурсы и мотивация, прогресс неизбежен. Сейчас обычны 14a и v6? Следующее поколение поднимет планку, и цикл начнется снова, потому что ресурсы и исследования продолжат развиваться.

Если бы скейтбординг не отошел от классической доски «banana board», прыжки с лестниц так и не стали бы обычным делом. Разрабатывались более легкие доски, подвески и колеса, менялась форма деки, увеличивался «конкейв» — это позволяло прыгать выше и делать новые трюки. Так строилась дорога для скейтеров — таких, как Тони Хок (Tony Hawk). Это был колоссальный прогресс в скейтборде, который прошел от простого рассекания улиц до 9-метровых прыжков. И все потому, что развивались ресурсы и снаряжение.

В скалолазании обвязки, туфли, веревки, оттяжки, маты и даже магнезия быстро совершенствуются. Сейчас есть все, чтобы перевести лазание на новый уровень. С лучшим снаряжением, скалодромами и тренировочными программами скалолазание уже сейчас может выйти на новый уровень и развиваться дальше.

Фото: Geoffrey McAllister

Вот почему уже сотня человек уверенно лазают 9а или 8B+ и сложнее. И это не значит, что категории надо понижать, просто все больше и больше людей вовлекаются в спорт и прогрессируют. Я думаю, что мы не все время будем лазать максимум 9а и 8В+. Технически 8В+ уже была пройдена флешем! Адам флешем прошел Confessions, а ведь это безумно тяжело. Я потратил на него 5 дней. Клаймеры как Ramonet, Patxi, Adam, Sylvain Millet, Dani, Enzo, Steve McClure, Jakob, David, Kilian (список тянется далее) лезут 9а и сложнее за ограниченное количество попыток. И это не значит, что маршруты эти в реальности легче. Просто все больше и больше скалолазов выходят на этот уровень.

Крис впервые вывел скалолазание на уровень 9b, но я уверен, что не за горами 9b+. Я думаю, что в реальности можно выйти на уровень v17, 18 и 19. Почему нет? Стольким поколениям еще предстоит появиться и преодолеть эту границу. Я предвижу выход на уровень v17 и 18 – для этого надо лишь найти кусок скалы, который сможет обеспечить такую сложность.

Мне нравятся категории сложности – они мотивируют тебя лезть все более сложные маршруты и прогрессировать. Категория отмечает нечто цифрой и этим говорит нам, что это хорошо.

Как много факторов играют роль в лазании! Рост, гибкость рук, сила пальцев, техника и прочее. Нет точного способа оценить, насколько сложным будет тот или иной маршрут. Какая-нибудь длинная сволочь придет, сделает несколько движений на несуществующих пассивах, и для него это будет лишь v10, а для кого-нибудь низкорослого маршрут покажется на все v15 или даже окажется невозможным, хотя упомянутые v10 он лазает уверенно.

Низкорослый клаймер, в свою очередь, легко вылезет проблему из коротких движений, где высокий просто не сможет сложиться нужным образом и испытает значительные трудности. И это будут два скалолаза одного уровня, но просто разного телосложения. Я испытал это на себе, когда работал на маршруте под названием Whats Left from the Bottom of My Heart, ключ которого включал длинное движение между двумя пассивами. Для меня это был максимум, и если бы я сам давал оценку маршруту, то назвал бы сложную v13. А Джимми Вебб (Jimmy Webb) и Брион Вогс (Brion Voges) (оба ростом метр восемьдесят) пролезли проблему за день, как если бы это была v5. Оба очень сильные скалолазы, но разного со мной роста. Для них этот боулдеринг показался как v12, но для меня он был сложнее.

Рост играет решающую роль в лазании, и я говорю об этом, будучи ростом пять футов семь дюймов, при том что рост среднего скалолаза-мужчины равен пяти футам десяти или одиннадцати дюймам. И это тоже мотивирует меня делать движения, которые кажутся невозможными для человека моего роста. Возможно, это лишь означает, что мне придется лишний раз прыгнуть на зацепу, которую другие смогут достать в статике.

У каждого свой стиль, и именно это делает этот спорт интересным. И у каждого будет свое мнение по поводу некоторых вещей, о котором нельзя будет сказать, правильное оно или нет.

Даниэль Вудс (Daniel Woods). Фото: Rob Frost

Я вижу, как прогрессирует скалолазание, и это доставляет мне радость. Это стиль жизни, от него нужно получать удовольствие и искать пути к большей мотивации. Нет правильных или ложных подходов к спорту. Спорт – как наша Вселенная. Он – бесконечен.

Автор: Даниэль Вудс (Daniel Woods)

Источник: http://danielwoods.us

Перевод: Alex Zu

Добавить комментарий