alp.org.ua / Остальное / Бои на Эльбрусе

Бои на Эльбрусе

Так высоко война ещё не поднималась. 21 августа 1942 года гитлеровские войска установили на Эльбрус свои флаги. Всё началось с того, что в ночь на 24 июля немецкие войска во главе с генералом Руоффа ворвались в город Ростов. С этого момента путь на Кавказ был открыт, и армия продвигалась дальше к горам.

Уже 5 августа был завоёван Ставрополь, 10 августа – Майкоп и Пятигорск, а 11 числа — Краснодар. У Черкесска командованием было принято решение о внедрении в сражение 49-го горно-стрелкового корпуса, в задачу которого входило пробиться в Закавказье. Дорога 1-ой альпийской дивизии «Эдельвейс» проходила через Эльбрус.

В это время отряд 99-го горно-стрелкового полка наступал вдоль Кубани. Они планировали обойти Эльбрус и закрепиться в районе Баксанского ущелья. Особенность отряда состояла в том, что руководил им капитан Грот, который за 3 года до этого побывал в Тырныаузе и поднимался к Эльбрусу. Имея при себе паспорт инженера-горняка, он без труда смог обследовать местность и поэтому по возвращении представил в германский штаб подробный отчёт об увиденном.

Капитан Грот

14 августа Грот приступил к выполнению задания. Немцы двигались уверенно, у каждого за спиной рюкзак, а в руках автомат. Их подход не остался незамеченным. Захватчиков обнаружили 17 августа сотрудники высокогорной метеорологической станции, которые находились на «Приюте Одиннадцати». Сотрудников было четверо: Александр Ковалёв, Зинаида Ковалёва, Яков Кучеренко и Василий Кухтин. В то утро они собирались уходить с красноармейцами в штаб кавалерийской части, в посёлок Терскол. Группа красноармейцев нашли укрытие в скалах и продолжили наблюдение за противником. Стало ясно, что это альпинисты «Эдельвеса», которые проходили специальную подготовку. Всего их было 120 человек.

Красноармейцы сообщили в штаб о ситуации, и от штаба был прислан отряд для боя. Бой оказался безуспешным – немцами была организована многоярусная оборона. Перестрелки продолжались ежедневно, несмотря на наступившую 1 сентября зиму, но никто не хотел сдавать позиции. Наши занимали участок на самом Эльбрусе, у 150-го пикета и «Приюта Пастухова». В отличие от красноармейцев, фашисты занимали более выгодное положение: они находились в помещении, у них было очень хорошее вооружение, пушки и миномёты.

Тем временем, группа капитана Грота водрузила на вершины Эльбруса свои стяги, за что в Германии их сделали национальными героями. Заголовки газет кричали: «Мы – хозяева Европы! Кавказ покорён!..» Но на самом деле флаги не имели, ни стратегического, ни тактического значения. Это было выполнение личного поручения фельдмаршала Листа (пунктик по флагам).

11 сентября советским войскам был отдан приказ выбить противника из «Приюта Одиннадцати» и базы «Новый кругозор». Задача была не выполнена: приходилось карабкаться вверх по глубокому снегу, а противник, находясь вверху, мог легко отслеживать передвижение красноармейцев.

27 сентября была более удачная попытка боя: потери были только у противника. Погода делала своё: немцы не могли идти дальше и все их действия сводились к обороне лагеря. Это привело к тому, что Гитлер отстранил от командования фельдмаршала Листа и дальнейшее руководство войск на Кавказе занимался лично.

Уже к началу 1943 года ситуация для альпийской дивизии Гитлера стала катастрофической. Дело в том, что советские войска уже успели приблизиться к Ростову, а это предполагало закрытие спасательного выхода из ловушки для войск противника. Всем группам Руоффа было приказано отступать, а егеря альпийских дивизий бежали из-под Эльбруса.

17 февраля советские альпинисты завершили выполнение приказа по устранению фашистских флагов. Взамен их Закавказский фронт приказал водрузить на вершины Эльбруса свои стяги. В группе альпинистов, которые выполняли это задание, были: А. Гусев, Е. Белецкий. Н. Гусак, Ю. Одноблюдов, А. Сидоренко, Б. Грачев, Г. Хергиани, Б. Хергиани, В. Кухтин, Н. Моренец, А. Грязнов, А. Багров, Н. Персиянинов, Л. Каратаева, Г. Сулаквелидзе, А. Немчинов, В. Лубенец, Е. Смирнов, Л. Кельс и Н. Петросов. Несмотря на ужасную погоду, эти люди выполнили задание, а при подходе к восточной вершине обнаружили тела армии Грота, которые погребла сходящая лавина…

На северном склоне Санчарского перевала установлен памятник: воин-альпинист с развевающейся плащ-накидкой на плечах, с автоматом и ледорубом в руках. Постамент украшает надпись:

“Они любили горы, как жизнь,

Но Родину любили больше жизни.

Бойцам и командирам отдельных горнострелковых отрядов”.

Памятник Героям обороны Приэльбрусья

Источник статьи: strahu-net.com

3 Комментариев

  1. Реакция Гитлера на это восхождение на Эльбрус: (Альберт Шпеер, воспоминания. Гл.17):
    И профану становилось очевидным, что наше наступление выдохлось. Тут
    поступило сообщение, что подразделение горных егерей овладело Эльбрусом,
    самой высокой точкой Кавказа, пиком, окруженным обширными глетчерами, и
    установило на нем германское боевое знамя. Конечно, это было бессмысленное
    дело; впрочем, вполне безобидного свойства (6), всего-навсего приключение
    заядлых альпинистов. Мы все проявили даже определенную снисходительность к
    этому эпизоду, казавшемуся нам совершенно незначительным и несущественным.
    Мне уже до этого приходилось видеть Гитлера в бешенстве. Но редко он так
    взрывался, как по получении этого донесения. Припадок ярости длился
    несколько часов, как если бы этой выходкой был сорван весь его
    стратегический замысел. Даже несколько дней спустя он перед всем и каждым
    поносил «этих сумасшедших скалолазов», которых «следовало бы отдать под
    военный трибунал». В самый разгар войны они играют в свои честолюбивые
    игрушки, — продолжал он возмущенно, — занимают этот идиотский пик, когда
    он приказал сосредоточить все силы на прорыве к Сухуми. Из этого прекрасно
    видно, как выполняются его приказы.
    Срочные дела позвали меня в Берлин. Через несколько дней командующий
    кавказской группировкой войск был, несмотря на энергичное заступничество
    Йодля, смещен. Вернувшись через две недели в ставку, я застал Гитлера в
    ссоре с Кейтелем, Йодлем и Гальдером. Он больше не протягивал им для
    приветствия руку и не появлялся за совместным столом. Отныне и уже до конца
    войны он приказывал накрывать для себя в своем бункере, куда лишь очень
    редко приглашались самые избранные. Отношения Гитлера с его военным
    окружением были навсегда испорчены.

  2. > Тут поступило сообщение, что подразделение горных егерей овладело Эльбрусом.

    Я вот не первый раз слышу это название — «горный егерь». Любопытно стало, какую же они функцию исполняли? В наши времена такой профессии нет, есть лесник, лесной егерь, а вот что делали горные егеря — мне не ясно.

Добавить комментарий